Институт Национальной Памяти

Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Ржев, Саранск, Ижевск

 

Институт
Национальной
Памяти

Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Ржев, Саранск, Ижевск

Если б залпы победные нас, немых и глухих, нас, что вечности преданы, воскрешали на миг

 

 Из писем, павших на войне 

 

Сейчас во имя борьбы приходится жертвовать всем…

1941 год… В моей жизни произошел коренной перелом. Я еду на фронт. Еду защищать вас, мои родители, своих братьев, свою жизнь и свободу. Во мне нет ни малейшей боязни. Я твердо верю в наше правое дело, в нашу победу. Сейчас во имя борьбы приходится жертвовать всем, и я не могу быть в стороне. Я, как и все мои товарищи, хорошо одет, прекрасно вооружен, в моих руках новейшее оружие… Из письма Дмитрия Малкова, погибшего под Москвой 15.х1 1941 г.

 

Наступление отбили…

1941 год…два дня назад наступало их до полка… Наступление отбили и почти всех оставили перед речкой убитыми. Наши дерутся крепко, особенно пулеметчики… Из письма Якова Каверина, погибшего в боях на харьковском направлении в 1942 г.

 

Враг горы трупов оставляет на поле сраженья…

1941 год… Враг несет исключительно большие потери. Горы трупов оставляет на поле сражения. Особенно боятся немцы нашего русского штыка. В этом я убедился сам, когда ходил в штыковую атаку. Путь почти в две тысячи километров от Западной границы до Днепра прошли пешком с боями. В пути всего пришлось испытать. Если удастся после войны вернуться домой, если останусь живым, то подробно расскажу о войне…Из первого и последнего письма с фронта Алексея Горячева, которое получили от него родители.

 

Как бы не прозевать «фашистского фазана»

Кукушки кукуют бесперебойно, пророча прожить каждому человеку долго-долго! А между тем, бухает артиллерия, строчат пулеметы, рвутся мины. Люди погибают и калечатся. Их заменяют другие, как-то привыкаешь к этой обстановке. Думаешь лишь об одном, а именно, как бы не прозевать «фашистского фазана», чтобы отправить его на тот свет. А птицы поют. Жизнь идет своим чередом и ничто ее не остановит! Мы победим, несмотря ни на что… Из письма Михаила Березина, погибшего под   Смоленском 15 июня 1942 г.

 

Имею четыре благодарности от Сталина

Любовь к близким, к своей стране, к народу – это то, что двигает всю жизнь человеческую. Я тебя люблю, Клава, люблю свою замечательную страну. Нашу русскую природу и готов перегрызть горло проклятым фашистам, которые исковеркали нашу жизнь. Мы вели ожесточённые бои. Рядом со мной погибли два лучших друга. Судьба бережет жизнь для тебя и дочурки. Я уже имею н груди Орден Отечественной войны. Имею четыре благодарности от Сталина. Вот как воюем! Мою жизнь сохраняет верность и любовь… Из письма Георгия Голубковсого, погибшего в Праге 9 мая 1945 г.

 

«НАС НЕ НАКРОЮТ ФЛАГОМ ВОЕННЫМ.

НЕ ПРОЗВЕНИТ НАД НАМИ САЛЮТ.

РАЗВЕ, ЧТО В НЕБЕ, ВЕЧНО НЕТЛЕННОМ.

АНГЕЛЫ БОЖЬИ НАС ОТПОЮТ…»

 

 

 

Русскому парню березы кланяются…

Лежит в селе недалеко от Ржева, за изгородью, покрытой серебрянкой, хороший русский парень Анатолий Иванович Козлов, 1923 года рождения, художник. Лежит парень, а над ним три березки. Никуда от берез не денешься. Русскому парню березы кланяются, когда ветер подует из-за леска, из-за поля, где в свежем дыму задохнулся на бегу от вражеских пуль. И оставил после себя березы… Из письма родных Анатолия Козлова, убитого 3.12.1942 г. подо Ржевом.

Просмотров статьи:

132

Поделиться в социальных сетях: