Институт Национальной Памяти

Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Ржев, Саранск, Ижевск

 

Институт
Национальной
Памяти

Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Ржев, Саранск, Ижевск

Власть и общество. "Хрущевское десятилетие" по документам нижегородских архивов

…люди всегда были и всегда будут
глупенькими жертвами обмана
и самообмана в политике…
В.И. Ленин[1]

Что читал и говорил Хрущев делегатам ХХ съезда достоверно неизвестно
…пока не выявлена магнитофонная запись выступления Хрущёва…
Р.Г. Пихоя[2]

Анализируя прошлое, мы понимаем, что наше Отечество не имело блаженных времен, и жизнь русского народа всегда сопрягалась с преодолением сложных кризисов. Это в полной мере относится и к историческому временному отрезку 1953-1964 годов, персонифицированного в качестве «хрущевского десятилетия». Одни считают его «великим», другие, напротив, отчаянной попыткой спасти и приспособить к новым условиям советскую систему путем экспериментирования и принятия волюнтаристских решений.

Использование вновь открывшихся документов, преодоление барьеров секретности, дали возможность с большей или меньшей степенью объективности взглянуть на советскую систему рассматриваемого десятилетия в ракурсе социально-политических проблем.

Важным фактором в изучении темы стало рассмотрение ее на базе документации региональных архивов, что отразило стремление историков выявить причины тех глубинных противоречивых трансформаций социально-политических отношений, которые переживала Россия, тогда СССР в «хрущевское десятилетие». Подобные документы исключительно важны как для понимания региональной истории, так и для уяснения характеристик общероссийского исторического процесса, о сути которого в последние годы вполне обоснованно и закономерно ведутся напряженные дискуссии[3].

В фондах Государственного общественно-политического и Центрального архивов Нижегородской области[4], в настоящее время доступны рассекреченные документы Горьковского обкома[5], горкома и райкома КПСС, Министерства внутренних дел, частично прокуратуры, Горьковского автозавода, Автозаводского райкома КПСС и многие другие, а также чрезвычайно ценный источник - письма во власть тружеников предприятий, колхозов, творческой интеллигенции, студенчества, учащихся, которые открывают дополнительные возможности для изучения жизни советского общества и его взаимоотношений с существовавшей в эти годы властью на примере крупнейшего в России региона – Горьковской области. Можно лишь отметить, что такая история имеет не только региональный срез, но отражает в целом общероссийские экономические, социальные, политические и культурные проблемы советской государственности в ХХ веке.

Рассекреченные документы региональной истории рассматриваемого периода дают возможность изучить на основе их анализа такие достаточно многомерные аспекты обобщающей темы «власть и общество», как: социально-экономическая политика власти, колхозное крестьянство и деревня; правосознание и законность; осмысление обществом проблемы «культа личности»; власть и церковь, попытки демократизации жизни, реформирование экономики, материально-бытовые условия жизни населения, интеллигенция и власть, идеологическая практика и ее влияние на общественные настроения, и многие другие.

В формате небольшого объема можно обратиться к отдельным аспектам темы, касающихся своего рода советского феномена в отношениях общества и власти в рассматриваемый период, причем именно с точки зрения слоев общества. Можно напомнить, что в свое время В.И. Ленин достаточно цинично рассуждал о том, что «…люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике…».

Как известно, «хрущевский период» отличался, прежде всего, разоблачением культа личности Сталина. Документы свидетельствуют, что в марте 1953 г. во властных структурах и в обществе горьковского региона царили настроения, в целом определявшиеся такими высказываниями как: «Сталин, никогда не умрет…», «надо сплотиться вокруг ЦК», «сохранить сталинские заветы» и «его бессмертное наследие».

Но минует всего лишь год со дня смерти вождя, и уже в 1954 г. в Горьковском обкоме КПСС начнут уничтожать «путем сожжения» ряд его работ и писем. Чувство скорби в связи со смертью вождя трудящиеся Горького вскоре сменят на гнев в адрес его верного сподвижника – Берии, который, как возмущенно говорилось тогда на митингах, «хотел привести нашу страну к капиталистическому строю». Судя по документам, только в одном Автозаводском районе Горького к трудящимся вышли две тысячи четыреста шестьдесят агитаторов, которые провели две с половиной тысяч бесед и читок газет по разъяснению политики партии. И, наконец, трудящиеся Горького в 1956 г. поддержали решения делегатов ХХ съезда партии, которые от имени почти семи миллионов членов КПСС того времени заявили о полном преодолении чуждого марксизму-ленинизму культа личности товарища Сталина. А на митинге на заводе «Красное Сормово» в присутствии секретаря горьковского обкома Н.Г. Игнатова токарь Годяев говорил: «…тов. Сталин оторвался от жизни, не вращался ни среди колхозников, ни среди рабочих, смотрел жизнь только по кинофильмам».

В июне 1957 г. общественность региона в ходе многотысячных собраний и митингов вновь обратится к разоблачениям – теперь уже будут клеймить антипартийную группу Маленкова, Кагановича, Молотова, а вскоре и маршала Г.К.Жукова. И наконец, в 1964 г. трудящиеся Горьковского региона открыто на митингах и собраниях станут ругать уже самого Хрущева, называя его «козлом отпущения» и будут приветствовать нового лидера – Брежнева. Вот такой феномен или парадокс отношения народа к государственным руководителям.

Вместе с тем горьковский горком одновременно фиксировал и имевшиеся со стороны части общества раздумья: «Кому же верить, если в верхах у нас ведется борьба за власть?»

Рассекреченные документы дают возможность достаточно серьезно исследовать социально-экономическое положение в регионе и проследить так называемую рабочую тему. Материалы свидетельствуют о достаточно трудной жизни тружеников региона, в том числе рабочих крупнейших в стране заводов. Рассекреченная документалистика «хрущевского периода» вскрывает острейшую проблему колхозного крестьянства и деревни в целом в условиях социальных перемен. Как свидетельствуют источники, в этот период в Горьковской области действовало 1633 колхоза, из которых 33,5% считались экономически слабыми.

Очевидно, что изучение общественного сознания и духовной жизни требует особого ракурса. Проникнуть в глубины сознания людей, выявить мотивы их поступков – значит, попытаться понять эпоху как бы изнутри ее самой.

Документы архивов содержат малоизвестную информацию о состоянии правосознания и законности в обществе, о деятельности административных и судебных органов государственной власти. В рассматриваемый период, как известно, освобождались люди, осужденные по всем подпунктам печально известной 58-й статьи. Многие прибывали и в Горьковский регион. Одновременно, по данным правоохранительных органов, в регионе после амнистии резко выросла преступность. Трудной проблемой оставалась беспризорность и безнадзорность детей, а в информации Горьковского обкома в ЦК КПСС подчеркивалось, что преступность среди несовершеннолетних выросла более чем в три раза.

Ответ на вопрос, как жили люди в регионе в рассматриваемое время дают преимущественно и такие виды рассекреченных документов как письма трудящихся во власть. Резким тоном отличается письмо жителя региона С.В. Самарина секретарю ЦК КПСС Н.С. Хрущеву от 14 апреля 1956 г. о положении в городе химиков Дзержинске, где, по его мнению, действуют «…не по закону, а по деньгам». «Если бы Вы и товарищ Булганин Н.А. , – писал С.В. Самарин, – имели физическую возможность лично заглянуть во все уголки нашей необъятной Родины, Вы бы убедились, как много лишений абсолютно напрасных терпим мы, простые люди труда, создающие все материальные ценности и блага, от произвола нечестных, бессовестных людей, пробравшихся на руководящие должности в партийном, советском, профсоюзном, государственно-административном и хозяйственном аппарате, злоупотребляющих своим положением, искажающих советскую законность, расхищающих социалистическую собственность…».

Судя по документам, очевидно, что основные слои населения – имели повод для политического недовольства, проявляя враждебность по отношению к партии коммунистов и к советской власти. К примеру, исполняющий обязанности директора Дома Народного творчества Терешенков рассуждал так, «если бы был изобретен такой аппарат, который бы имел возможность просвечивать мозги людей, то он мог бы показать, что 70-80% наших людей не одобряют ныне существующие порядки в стране. На одной стороне роскошь, а на другой – бедность».

А информация от 3 марта 1957 г. об итогах выборов депутатов в местные Советы Горьковской области сообщала об открытых антисоветских высказываниях населения, как-то: «следует повторить венгерские события у нас», «Прочь всех коммунистов», «Будет ли правда в Советском Союзе когда-нибудь?», «дайте свободу народу», «дожили до того, что все отправили за границу, а сами ходим голодные».

С другой стороны, такая разновидность источников, как проанализированные избирательные бюллетени, говорят и о следующих народных высказываниях: «Голосую за родную партию Ленина», «Спасибо партии и правительству», «Отдаю свой голос за лучшую жизнь на всей земле и за то, чтобы наш Никита Сергеевич договорился о всеобщем и полном разоружении. За мир и счастье на всей земле», «Всевозможными средствами предотвратите атомную войну», ««Цвети, красуйся наша любимая Родина на страх врагам».

Но среди этих же документов были и следующие высказывания населения: «Тов. Игнатов, голосуя за вас, я хочу спросить, когда можно жить по-человечески?», «Долой безработицу», «Все эти выборы – комедия», «Жизнь плохая стала», «Убита вера в справедливое решение судьбы человека», «Хрущев послал под Харьков целую армию немцам в ловушку, зная, наверняка, что эта армия погибнет, но боялся противоречить Сталину…», «Боритесь за снижение цен на продукты питания и водку», «Площадь Минина именовать, площадью погибших облигаций».

Архивы сохранили много документов по так называемой проблеме идеологической практики власти и ее влияния на общественные настроения и изменения в политическом сознании людей. Так, например, всправке отдела науки и культуры обкома обращалось внимание на следующее: «Проверка показала, что у некоторой части населения Воскресенского и Богородского районов все еще сильны религиозные убеждения и предрассудки», широко отмечаются религиозные праздники…, а на традиционный церковный праздник Оранской чудотворной иконы скопилось в с. Оранки Богородского района около 2 тыс. молящихся. В рассматриваемый период строго фиксировались все случаи венчавшихся и крестивших своих детей».

Еще несколько слов о том, что сегодня еще мало доступны документы о военной политике в этот период. Следует подчеркнуть, что именно в хрущевский период к середине 1950-х годов Вооруженные Силы СССР располагали ядерным оружием различной мощности, в том числе термоядерными (водородными) боеприпасами. На вооружение стали поступать межконтинентальные баллистические ракеты. Таким образом, появление у СССР оружия массового поражения и средств его доставки в любую точку планеты, создание нового вида Вооруженных Сил - Ракетных войск стратегического назначения (РВСН) с их огромной поражающей мощью, впервые в истории лишало США стратегической неуязвимости. Значительная часть военного потенциала советского государства создавалась самоотверженным трудом тружеников Горьковской области, хотя в настоящее время документы в полном объеме еще недоступны. И эта проблематика еще потребует дальнейшего изучения.

В целом же рассматриваемый период существования советского государства – это еще одно свидетельство жизни и деятельности народа России с его повседневными и одновременно бесконечными тревогами, заботами и надеждами на лучшую жизнь. В архиве сохранилось письмо горьковчанина Н.С.Назарова на имя Хрущева в апреле 1958 г., в котором читаем: «В нашей стране трудящийся еще живет …в полуголодных условиях…Рабочий получает 700-750 рублей. У него семья в 5 человек …ему надо 30-35 руб. на день только раз накормить семью. …Я коммунист, шестнадцать лет защищал Родину, народ, а что дала Партия и Родина! Угол в 10 метров на семью в полуразвалившемся бараке …Разве это счастливая радостная жизнь и со мной рядом таких полуголодных семей тысячи и миллионы…»

Великая коммунистическая утопия еще долго заполняла умы и чувства людей, превратившись на излете XX столетия у определенной части общества в миф о добром старом коммунистическом прошлом, как бы забывая о том, что советское общество всегда было жестко антагонистическим.

В заключение можно констатировать, что ранее недоступный, а потому до настоящего времени в полной мере еще не востребованный учеными, массив документов Горьковских областного, городского и районных комитетов КПСС, охватывающих период с 1953 г. по 1964 годы, является источником, уникальным по своей тематической значимости, многоплановости, системности и широте охвата происходивших в течение т.н. «великого десятилетия» событий.

В архиве сохранился один документ: письмо горьковской школьницы Оли Чистовой в адрес Первого секретаря ЦК КПСС Н.С. Хрущева (октябрь 1964 г.) в котором говорилось: «Дорогой Никита Сергеевич! Я учусь в третьем классе. Меня зовут Оля. Я самая старшая в семье. Семья наша состоит из семи человек. Моя сестра учится во втором классе. Ее зовут Валя. Живем мы плохо, одежда и обувь у нас есть. Только нет булок, баранок и белого хлеба. Хочется знать, будет ли все это в этом году. Так хочется покушать булок и баранок на праздник Великого Октября. Мы с сестрой учимся на 4 и 5»[6].

Просмотров статьи:

175
  1. Ленин В.И. Полн. собр. Соч. т.23. С.47.
  2. В 1993-1996 гг. – главный государственный архивист России (журнал «Живая история» М., 2016. № 2. С.43)
  3. Историографический анализ рассматриваемой темы свидетельствует, что основные работы по истории периода 1953-1964 годов, вышли главным образом в постсоветское время, что объясняется расширением информационного пространства, обусловленного открытием архивов и освобождением от цензуры
  4. ГУ ГОПАНО, ГУ ЦАНО.
  5. В 1920 – 30-е годы в Нижнем Новгороде (Горьком) работали В.М. Молотов, А.И. Микоян, А.А. Жданов. С преобразованием Горьковского края в Горьковскую область в декабре 1936 г. был создан Горьковский обком ВКП(б). Его первыми секретарями в 30 – 40-е годы были Э.К. Прамнэк, Ю.М. Каганович, А.И. Шахурин, М.И. Родионов, С.Я. Киреев; в 50 – 60-е – Д.Г. Смирнов, Н.Г. Игнатов, Н.Н. Смеляков, Л.Н. Ефремов, К.Ф. Катушев. В 1932 г. был создан Горьковский городской комитет ВКП(б). в 30 – 40-е годы его возглавляли Ю.М. Каганович, Л.А. Пугачевский, Э.К. Прамнэк, А.И. Шахурин, С.Я. Киреев; в 50 – 60-е – А.Л. Тузов, А.Н. Кочедыков, П.Я. Казаков, К.Ф. Катушев. На 1 января 1958 г. на партийном учете в горьковской городской парторганизации состояло – 54 035 человек, в том числе – 52 796 членов КПСС и 1239 кандидатов в члены КПСС. В городской партийной организации на 1 января имелось 1042 первичных парторганизаций[5]. В Горьковской области насчитывалось 5065 первичных партийных организаций.В номенклатуре обкома КПСС состояло 3938 должностей. Из них в номенклатуре ЦК КПСС – 516. Дополнительно была намечена к включению в номенклатуру - 181 должность и к исключению - 1508 должностей. Таким образом, номенклатура обкома КПСС должна была состоять из 2011 должностей, в том числе номенклатуры ЦК КПСС – 99 должностей и учетно-контрольной номенклатуры ЦК КПСС - 168 должностей: в учетно-контрольной номенклатуре обкома КПСС – 1105 должностей. Самым большим в обкоме был отдел административных торгово-финансовых органов, который предусматривал наличие 698 должностей.
  6. Это письмо было направлено в управление делами Совета Министров СССР 15 октября 1964 г., а оттуда в Горьковский сельский обком КПСС. Результатов рассмотрения письма в архиве нет.

Поделиться в социальных сетях: