Институт Национальной Памяти

Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Ржев, Саранск, Ижевск

 

Институт
Национальной
Памяти

Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Ржев, Саранск, Ижевск

«Лицо России… в молчаливом и смиренном героизме русского солдата…»

Проблематика книги отражена в ее названии, а проведенное исследование убедительно подтверждает тезис о том, что сложившиеся в результате мировой войны геополитические реалии оказались в значительной степени подвластны субъективным решениям правящих кругов великих держав. Неумолимая логика событий начала ХХ столетия, чья-то воля затягивала державы в кровавый водоворот, а тайные механизмы истории дали толчок гигантской военной машине. В 1919 году в Версале послевоенные устроители мира во многом подготовили почву для будущего вооруженного конфликта, и через 20 лет мировой финансовый капитал, ссылаясь на несправедливости итогов Первой мировой войны, ангажировал для новой войны германский фашизм в лице его лидеров.
На каких материалах написана книга, какие исторические свидетельства в ее основе. Сегодня известно, что по распоряжению Молотова, данного академику В.М. Хвостову, после окончания Великой Отечественной войны было сформировано на окраине Москвы специальное архивное хранилище, где были собраны трофейные германские документы. Именно в этих малоисследованных, в связи с ограниченностью их доступности, документах - объективные свидетельства о причинах и виновниках Первой мировой войны. Эти материалы подтверждают справедливость тезиса академика Е.В.Тарле о том, что «банковские действия весьма аккуратно, хотя и бескровно, отвечали операционным линиям будущей войны».

Законспирированные мировые центры

 

 

 

«Банковские действия весьма аккуратно,
хотя и бескровно, отвечали операционным
линиям будущей войны»

При освещении самого хода Мировой войны, а оно дано в книге в сжатом хроникальном формате, авторы опирались на архивные и опубликованные материалы фондов Штаба Верховного главнокомандующего, Временного правительства, полевых управлений фронтов, армий, корпусов. Именно эти документальные пласты открывают возможности для концептуального анализа событий войны, втянувшей в свою орбиту свыше полутора миллиардов населения земного шара, в том числе 73,5 миллиона человек мобилизованных в армии воюющих государств.
Основу исторической фактуры материалов 1920-30-х годов (а взгляд на последствия войны в книге дан в расширенном хронологическом формате) составили фонды Росгосархива социально-политической истории, в том числе информационно насыщенного фонда секретариата В.И.Ленина. Именно здесь сосредоточены важные для понимания направлений «реальной политики» (а этот термин впервые встречается в 1918 г. в письме полпреда в Германии Йоффе - Ленину) руководителей Советской России и великих держав документы в виде шифровок, отправленных в центр от полпредов и посланников. Материал, относящийся к началу Второй мировой войны, почерпнут из ценнейшего по своей информационной насыщенности фонда Секретариата наркома обороны К.Е.Ворошилова и его первых заместителей в Российском военном архиве.
В работе авторы опирались также на бесценные исследования военных историков, особенно времен до Второй мировой войны, в которых они стремились донести опыт военного искусства стран противоборствующих блоков Первой мировой - до нового поколения военачальников. Именно в этих работах суммированы скрупулезно выверенные объективные статистические сведения, которыми сегодня оперируют исследователи, к примеру, об общем числе мобилизованных Россией - 19 млн человек (при кадровой армии - 1 млн 360 тыс), Францией – 8 млн (при кадровой армии в 811 тыс), Англией – 9 млн человек (при кадровой армии в 172 тыс человек). Авторы представленной книги опирались также на труды известных советских военных историков, Д.В. Вержховского, А.М. Агеева, И.И. Ростунова о значении Русского фронта в Первой мировой войне. Как справедливо говорится, документальное произведение может быть более захватывающим, чем самый увлекательный детектив, потому что действительность истории интереснее любого вымысла.
Тематически книга начинается с исследования предвоенной дипломатии, которая была полна коварства, хитрости и тайны. Здесь акцент сделан на вопрос о том, что со стороны России еще 29 июля 1914 г., делалось предложение германскому императору Вильгельму передать австро-сербский конфликт на рассмотрение Гаагского трибунала, чтобы предотвратить столкновение двух тройственных союзов держав, того огненного круга, который в конечном счете привел к взрыву. В главе о сараевском убийстве проводится мысль о том, что оно было организовано главным образом для осуществления Германией превентивной или предупредительной войны, чтобы не потерять преимущества своей большой готовности к ней. Что касается Сербии, то можно напомнить слова К.Меттерниха о том, что Сербия может быть либо турецкой, либо австрийской.


Через 100 лет с начала Первой мировой
войны установлен памятник Гаврило
Принципу в Республике Сербской. (Босния и Герцеговина)

Что касается оценок причин мировой войны, в зарубежной историографии нередко используют «балканский вариант развязывания войны для подтверждения тезиса о России как едва ли не главном виновнике мирового конфликта. Она-де больше всех была заинтересована в балканских делах, в овладении проливами, а Франция и Великобритания якобы пошли у нее на поводу», – отмечает Б. Йелавич .
В главах, посвященных непосредственно ходу военных действий, показан их разрушительный характер, и делается вывод о том, что их исследование во всем многообразии еще на десятилетия останется предметом обязательного изучения новых поколений историков.. Это подтверждают многие невыясненные до сих пор страницы боевых действий 1-й и 2-й армий генералов Самсонова и Рененкампфа и незримо присутствовавшего за их спинами германского генерала Гофмана, располагавшего перехваченными незашифрованными приказами русских генералов, того самого Гофмана, который всплывет в ходе Брестских переговоров и оставит 14 марта 1918 г. запись в своем дневнике о том, что мы конечно, должны будем взять Петербург. За истребление военных сил в 1914 г. в Восточной Пруссии, в районе Мазурских болот русские войска расплатились убитыми, ранеными, плененными в 245 тыс человек, почти весь личный состав. На протяжении всей войны русская армия оттягивала на себя силы противника. А после Соммы, Вердена и Брусиловского прорыва, Центральные державы уступили стратегическую инициативу Антанте.
Два ключевых события определили в 1917 г. ход мировой войны: вступление в войну США при «колоссальном невиданном переделе всего земного шара» и выход России из войны. Вступление в войну США имело для Германии роковые гибельные последствия. Быстрая, веселая война Германии, в которую так верили, уже давно отошла в область мифов. С другой стороны, слишком могущественные экономические интересы неудержимо влекли Соединенные Штаты к войне. Что же касается России, то если до войны золотой запас в Государственном банке покрывал бумажные деньги в обращении 98,1%, то к 16 июля 1917 г. это покрытие равнялось всего только (9,5%).
В книге приводятся малоизвестные страницы, связанные с Брестским миром с Германией. В те дни газета «Новое время» предупреждала: «…русская мощь, да, пожалуй, существование России, как монархии, является каким-то отражением великой германской великодержавной мощи. Шатнется Вильгельм, так и у нас все распадется под натиском лохматого интеллигента…»
Нельзя не напомнить о критике со стороны официального историка М.Н.Покровского работ академика Е.В.Тарле, посвященных Первой мировой войне: «Оставшись в СССР, Тарле сохранил свои либеральные убеждения историка-позитивиста. Он старался занять иные позиции, хотя и разделял недоверие своих коллег «к попыткам новых конструкций». Он изучал работы Ленина по империализму и пытался использовать их в книге «Европа в эпоху империализма», где отвел значительное место Первой мировой войне». В ней были интересные суждения и своя концепция войны, в развязывании которой обвинялся только германский империализм и лично кайзер Германии Вильгельм II. Империалистическая позиция Англии, России, антантовского

РОССИЯ ПРЕДВОЕННАЯ
конец XIX - начало XX вв.



Машинный отдел Всероссийской художественно-
промышленной выставки. 1896 г. 

 Александровский мост через Волгу в Сызрани

Нижний Новгород Общий вид ярмарки со 
Спасского Староярморочного собора 

Группа участников железнодорожной постройки. Кемь

лагеря явно затушевывалась, а по ряду аспектов и идеализировалась» . В 1928 г. М.Н. Покровский опубликовал в журнале «Историк-марксист» разгромную рецензию на книгу Тарле. Последний также ответил резко. В эту полемику были втянуты многие ученые . Дипломатической борьбе в годы Первой мировой войны был посвящен ряд работ , противоречия великих держав и агрессивные планы Германии на Востоке осветил Ф.И. Нотович .
Американский историк, дипломат и политический деятель Г. Киссинджер в своих работах возлагает ответственность за две мировые войны на Россию и СССР: «Россия сыграла решающую роль в развязывании обеих войн. В 1914 г. Россия обусловила начало военных действий, неуклонно придерживаясь союзнических обязательств по отношению к Сербии и следуя жесткому мобилизационному графику; в 1939 г., когда Сталин избавил Гитлера от страха войны на два фронта, он, должно быть, знал, что делает всеобщую войну неизбежной. В 1914 г. Россия пошла на конфликт, чтобы сохранить честь; в 1939 г. она подстрекала к войне, чтобы урвать свою долю из завоеваний Гитлера» .
Польский историк М. Волос вносит в традиционные взгляды на утвердившуюся после войны международно-правовую систему новое уточнение. М.Волос рассуждает: «не был ли Рижский договор от 18 марта 1921 г., подписанный Польшей, РСФСР и УССР после завершения польско-советской войны, дополнением к Версальскому договору?». Это не только его мнение, но и некоторых других польских историков, которые полагают, что политико-правовую систему, существовавшую в 1920-1930-х гг., следует определять как систему Версальско-Рижско-Вашигтонскую . Основанием для такого утверждения, по мнению М.Волоса, служит то, что Рижский договор не ограничивался лишь урегулированием спорных вопросов после польско-советской войны. Прямо или косвенно он касался таких государств, как Советская Россия и Советская Украина, Польша, Литва, Латвия, Эстония, Финляндия и даже Румыния. Он также ставит вопрос об ответственности Советской России за существовавший в межвоенный период порядок, так как она «добровольно приняла на себя обязательства по выполнению положений договора, подписанного в Риге в 1921 г.». Кроме того, государства Центральной Европы опирались как на Версальский, так и Рижский договоры, а нарушение последнего в 1939-1940 гг. было болезненным.
В ходе участия в работе круглого стола в Париже в ноябре 2008 г. французский профессор Ж.П. Ариньон отметил, что «в представлениях европейцев участие и роль России как-то выпали из поля зрения», и в восприятии французов Россия сыграла решающую роль во Второй мировой войне, но не в Первой». Автор многих работ по истории России Ф.-К. Кокен, почетный профессор «Коллеж де Франс», тогда же заявил, что «это была война, из которой Франция вышла главным победителем, где она была главным автором победы». Он также отметил, что распространение получил тезис о поражении России в этой войне, что связывается с договором, подписанным в Брест-Литовске и рассматривается как сепаратный выход России из войны. Этот тезис, по его мнению, имеет очень важное идеологическое значение, но совершенно не изучен с научной точки зрения.
Французский историк Ф. Дессберг утверждает, что во время «Парижской мирной конференции безопасность Франции была основана на ее способности воспрепятствовать германскому «реваншизму» и остановить распространение российской революции». А после подписания Брест-Литовских соглашений французские лидеры восприняли большевистскую угрозу как продолжение германской. Именно «угрозой большевизма» он объясняет внешнеполитическую линию Франции на создание прочного барьера из центральноевропейских государств . Оценивая потери в ходе отдельных операций на Восточном фронте и жертвы войны, австрийские историки Балла Т. и Кисс Г. приводят данные о том, что в годы Первой мировой войны приблизительно 850 000 российских солдат попали в австро-венгерский плен . Они же указывают, что в результате Брусиловского прорыва российские войска проникли на глубину 60-120 км на фронте шириной приблизительно 400 км. Это стоило русским более 800 000 жертв, в то время как Австро-Венгрия потеряла приблизительно 600 000 человек .
В английском издании «Википедии» указывается: «По состоянию на конец октября 1916 г. Россия потеряла от 1 600 000 до 1 800 000 солдат, и дополнительно два млн военнопленных и миллион пропавших без вести, что в общей сложности составило около пяти миллионов человек. Энди Вест в книге «Первая мировая война. Иллюстрированная история» (2001г.) приводит в таблице данные об ущербе, нанесенном Первой мировой войной: потери России в войне составили: убитыми в ходе боевых действий и умершими от ран – 1 700 000; ранеными – 4 950 000; гражданское население (умершие) – 2 000 900, в том числе 500 000 поляков и литовцев .
Конец XX – начало XXI века в российской исторической науке был отмечен повышением внимания отечественных исследователей к изучению Первой мировой войны, которая стала именоваться, в отличие от предшествующего периода советской историографии, как величайшее драматическое событие XX века, оказавшее судьбоносное влияние на мировую историю.
Воины Российской империи выполнили свой союзнический долг в кровопролитных сражениях, в течение почти трех лет задерживая на своих фронтах больше половины всех неприятельских дивизий. И после революционных потрясений русская армия по-прежнему продолжала сохранять способность продолжать войну. Она сковывала огромные силы противника. Западные союзники России, переложив на нее основную тяжесть вооруженной борьбы, получили возможность перестроить свою экономику на военный лад, развернуть производство вооружения, боеприпасов и снаряжения, подготовить многочисленные резервы.
В книге публикуются также малоизвестные документы международных конференций, в ходе которых оттачивались и наполнялись новыми противоречиями субъективные решения со стороны правителей великих держав. Заключительная часть книги подводит читателя непосредственно к событиям начала Второй мировой войны, делается акцент на слова И.В.Сталина о том, что «не всегда вопросы мира и войны решаются народами». К сожалению, до сих пор остаются забытыми многие подвиги русских солдат. При наличии огромного объема документального материала по истории мировой войны , все еще значительная их часть требует скрупулезного исследования даже спустя 100 лет.
Война 1914-1918 гг. не разрешила межгосударственных противоречий, державы, только что вышедшие из войны, вновь стали лихорадочно вооружаться на суше, на море, в воздухе, готовясь к осуществлению новых мировых притязаний.
Однако так уж сложилась история человечества, - рассуждает профессор В.Ф. Солдатенко, - что без подобных общественных коллизий не обходился прогресс, а цивилизационные прорывы к новому качеству во многом обеспечиваются именно путем радикального разрешения назревающих противоречий, нередко достигающих своих апогейных значений. Очевидно, что жизненные интересы стран требуют извлечения уроков из жестокого мирового противоборства и выбора новых невоенных реалий.
Представляется, что новая книга о Первой мировой войне и ее последствиях, будет способствовать усвоению в обществе исторических уроков пройденного Россией цивилизационного пути, именно они могут оказаться поучительными в условиях сложного и противоречивого периода мировой истории в XXI столетии .

 

Просмотров статьи:

255

Автор статьи:

Доктор исторических наук Г.А. Куршева
  1. Фото из «Особого архива» (в настоящее время - в РГВА).
  2. См. Покровский М.Н. Империалистская война. Сб. статей 1915-1927 гг. М.,1929. С. 324-325.
  3. Jelavich B. Rassian’s Balkan Entanglements. 1806 – 1914. Cambridge. 1991.
  4. См. Козенко Б.Д. Отечественная историография Первой мировой войны / Новая и новейшая история. 2001. №3. С.3-27.
  5. Покровский М.Н. «Новые» течения в русской исторической литературе /Историк-марксист. 1928. № 7.
  6. См. История дипломатии. 1-е изд. Т.1-3. М., 1941-1945; 2-е изд. Т.1-5. М., 1959-1974. См. также Трухановский В.Г. Уинстон Черчилль. Политическая биография. М., 1968: Виноградов В.Н. Дэвид Ллойд-Джордж. М.,1970; Прицкер Д.П. Жорж Клемансо. Политическая биография. М., 1983 и др.
  7. Нотович Ф.И. Дипломатическая борьба в годы первой мировой войны. М.- Л., 1947. Его же. Захватническая политика германского империализма на Востоке в 1914-1918 г. М., 1947.
  8. Там же С. 732.
  9. Волос М. Место и значение Версальско-Вашингтонской ( Версальско-Рижско- Вашингтонской) системы в международных отношениях Х1Х – ХХ1 вв. // Версальско-Вашингтонская система: возникновение, развитие, кризис, 1919-1939. Сб. статей / Отв. Ред. Е.Ю. Сергеев. М., 2011. С. 8-11; NowakA. Stosunski polsko-rosyjskie i polsko-sowieckie (1919-1921) a lad wersalski| // Od Wersalu do Poczdamu: Sytuacja międzynarodowa Europy Srodkowo-Wschodniej1918-1945. Warszawa, 1996. S 30-42; Traktat ryski 1921 roku po 75 latach. Torun, 1998. S 361-370.
  10. Версальско-Вашингтонская система: возникновение, развитие, кризис, 1919-1939. Сб. статей. С. 127.
  11. Балла Т., Кисс Г. Австро-венгерские солдаты на Русском фронте в 1914-1918 годах // Последняя война Российской империи: Россия, мир накануне, в ходе и после Первой мировой войны по документам российских и зарубежных архивов. М., 2006. С.233-236.
  12. Там же.
  13. В книге «Россия и СССР в войнах ХХ века» приводятся другие данные о потерях: безвозвратные боевые потери составили 2 254 369 человек
  14. Документальный материал сосредоточен в архивах: РГИА, РГВИА, РГАВМФ, РГАКФД, ЦГАКФФД СПб, Государственного Русского музея (ГРМ), Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи Министерства обороны Российской Федерации (ВИМАИВиВС), Военно-медицинского музея Министерства обороны Российской Федерации (ВММ МО РФ), Центрального музея железнодорожного транспорта Российской Федерации (ЦМЖТ РФ) и др.
  15. Об авторах: Колодникова Людмила Павловна – после завершения учебы на историческом факультете МГУ им. Ломоносова стажировалась за рубежом по проблемам истории славянских стран и международных отношений. После защиты диссертации более 20 лет возглавляла как заместитель директора Отдел международных научных связей Института российской истории РАН. Ею подготовлены труды по истории внешней политики России и международных отношений. Последние работы посвящены истории советско-польских, советско-финляндских отношений, проблемам управления и государственного устройства России, истории Первой, Второй мировой и Великой Отечественной войн, проблемам истории российской цивилизации и др. Директор и учредитель общественной организации «Институт национальной памяти». Бушуева Татьяна Семёновна – после окончания исторического факультета МГУ им. Ломоносова работала в Институте военной истории Министерства обороны РФ, училась у профессоров П.А.Жилина, А.А. Строкова, защитила диссертацию в Ученом совете Института, принимала участие в написании работ по военной истории, в том числе 12-томной Истории Второй мировой войны, труда к двухсотлетию военного ведомства и многих других; в настоящее время - ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН. Последние монографии - индивидуальные и коллективные - о Красной армии, о событиях на Халхин-Голе, о Зимней войне, Народная война, Первая мировая война и др. Входит в состав Правления общественной организации «Институт национальной памяти».

Поделиться в социальных сетях: