Институт Национальной Памяти

Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Ржев, Саранск, Ижевск

 

Институт
Национальной
Памяти

Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Ржев, Саранск, Ижевск

1917 год на страницах перестроечной прессы

1917 ГОД НА СТРАНИЦАХ ПЕРЕСТРОЕЧНОЙ ПРЕССЫ: ОТРАЖЕНИЕ ИДЕЙНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ УСТАНОВОК ВЛАСТИ В ПУБЛИКАЦИЯХ ПО РЕВОЛЮЦИОННОЙ ТЕМАТИКЕ

 

 

 

В 1987 г. на страницах советской прессы развернулась масштабная информационная кампания, посвященная юбилейным октябрьским событиям. Для советского времени свойственно, что основной фронт идеологической работы был сфокусирован вокруг крупных юбилейных дат. В год 70-летия Октября власти поставили цель наполнить дату новыми смыслами.В данной публикации мы проанализируем на примере двух изданий реформаторского толка – журнал «Огонек» и русскоязычные «Московские новости» - какие новые смыслы придавались революционным событиям и как актуализировался образ Октября, Ленина и ленинской гвардии в годы перестройки.

Идейной основой информационной кампании и доклада М.С.Горбачева стал тезис: перестройка – продолжение дела Октября. Впервые эта мысль была четко выражена в докладе М.С. Горбачева «Октябрь и перестройка: революция продолжается» на заседании ЦК КПСС, Верховного Совета СССР и Верховного Совета РСФСР, посвященном 70-летию Великой Октябрьской  революции 2 ноября 1987 г. В первой части доклада глава партии бегло дал обзор советской истории. Представленная в нем трактовка исторических событий легла в основу публикаций в массовой печати на исторические темы, а также повлекла за собой серьезные изменения в деятельности профессиональной исторической науки.

 

М.С. Горбачев неоднократно отметил в докладе огромное значение Октябрьской социалистической революции как для истории России, так и для мировой истории,[1,с.3]подчеркнул необходимость «серьезного и основательного анализа исторического значения Октября, всего того, что сделано за семь последних десятилетий».[1,с.4] Обращение к истории представляется, по словам М.С. Горбачева, особенно актуальным в перестроечные годы в силу того, что «именно в развитии социализма, продолжении идей и практики ленинизма и Октября мы видим суть наших сегодняшних дел и забот, свою первейшую задачу и нравственную обязанность». [1,с.4]Октябрьская революция показана в докладе как закономерный результат многовековой борьбы трудящихся за свободу и мир, альтернативы которому в ХХ веке не было, как поистине народная революция, подготовленная всем ходом мирового развития, «от великих гуманистов прошлого до пролетарских революционеров ХIХ и ХХ веков»,[1,с.5] воплотившая в себе мировую революционную традицию, достижения культуры и просвещения – «духовные искания просветителей ХVIII столетия, героев и мучеников декабристского движения, пламенных трибунов революционной демократии, нравственное подвижничество великих деятелей нашей культуры». [1,с.5]

Анализ доклада дает возможность выделить некоторые важнейшие моменты, которые оказали влияние,  как на политическое сознание общества, так и на историографические процессы. Во-первых, автором доклада была высказана необходимость переосмысления исторического прошлого страны, прежде всего, официальной концепции советской истории. Во-вторых, было  четко обозначено направление и тематика пересмотра советской истории. В-третьих, новая концепция истории должна была выстраиваться в соответствии с политической доктриной «обновления социализма» и служить цели ее обоснования. В-четвертых, М.С. Горбачев вводит в оборот и активно использует в качестве ключевых понятия «административно-командная система», «деформации социализма», «сталинские преступления», что так же предопределяет ракурс «переосмысления». В-пятых, в оценке личностей четко проводится разделение  на «героев» и «антигероев», что с одной стороны, схематизирует и упрощает историю, с другой - делает ее максимально доступной массовому читателю. 

 

 В-шестых, и это имеет особое значение, доклад положил начало концептуальным и содержательным изменениям в сфере профессиональной исторической науки. Постановка абсолютно новых тем советского периода и новая трактовка многих прежних напрямую затронула положение в сфере историографии советской истории и в корне изменила его. Переживая в первые перестроечные годы серьезный историографический кризис, отечественные историки приступили к исследованию поставленных в докладе проблем, касающихся исторического прошлого страны.[2,с.23]

Заложенные в горбачевском докладе идеи стали ориентиром для реформаторского крыла перестроечной прессы. В 1987 – 1989 годах, в точном соответствии с содержанием доклада, отмечается всплеск публикаций, рассказывающих о ленинском наследии, Октябрьской революции, нэпе («октябриана», «лениниана» и т.д.).  В газетах и журналах сразу появилось множество рубрик, под которыми постоянно публиковались материалы на исторические темы («Правдинские пятницы» («Правда»), «Листая подшивки» («Аргументы и факты»), «Переписка на исторические темы» («Советская Россия»), «Мы родом из Октября» («Советская культура»), «Исторический клуб» («Неделя»), «Из архивов партии» («Известия ЦК КПСС»), «История и ты» («Юность»), «Из истории современности», «Говорят документы», «Хранить вечно», «Свидетели обвинения» («Огонек») и др.).

Пропаганда этих идей всеми жанрами журнальных публикаций, введение нового фактического материала, ранее неизвестного читателю, составило основное содержание исторической информации на страницах «Огонька» в 1987-1988 годах. Большинство тем, лидировавших в журнале в 1987 году, теснейшим образом переплетены с темой Октябрьской революции – это касается тем В.И. Ленина, «ленинской гвардии», Н.И. Бухарина, Гражданской войны. Последнюю уместно объединить с темой Октябрьской революции – при этом сохраняется смысловое, содержательное единство обеих тем.

    В 1987 году революции посвящено максимальное, по сравнению с другими годами, количество публикаций. Под рубрикой «1917–1987» вышли самые разнообразные материалы об Октябрьской революции. Так, в материале О. Петриченко «Чтобы плыть в революцию дальше» рассказывается о долгой  и сложной судьбе знаменитого крейсера «Аврора», которому  в 1987 году исполнилось 85 лет  с момента спуска корабля на воду. Лейтмотивом выступают слова, в которых устанавливается неразрывная связующая нить между событиями 1917 года и перестройкой: «Но не окончен бой. Продолжается поход, и многое предстоит сделать, чтобы плыть  в революцию дальше».[3,с.1]Большинство публикаций отличает стремление в максимальной степени передать атмосферу событий 1917 года, непоколебимую веру ленинского поколения революционеров в идеалы Октября. Это видно в статье Н.  Храбровой «Четверо» о четверых оставшихся в живых к 1987 году эстонских большевиках, партийный стаж которых насчитывает 70 лет – с 1917 года. В рассказах этих людей, убежденных коммунистов, об Октябрьских событиях 1917 г. «чувствовался  (…) гул, цвет и пороховой запах этого года».[4,с.6-7]Лидеры Октябрьской революции, большевики оцениваются в статьях этого периода исключительно позитивно.

    Активно привлекая читателей к участию в обсуждении темы Октябрьской революции, редакцией на страницах журнала был объявлен в 1987 году конкурс «Октябрь в моей жизни», в ответ на который сразу пришло множество читательских писем. В «Письме внуку» К.М. Дулова рассказывает о своих родителях – участниках Гражданской войны, завершая свой рассказ словами напутствия внуку: «Не считай, что сегодня легче: перестраивать еще труднее, чем строить заново».[5,с.16]Эти слова адресованы, по сути, всем читателям «Огонька».

    Положительный эмоциональный фон отличает все материалы об Октябрьской революции в 1987-1989 гг. Примером может служить публикация отрывка из книги известного американского коммуниста Джона Рида «Десять дней, которые потрясли мир». Говоря об октябрьских событиях 1917 года, автор утверждает, что «если бы в тот момент не удалось удержать власть, то (…) уже в декабре войска императорской Германии были бы в Петрограде и Москве и Россия снова попала бы под иго какого-нибудь царя (…) Русская революция есть одно из величайших событий в истории человечества».[6,с.12]

 Наряду с Октябрьской революцией центральное место на страницах «Огонька» заняли публикации о Ленине, ленинских идеях, его деятельности как вождя партии и руководителя советского государства, содержании «ленинского социализма». С 1987 года значительно увеличивается число материалов о соратниках В.И. Ленина («ленинской гвардии»). Материалы – преимущественно персоналии - идут в русле общей для печати того времени линии на раскрытие «белых пятен» истории, хронологически появление «новых» имен, «ленинская гвардия» на страницах журнала непосредственно связано с публикацией решений реабилитационной комиссии Политбюро ЦК КПСС и Президиума Верховного Совета СССР. Исторические характеристики этих людей исключительно положительные, создающие образ героя революции.

Весь 45 номер «Огонька» (7 – 14 ноября) посвящен юбилею революции. Этот выпуск построен как своего рода летопись, он включает в себя выборочные ноябрьские материалы из шести юбилейных «Огоньков» (1927, 1937, 1947, 1957, 1967, 1977 гг.). Открывает номер отрывок из доклада М.С. Горбачева «Октябрь и перестройка: революция продолжается», предопределивший содержание всего юбилейного номера журнала: «В октябре 1917 года мы ушли от старого мира, бесповоротно отринув его. Мы идем к новому миру – миру коммунизма. С этого пути мы не свернем никогда».[7,с.3]

Неизменно во всех материалах сорок пятого номера сохраняется позитивно – восторженное отношение к Ленину. [7,с.10-11] Так, в рубрике «Мгновения истории» были опубликованы снимки П. Лукницкого, отражающие революционные события 1917 года, и комментарии к ним. В этих комментариях автор приводит свое стихотворение, посвященное встрече с В.И. Лениным, наполненное теплом и восхищением: «То наш Ильич!». Героями материалов являются люди  различных профессий – режиссер (интервью с С.В. Образцовым, который уже давал интервью корреспонденту «Огонька» в 1937 г.), шахтер (репортаж о шахте Лидиевки, как в 1947 г.), нефтяник (о городе нефтяников – Октябрьске, материал был опубликован в 1967 г.), политик (беседа с министром культуры, как в 1957 г.). Все публикации рассказывают о жизни и работе советских людей, об их успехах и достижениях, что формирует, несомненно, положительное восприятие своей страны, прошедшей такой длинный и трудный исторический путь и находящейся на пороге великих перемен. У читателя формируется чувство сопричастности этому общему, большому делу, необходимости по мере сил способствовать, помогать стране идти к социализму. 

Характерной чертой всех публикаций о революции является наличие параллели с современностью, с перестройкой. Так, в статье, посвященной 200-летию Великой Французской революции, Лев Овруцкий выделяет общие черты революций во Франции и в России. В центре внимания автора – проблема воспитания «нового человека», поставленная деятелями первой революции и подхваченная лидерами второй. И первые, и вторые понимали, что главное – не захват власти, а умение удержать ее, для чего необходима широкая социальная опора. [8,с.26] Эта мысль как никогда актуальна в 1989 году, поскольку и успех перестройки зависит от наличия социальной опоры, широкого слоя людей, готовых бороться за него. 

Главная мысль юбилейной информационной кампании 1987 года  - «Октябрь продолжается», существует неразрывная связь Октября и перестройки - отчетливо прослеживается и в публикациях газеты «Московские новости». Из всего периода перестройки на 1987 год пришлось самое большое количество публикаций, посвященных Октябрьским событиям и личности В.И.Ленина. Если всего в 1987 году на страницах «МН» вышли в свет 36 исторических публикаций, то из них на темы «лениниана» и «октябрина» пришлось 19, что составило  53%  от общего числа. Однако просто актуализации революционной тематики в 1987 году оказалось недостаточно, требовалось изменение риторики коммеморации Октября.

Так, например, в статье «Читая том за томом», которая выходит накануне дня рождения Ленина, автор, Дмитрий Казутин, проводит параллель между сегодняшними раздумьями над судьбой перестройки и теми тревожными мыслями за судьбу революции, что высказывал Ленин в своих работах: «Не сродни ли этому беспокойство за судьбу перестройки, которое существует в общественном мнении? Хватит ли сил на этот раз? Ведь мы были свидетелями, как после несовершенных 20 лет назад радикальных по замыслу реформ началось это самое гниение…».[9]

В той же публикации Д. Казутинподчеркивает и новое отношение к Ленину, которое формировалось на тот момент в обществе. «Редакция поручила мне написать статью к очередной ленинской годовщине. Пару лет назад такое поручение не застало бы меня врасплох.  Существовал набор канонических образцов для статей такого рода».[9]Теперь, по словам автора, требуется иной подход.

Таким образом, даже краткий анализ публикаций по революционной тематике в двух изданиях показывает, что в юбилейный год в коммеморацииОктября появился дополнительный пласт: государству было необходимо не просто обновить  миф  об октябрьских событиях, а прежде всего, закрепить в культурной памяти советского общества ассоциацию перестройки и революции, а также начать процесс отмежевания от сталинского периода. Дискурс «обновленного социализма» стал первым шагом к антисталинскому дискурсу, в полной мере развернувшемуся на страницах газеты в ближайшее после юбилейных мероприятий время и далее в 1988-1989 гг.

К теме исторического прошлого М.С. Горбачев возвращался неоднократно, особенно важны его выступления на февральском пленуме ЦК КПСС, на Х1Х Всесоюзной конференции КПСС и др. В 1990 году в горбачевской трактовке Октябрьской революции и социалистического выбора страны заметны новые акценты. В «Слове о Ленине» 20 апреля глава государства еще называет Ленина крупнейшим мыслителем ХХ века, политиком, для которого главными всегда оставались интересы народа. М.С. Горбачев отметил огромный вклад Ленина в развитие социалистической идеи, Октябрьская революция по-прежнему считается им вершиной всемирно-исторического прогресса.[10] Однако в докладе на Российской партийной конференции 19 июня 1990 г. эти оценки не получают развития. Не упоминается ни о роли В.И. Ленина, ни о значении Октябрьской революции. М.С. Горбачев впервые открыто заявляет о необходимости «быстрейшего перехода к регулируемой рыночной экономике»,[10, с.10] признавая тем самым неудачу политики «обновления социализма», ни слова не говорит о темах истории, ранее обязательных (Октябрь 1917 г., Ленин, социалистический выбор страны). Аналогичен по содержанию «Политический отчет Центрального Комитета КПСС ХХУШ съезду КПСС и задачи партии» от 2 июля 1990 года. Обращение к исторической тематике присутствует только в качестве обоснования тезиса о том, что «нам досталось крайне тяжелое наследие».[11, с.5] Таким образом, к осени 1990 года стала очевидной смена позиции М.С. Горбачева с «обновления в рамках социалистического выбора 1917 года» на «обновление» через переход к рыночной экономике, что, по сути, означает поворот в сторону «отрицания социализма» советского образца.[2,с.38]Таким образом, в 1990 г. «обновленческая» позиция вытесняется другой, критикующей «ленинский социализм» и, в конечном итоге, отрицающей все его основные идеалы, политической линией.

Перестроечная пресса моментально отразила новые векторы политической мысли. На страницах «Огонька» проявились принципиально разные подходы в перестроечной литературе к Октябрьской революции. В 1989 г. в «Огоньке» развернулась дискуссия. Историк В. Миллер  в ответ на статью публициста В. Костикова «Сапоги из шагреневой кожи»[11, с.12-16] полемизирует с ним по ряду вопросов: место Октябрьской революции в истории, роль В.И. Ленина, альтернативы Октябрьской революции в 1917 г., возможность коалиции левых сил, судьба Учредительного собрания. Миллер приводит сказанные на «круглом столе», посвященном Октябрьской революции, слова известного историка Г.З. Иоффе о том, что в литературе образовались две тенденции – неомонархическая и неолиберальная. «Одна содержит в себе монархический, точнее – неомонархический элемент, склонна видеть в революции не только Октябрьской, но и Февральской результат неких «инонациональных» сил, приведших Россию в состояние смуты и разрушения. Другую тенденцию условно можно назвать «неовеховской», неолиберальной. Ее сторонники утверждают, что Октябрьская революция была не нужна, что надо было остановиться на Февральской».[12,с.7] Выражением «неовеховской» (или кадетской) тенденции Миллер и считает статью Костикова. Эти публикации исключительно важны. В журнале проявилась впервые новая, пока едва уловимая, линия отрицания Октября. 

    В «Московских новостях» также прослеживаются новые тенденции в трансформации «октябрины» и «ленинианы». Основной идеологемойв 1988 году уже было не столько «назад к Ленину», сколько дихотомия «правильного Ленина» и «демонического Сталина», так как на страницах газеты развернулась активная антисталинская кампания.  В 1989 году ленинизм и сталинизм в общественном сознании постепенно начинают восприниматься явлениями одного порядка, и эта тенденция будет нарастать, пока отношение к Ленину не станет отрицательным.

Подводя итог, мы можем сделать следующие выводы: для осуществления реформаторских шагов Горбачеву необходимо было актуализировать революционное прошлое вместе с его энтузиазмом, романтической риторикой и жаждой обновления. Семидесятилетний юбилей оказался не просто очередным поводом устроить «место памяти» и освежить в коллективной памяти миф об Октябре, как краеугольном камне советского общества. Информационная кампания была направлена на то, чтобы прочно связать в национальной памяти, что все реформаторские шаги – это продолжение Октября, а Горбачев – продолжатель Ленина, который отметает сталинское наследие.

 

 

 

 

 

     

 

 

 

Просмотров статьи:

69

Автор статьи:

Гордина Е.Д., д.и.н., проф., зав. каф. МИиФН Нижегородского Государственного Технического Университета им. Р.Е. Алексеева

Авторы статьи:

  • Новикова М.В., аспирант НГТУ им. Р.Е. Алексеева, главный специалист пресс-службы Администрации Нижнего Новгорода
  1. Горбачев М.С. Октябрь и перестройка: революция продолжается. Доклад на совместном торжеств. заседании ЦК КПСС, Верховного Совета СССР и Верховного Совета РСФСР, посвящ. 70-летию Великой Октябрьской соц. Революции в Кремлевском Дворце съездов, 2 ноября 1987 г. / М.С. Горбачев. – М.: Политиздат, 1987. – 62 с.
  2. Гордина Е.Д. Отечественная история в массовой печати как инструмент формирования общественного сознания во второй половине 1980-начале 90-х годов (по материалам журнала «Огонек»). Монография. Н. Новгород. 2009.
  3. Петриченко О. Чтобы плыть в революцию дальше //Огонек. № 34. С. 1.
  4. Храброва Н. Четверо // Огонек. 1987. № 34. С. 6 – 7.
  5. Дулова К.М. Письмо внуку //Огонек. 1987. № 52. С. 16.
  6. Архив Джона Рида // Огонек. 1989. № 45. С.12.
  7. Горбачев М.С. Из доклада на торжественном заседании //Огонек. 1987. № 45. С. 3
  8. Овруцкий Л. «Новый человек», или двести лет одной иллюзии // Огонек. 1989. № 28. С. 26.
  9. Казутин Д. Читая том за томом // Московские новости. 19.04.87
  10. Горбачев М.С. Слово о Ленине Президента СССР, Генерального секретаря КПСС М.С. Горбачева на торжеств. собрании, посвящ. 120-й годовщине со дня рождения В.И. Ленина, 20 апр. 1990 г. - М.: Политиздат, 1990, с. 3 и др.
  11. Костиков В. Сапоги из шагреневой кожи //Огонек. 1989. № 32. С. 12-16.
  12. Миллер В. Истина или уступка моде?// Огонек. 1989. № 36. С.7.

Поделиться в социальных сетях: