Институт Национальной Памяти

Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Ржев, Саранск, Ижевск

 

Институт
Национальной
Памяти

Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Ржев, Саранск, Ижевск

К вопросу о необходимости вступления советских войск в Болгарию осенью 1944 г.: военно-политический аспект

В советские времена, да и после распада СССР и самоликвидации Организации Варшавского Договора, у большинства наших соотечественников, включая российских историков и политиков, не было сомнений в необходимости вступления советских войск на территорию Болгарии осенью 1944 г., а также в том, что болгарский народ с нетерпением ждал войска Красной армии и единодушно их встречал как освободителей от фашизма с лозунгами «Добре дошли».

Тем неожиданнее для россиян в начале 1990-х годов стали приходившие из Болгарии вести, что в этой стране, как и в ряде других восточноевропейских государствах, усилилась тенденция к пересмотру прежних оценок событий Второй мировой войны. Это относится, прежде всего, к политике болгарского правящего режима, который больше не рассматривается как «антинародный» и «монархо-фашистский», когда царская Болгария была союзницей нацистской Германии.

Объясняя причины участия Болгарии в войне на стороне государств фашистского блока, многие болгарские историки стали писать, что тогда у страны не было иного выхода, так как она оказалась между двумя тоталитарными режимами. А вступление войск Красной армии на болгарскую территорию и их военное присутствие в Болгарии якобы воспрепятствовало демократическому развитию страны и стало прологом к установлению «тоталитарного режима» советского образца. Тогда же последовала кампания переименования улиц и городов, названных в честь советских военачальников, болгарских антифашистов и коммунистических лидеров. Так, городу Добрич, носившему с 1949 г. имя Маршала Советского Союза Ф.И. Толбухина, было возвращено его историческое название. Угроза демонтирования нависла даже над знаменитым памятником «Алеша», стоящим на вершине одного из холмов в городе Пловдив. Летом 2013 г. в Софии прошла акция протеста у монумента Советской армии, на котором высечена надпись: «Советской Армии – освободительнице от благодарного болгарского народа». Участники акции утверждали, что «этот памятник – антиболгарский, а его защитники пропагандируют антиболгарские интересы. СССР в 1944 г. был не освободителем, а оккупантом Болгарии»[1].

Конечно, каждое новое поколение в отдельной стране всегда стремится переосмыслить те или иные исторические события на основе новых знаний и представлений. Естественно, что общественно-политические перемены в государствах Восточной Европы и постсоветского пространства стимулировали этот процесс. Однако, вряд ли оправдано в угоду современной конъюнктуре менять все прежние оценки с плюса на минус, игнорируя объективные факты и реалии соответствующего периода истории. Это можно отнести и к приведенным выше примерам некоторых современных трактовок роли СССР в освобождении Болгарии в 1944 г., бытующих ныне среди части болгарского общества и ученых, хотя конечно, право каждого народа иметь собственное отношение к историческим событиям неоспоримо.

Насколько в действиях СССР в отношении Болгарии в 1944 г. превалировали политические мотивы над военно-стратегическими, как считает ряд историков[2]. Почему войска Красной армии в сентябре 1944 г. вступили на территорию Болгарии, хотя болгарское правительство после нападения нацистской Германии на СССР сохранило дипломатические отношения с нашей страной? В то же время известно, что 13 декабря 1941 г. без какой бы то ни было основательной причины Болгария объявила войну Великобритании и США.

Следует особо обратить внимание на то, что специфика военно-политических условий в Болгарии, предшествовавших вступлению в эту страну войск Красной армии, во многом определялась ролью Болгарии в балканской политике Германии. Еще в сентябре 1940 г. благодаря внешнеполитической ориентации на Германию и используя ее поддержку, Болгария мирным путем решила территориальную проблему – получила от Румынии Южную Добруджу. На сессии Народного собрания 20-23 сентября 1940 г. глава болгарского правительства Б. Филов заявил, что разрешением добруджанского вопроса Болгария обязана «дружественному посредничеству, прежде всего Германии и Италии»[3].

1 марта 1941 г. болгарское правительство подписало соглашение о присоединении страны к Тройственному пакту, после чего германские войска вступили в Болгарию, чтобы с ее территории нанести удар по Греции и Югославии. После завершения балканской кампании вермахта Болгария в апреле 1941 г. ввела свои оккупационные войска в принадлежавшие до этого Югославии районы Вардарской Македонии и юго-восточной Сербии, а также на территорию Греции (Западной Фракии).

В стране усилились германофильские настроения, активизировалась пропаганда о реализации идеи возрождения «Великой Болгарии». Таким образом, правящие круги царской Болгарии окончательно присоединились к фашистскому блоку, предоставив ее ресурсы в распоряжение нацистской Германии.

Вплоть до осени 1944 г. болгарская территория, порты и аэродромы, железные дороги использовались для нужд вермахта. Болгарским вооруженным силам нацистская Германия определила роль заслона от возможной высадки англо-американского десанта на Балканском полуострове или вступления Турции в войну на стороне антигитлеровской коалиции. Выполняя оккупационные функции в ряде районов соседних стран, болгарские войска таким образом высвобождали силы вермахта для ведения боевых действий, в том числе и на советско-германском фронте.

Однако благодаря традиционным дружественным отношениям большинства болгарского народа к России, с которыми правители Болгарии не могли не считаться, эта страна была единственной среди германских сателлитов в Европе, не пославших свои войска на советско-германский фронт.

В обстановке приближения советских войск к Балканам на германское командование «Юго-Восток» была возложена задача любыми средствами сохранить Болгарию в качестве союзницы Германии. Болгарские войска в Греции и Югославии были подчинены немецкому командованию. Генеральный штаб болгарской армии был лишен прав не только изменять их дислокацию, но и проводить замену частей без специального разрешения немцев[4]. При этом германское командование должно было учитывать, что вермахт в этой стране не располагал значительными силами. Численность германских войск здесь на 1 августа 1944 г. составляла 22047 человек[5]. Болгарская армия насчитывала тогда 510 тыс. человек и имела в своем составе 5 общевойсковых армий, 22 дивизии и 5 бригад. Почти половина соединений находилась в Югославии и Греции (11), остальные дислоцировались южнее Балканского хребта. В северо-восточной части Болгарии располагались 2 пограничные бригады и 2 пехотные дивизии[6]. В такой ситуации усилия германской стороны были направлены на поддержку правящего в Болгарии прогерманского режима.

В то же время в середине 1944 г. вопрос о том, на чьей стороне находится Болгария, приобрел практический смысл и для военно-стратегических планов советского руководства. Прогерманская политика болгарских правящих кругов вызвала ряд активных дипломатических действий СССР. В апреле – мае 1944 г. советское правительство неоднократно заявляло, что предоставление болгарским руководством возможности использования территории страны для военных целей Германии несовместимо с нормальными отношениями между СССР и Болгарией и дальше терпимо быть не может. Не решаясь разорвать отношения с Германией, болгарская сторона пошла на смену правящего кабинета. Явно прогерманское правительство Л. Божилова ушло в отставку, и был образован кабинет во главе с И. Багряновым, в состав которого вошли лица, открыто не скомпрометировавшие себя в глазах болгарской общественности участием в проведении прогерманской политики. Одновременно прозападные политические круги стали выяснять возможность налаживания отношений с Великобританией и США с целью заключения перемирия и выхода Болгарии из войны. Такие переговоры велись, начиная с лета 1944 г., сначала в Стамбуле, а затем в Каире.

В Великобритании и США возможное вступление войск Красной армии на территорию Болгарии не могло не быть расценено как потенциальная угроза их интересам на Балканах, особенно в Греции и Турции. При подготовке предварительных условий перемирия с Болгарией англо-американские союзники планировали свое участие в оккупации ее территории. Так, в английском проекте условий капитуляции, представленном в Европейскую консультативную комиссию в июне 1944 г., имелась статья об использовании и оккупации западными союзниками болгарской территории, а в американском проекте указывалось, что союзные правительства, подписавшие документ о капитуляции, должны иметь право оккупировать любыми вооруженным силами … любую или все части болгарской территории и пользоваться во всей стране законным правом оккупационной державы[7]. Известен также балканский вариант высадки войск англо-американских союзников СССР, который активно разрабатывался при участии У. Черчилля. Именно в июне 1944 г. английский комитет начальников штабов начал изучать вопрос реализации этого плана[8].

Еще ранее, чтобы заставить болгарское правительство разорвать отношения с Германией и вывести свои войска из Югославии и Греции англо-американским военным командованием было решено предпринять бомбардировки болгарских городов. В результате массированных бомбардировок Софии и других болгарских городов в январе, марте и апреле 1944 г. погибло около 2 тыс. человек[9].

В обстановке победоносных действий войск Красной армии в Ясско-Кишиневской операции и после того, как 25 августа 1944 г. Румыния перешла на сторону антигитлеровской коалиции, 26 августа болгарское правительство объявило о «полном нейтралитете» Болгарии[10]. Хотя оно потребовало вывода из Болгарии германских войск, однако по поступавшим к советскому руководству данным, после разгрома Румынии немецкие войска беспрепятственно транспортировались через болгарскую территорию на фронт в Сербию. Сообщалось также, что разоружение немецких войск было чисто символическим[11].

30 августа в опубликованном сообщении ТАСС дал опровержение тому, что СССР признал нейтралитет Болгарии.

Анализ военно-политической ситуации в Болгарии, а также на Балканах в целом, имеющиеся ныне в распоряжении отечественных исследователей документы свидетельствуют, что военно-стратегическая обстановка на южном крыле советско-германского фронта к осени 1944 г. была такова, что  «нейтральная» Болгария и неустойчивая прогерманская позиция ее правящих кругов не давали гарантий для успешного наступления войск Красной армии в Югославии, а также на будапештско-венском направлении. Создавалась опасность беспрепятственного отхода немецко-фашистской группы армий «Е» из Греции в Югославию[12]. В то же время в Москву поступала информация о возможной военной интервенции немцев в Болгарию и о подготовке там государственного переворота в пользу Германии. Германское командование разрабатывало планы операции «Шпэтхербст» и «Хундезон», согласно которым при поддержке одной дивизии «СС», введенной в Софию, планировалось сформировать прогерманское правительство во главе с А. Цанковым[13].

Расстановка политических и социальных сил в Болгарии в этот период характеризовалась, в основном, атмосферой политической неустойчивости и наличием трех основных течений. Болгарские правящие круги представляли интересы части болгарской буржуазии и реакционных военных, связанных экономическими и политическими узами с Германией и заинтересованных в сохранении союза с ней. Отечественный фронт (ОФ), объединивший представителей левых сил при лидирующей роли Болгарской Рабочей партии (БРП), выражал стремление к народовластию и социальным преобразованиям представителей рабочего класса, средней и мелкой буржуазии, а также сторонников социал-демократических идей. Внешнеполитически Отечественный фронт ориентировался на СССР и его поддержку. Альтернативой ОФ являлась легальная буржуазная оппозиция, искавшая возможность выхода из кризиса путем соглашения с правительством без революционных потрясений и при поддержке США и Великобритании. Сторонниками либеральной оппозиции являлась и та часть болгарского народа, которая была антигермански настроена, но в то же время привязана к частной собственности и буржуазной демократии, боялась революционных изменений.

К концу августа и в начале сентября 1944 г. под воздействием побед Красной армии и в обстановке приближения краха нацистской Германии наблюдался процесс радикализации и резкого полевения народных масс в Болгарии. Повысилась интенсивность боевых действий формирований Народно-освободительной повстанческой армии (НОПА) и партизанских отрядов.

В создавшейся ситуации болгарский регентский совет 2 сентября 1944 г. подписал указ о формировании нового кабинета во главе с лидером правого крыла Земледельческого союза К. Муравиевым. Однако и это правительство затягивало решение вопроса о реальном разрыве отношений с Германией даже после того, как 3 сентября главнокомандующий группы войск «Юго-Восток» фельдмаршал М. фон Вейхс приказал разоружить болгарские соединения в Македонии и Сербии, воспрепятствовать их отходу и захватить их штабы[14].

4 сентября болгарское правительство в декларации хотя и заявило о выходе из Тройственного пакта, расторжении антикоминтерновского пакта и о соблюдении безусловного нейтралитета, однако в отличие от Румынии не порвало с Германией и не объявило ей войны. Объявленный болгарским правительством нейтралитет был использован для укрепления военных позиций германских войск в Югославии. Немецкие грузы для их снабжения из Болгарии продолжали уходить в Сербию[15]. Проводя такую политику, правительство Муравиева, по всей вероятности, рассчитывало затянуть время и заключить перемирие с западными союзниками, с которыми продолжались переговоры в Каире. Однако в данном случае представители Англии и США заняли жесткую позицию, требуя от Болгарии безоговорочной капитуляции. Глава разведывательной службы Германии В. Шелленберг вполне реально оценивал действия болгарского правительства: «Муравиев, все поставивший на англо-саксонскую карту, надеется, что с помощью англосаксов сумеет удержать советских русских от вторжения и создать обстановку как в Турции. Советская Россия не даст себя ввести в заблуждение… Так как во всех кругах надежда на окончательную победу немцев исчезает, то нам ничего больше не остается, как ждать гражданской войны и хаоса. С часу на час может произойти разрыв отношений с Германией»[16].

Лишь после того, как немцами был пленен штаб 1-го болгарского оккупационного корпуса в Югославии, правительство Муравиева на заседании 5 сентября 1944 г. в 16 часов приняло решение о разрыве дипломатических отношений с Германией, но объявление ей войны было отложено еще на 72 часа.

В тот же день, 5 сентября в 19 часов, СССР объявил войну Болгарии, о чем сообщалось в ноте, врученной В.М. Молотовым болгарскому посланнику И. Стаменову. В документе подчеркивалось, что под маской нейтралитета страна продолжает оказывать помощь Германии, укрывая ее отступающие силы от преследования Красной армии. Тем более, что Болгария имела полную возможность, не опасаясь Германии, порвать с ней[17]. Следует учитывать, что одним из важных условий нейтралитета, предусмотренных Гаагской конвенцией, являлось запрещение использования воюющими сторонами территории нейтральной страны для проведения через нее войск, транспортов с оружием и военными материалами. Как свидетельствуют факты, это условие правительство Муравиева не соблюдало.

Из поступавшей советскому руководству информации от Главного разведывательного управления Красной Армии (ГРУ КА) от 6 сентября 1944 г. явствует, «что все немецкие команды, бывшие в Болгарии, в последние дни убыли в Ниш и Македонию. Разрозненные группы немецких войск различных полков и дивизий, общей численностью до 30 тыс. человек, перешедшие болгаро-румынскую границу не разоружались и убыли в Сербию и Македонию… Ни о каких потерях в вооружении, боеприпасах и прочем военном имуществе немецкими войсками не может быть и речи. Немцы вывезли и вывозят из Болгарии все, чем они здесь располагали»[18]. В 0 часов 40 минут с 5 на 6 сентября болгарская сторона через советское посольство в Софии попросило перемирия. Однако в Москве это предложение было отклонено со ссылкой на двойственную позицию правительства и на то, что болгарское правительство официально не заявило о разрыве с Германией[19].

Только в 1 час 30 минут 6 сентября болгарский военный министр потребовал от германской военной миссии, чтобы основная масса войск до утра оставила Софию; последние части должны были покинуть территорию Болгарии к 7 часам утра 7 сентября.

Подготовка к военным действиям советских войск в Болгарии началась заблаговременно, еще тогда, когда у власти в стране находилось прогерманское правительство Багрянова. По воспоминаниям Маршала Советского Союза Г.К. Жукова, 22 августа 1944 г. он был вызван в Ставку Верховного Главнокомандования, где получил «особое задание», которое состояло в том, чтобы выехать в штаб 3-го Украинского фронта и «подготовить фронт к войне с Болгарией»[20]. По совету И.В. Сталина накануне вылета в Болгарию Жуков встретился Г. Димитровым, который ознакомил его с ситуацией в стране, указав, что войны наверняка не будет, и что «болгарский народ с нетерпением ждет подхода Красной армии», а компартия взяла курс на восстание, которое начнется одновременно с вступлением советских войск[21].

Замысел операции 3-го Украинского фронта на болгарской территории заключался в том, чтобы, имея все три армии (46, 57 и 37-ю) в одном эшелоне, нанести главный удар в общем направлении Добрич, Шумен, Бургас. Целью операции являлось овладение приморской частью Болгарии с портами Варна, Бургас, захват в них флота противника и выход войск фронта на рубеж Русе, Карнобат, Бургас. Задача 17-й воздушной армии состояла в том, чтобы обеспечить эффективную поддержку сухопутных войск. Что касается Черноморского флота, то Ставка ВГК дала ему указание блокировать порты Варна и Бургас с моря, не допуская выхода вражеских кораблей, а с подходом подвижных войск фронта к морским портам высадить десанты и совместно с ними овладеть портами. Дунайская военная флотилия, переданная 30 августа в оперативное подчинение командующему 3-м Украинским фронтом, должна была захватить на Дунае в районе порта Русе все плавсредства противника, прикрыть действия сухопутных войск от возможных ударов его кораблей и во взаимодействии с 46-й армией овладеть портом Русе[22].

В плане операции не предусматривалось овладение советскими войсками важнейшим политическим и стратегическим центром страны – городом Софией. Советское командование считало, что центральная и западная части Болгарии, включая ее столицу, могут быть освобождены повстанческими войсками и революционными рабочими отрядами.

Особенностью планирования Болгарской операции являлось то, что было решено начать наступление без артиллерийской и авиационной подготовки, так как характер обороны на румыно-болгарской границе, низкая плотность противостоявших болгарских войск, а главное – почти полная уверенность советского командования в том, что они не окажут сопротивления, не требовали этого.

Перед вступлением в Болгарию в войсках 3-го Украинского фронта, на кораблях Черноморского флота и Дунайской военной флотилии была развернута активная работа в соответствии с директивой Главного политического управления Красной армии от 19 июля 1944 г. Во время подготовки операции особое внимание уделялось разъяснению отношений между Советским Союзом и Болгарией. В армейской печати, лекциях, беседах рассказывалось о вековых традициях дружбы между русским и болгарским народами. Проводились лекции и беседы о русско-турецкой войне 1877–1878 гг., во время которой русские войска освободили Болгарию от пятивекового османского ига.

Во всех армейских газетах были опубликованы нота советского правительства правительству Болгарии от 5 сентября, памятка военного совета фронта советскому воину, обращение командующего фронтом «К болгарскому народу». В обращении говорилось: «Красная армия не имеет намерения воевать с болгарским народом и его армией, так как она считает болгарский народ братским народом. У Красной армии одна задача – разбить немцев и ускорить срок наступления всеобщего мира». В обращении не было никаких угроз народу Болгарии, претензий на ее территорию. Речь шла о том, чтобы болгарские власти прекратили помощь гитлеровцам[23].

7 сентября около 18 часов болгарское правительство объявило войну Германии, состояние которой начиналось 8 сентября в 18 часов. Но этот шаг для болгарского правительства оказался напрасным. 

Болгарский военный министр отдал приказ, чтобы болгарские войска не оказывали сопротивления Красной армии.

8 сентября в 11 часов утра передовые части 3-го Украинского фронта перешли румыно-болгарскую границу, а через 1,5 часа – и главные силы. Первыми на болгарскую землю вступили части 34-й стрелковой дивизии генерала И. А. Максимовича, 73-й гвардейской стрелковой дивизии генерала С.А. Козака, 353-й стрелковой дивизии полковника П. И. Кузнецова и 244-й стрелковой дивизии полковника Г. И. Колядина. Спустя короткое время в штаб фронта начали поступать сообщения не о потерях и трофеях, как это обычно бывает на войне, а о восторженной встрече советских войск болгарским народом и армией[24].

В этой обстановке ЦК БРП 8 сентября распространил листовку с обращением командующего 3-м Украинским фронтом к болгарскому народу, в котором призывал: «Все на борьбу против немцев!». Национальный комитет Отечественного фронта также издал обращение к болгарскому народу, как и Софийский и Ямбольский окружные комитеты БРП, штабы ряда повстанческих оперативных зон, окружные комитеты Отечественного фронта с призывом ко всем слоям населения дружественно встретить советские войска.

Продвижение советских войск проходило весьма успешно. Это позволило им выйти на назначенный рубеж значительно раньше срока. К исходу дня передовые отряды продвинулись на 65 – 70 км и вышли на линию Тутракан, Сакалли, Красен-Дол, Емиркёй. Передовой отряд 7-го механизированного корпуса генерала Ф. Г. Каткова вступил в Шумен, а части 4-го гвардейского механизированного корпуса генерала В.И. Жданова – в Варну, главный черноморский порт Болгарии. Здесь уже в 12 часов дня авиация Черноморского флота высадила десант морской пехоты[25].

Первые донесения командиров полков и дивизий не оставляли сомнения в том, что болгарская армия не будет оказывать сопротивления советским войскам.

Учитывая поведение болгарской армии, советское Верховное Главнокомандование дало указание: все оружие болгарских войск оставить при них, «пусть они занимаются своими обычными делами и ждут приказа своего правительства». Это указание неукоснительно выполнялось[26].

Вечером 8 сентября Ставка ВГК уточнила задачу войскам фронта, приказав на другой день продвигаться в направлении Бургас и Айтос и войти в эти города. Также приказывалось после занятия Бургаса и выхода войск фронта на линию Рущук, Разград, Тырговиште, Карнобад «приостановить военные действия и дальше не двигаться»[27].

Вступление советских войск в Болгарию создало благоприятную обстановку для активизации действий левых сил во главе с БРП, объединившихся вокруг Отечественного фронта. По имеющимся данным, руководство БРП знало о том, что войска Красной армии перейдут румыно-болгарскую границу 8 сентября, поэтому захват власти в столице Болгарии было решено осуществить в ночь с 8 на 9 сентября[28]. В 2 часа после полуночи 9 сентября под руководством Д. Велчева (лидера группы «Звено») и при поддержке военного министра И. Маринова в Софии был осуществлен переход власти к Отечественному фронту. К утру 9 сентября в болгарской столице сторонники Отечественного фронта – партизаны, солдаты, кадеты офицерской школы, овладели важнейшими пунктами города.

В связи с этими событиями Ставка ВГК приказала командующим 3-м Украинским фронтом и Черноморским флотом с 23 часа 9 сентября прекратить военные действия в Болгарии[29]. В приказе говорилось: «Операции наших войск в Болгарии были начаты потому, что болгарское правительство не хотело разорвать свои отношения с Германией и давало приют немецким вооруженным силам на территории Болгарии. В результате успешных действий наших войск цель военных операций достигнута: Болгария разорвала отношения с Германией и объявила ей войну. Тем самым Болгария перестала быть опорой немецкого империализма на Балканах, какой она была в течение последних тридцати лет» [30].

Советские войска были остановлены в 360-400 км от Софии и в 400-460 км от болгаро-югославской границы. В результате победы антифашистского восстания 9 сентября 1944 г. к власти в Болгарии пришло правительство Отечественного фронта. БРП была переименована в БРП (коммунистов) – БРП (к). 9 сентября болгарский Совет министров утвердил состав делегации, которая должна была «рассмотреть условия перемирия и восстановления дипломатических отношений с Советским Союзом, начать сотрудничество между советскими и болгарскими войсками в изгнании неприятеля с Балкан»[31].

10 сентября 1944 г. правительство Отечественного фронта повторило сделанное прежним правительством заявление об объявлении войны Германии. В тот же день командующий войсками 3-го Украинского фронта принял делегацию правительства Отечественного фронта во главе с членом Политбюро ЦК БРП (к) Д. Ганевым. Она проинформировала командование фронта о вооруженном восстании, политической платформе правительства Отечественного фронта и его желании как можно быстрее заключить перемирие со странами антигитлеровской коалиции и готовности болгарской армии вести боевые действия против фашистской Германии. Глава делегации от имени правительства заявил: «Сейчас нам крайне необходимо координировать наши действия с вами, так как задачи обеих армий стали тождественны. Очень желательно, чтобы вы послали к нам своего представителя для координации действий. Сейчас немцы концентрируют свои войска северо-западнее Софии (Ниш, Бела-Паланка)... Несомненно, они готовят наступление на Софию. В связи с этим нам крайне необходима ваша помощь, и особенно авиацией»[32].

Эти опасения не были лишены оснований. Выход Болгарии из фашистского блока и объявление войны Германии вызвали антиболгарские акции гитлеровского командования. Оно начало концентрацию войск у Видина, а также на территории Югославии в районах Ниша и Бела-Паланки. Столица Болгарии оказалась незащищенной и с воздуха.

13 сентября 1944 г. Ставка ВГК отдала директиву, согласно которой в район Софии были направлены 34-й стрелковый и 4-й гвардейский механизированный корпуса, 5-я гвардейская мотострелковая бригада, 2-я истребительно-противотанковая артиллерийская и 96-я танковая бригады, отдельные полки: гвардейских минометов, зенитной артиллерии и мотоциклетный. Из этих соединений и частей была создана специальная Софийская группа войск. 15 сентября в 19 ч 15 м в Софию вошли части 5-й гвардейской мотострелковой бригады с 53-м мотоциклетным полком. В то же время на аэродромы столицы перебазировались 288-я истребительная и 306-я штурмовая авиационные дивизии 17-й воздушной армии[33].

Для руководства действиями советских войск и их координации с болгарскими вооруженными силами в Софию был направлен начальник штаба фронта генерал С.С. Бирюзов. Командующему фронтом маршалу Ф.И. Толбухину Ставка ВГК приказала договориться с болгарским правительством о практических вопросах оперативного подчинения 3-му Украинскому фронту болгарских вооруженных сил[34].

Правительство Болгарии 18 сентября 1944 г. приняло предложение командующего войсками 3-го Украинского фронта. Следует отметить, что согласование вопроса о советско-болгарском боевом взаимодействии произошло еще до подписания соглашения о перемирии с Болгарией, что имело особый политический смысл и демонстрировало дружественное отношение советской стороны к болгарскому народу.

В то же время решение вопроса о советско-болгарском боевом взаимодействии имело для Болгарии важное военно-стратегическое значение в связи с объявлением ею войны фашистской Германии. Германское командование от угроз в адрес Болгарии перешло к действиям. Германские войска, наступая в направлении Пожаревац, Кула, Видин, 12 сентября захватили г. Кула (в 35 км юго-западнее Видина). В связи с этим Ставка Верховного Главнокомандования СССР приняла решение о переброске войск 3-го Украинского фронта. Войска 57-й армии (шесть стрелковых дивизий), совершив более чем 500-километровый марш, к концу сентября под прикрытием авиации вышли на болгаро-югославскую границу. С выходом войск 3-го Украинского фронта на болгаро-югославскую границу завершился поход Красной армии в Болгарию. Соединения 37-й армии к тому времени были сосредоточены в районах Казанлык, Нова-Загора, Ямбол – на направлении болгаро-турецкой границы, что надежно обеспечивало левое крыло советских войск и обезопасило южные районы Болгарии.

12 сентября 1944 г. в Вене с помощью германских властей реакционный политический деятель А. Цанков создал болгарское эмигрантское «правительство», с помощью которого германское руководство надеялось организовать в стране вооруженное сопротивление правительству Отечественного фронта. «Правительство» Цанкова с помощью гитлеровцев стало засылать в Болгарию диверсантов и шпионов, занялось организацией оставшихся в стране фашистских элементов для вооруженной борьбы против власти Отечественного фронта. На протяжении нескольких месяцев в Софии, Пловдиве, Русе, Варне, Плевене, Бургасе и других населенных пунктах болгарская народная милиция раскрыла и обезвредила более 50 заговорщических групп, состоявших из остатков различных профашистских организаций[35]. Цанков даже поставил своей целью сформировать болгарский «добровольческий корпус», который в составе гитлеровских войск воевал бы против Красной армии. Личный состав корпуса вербовался из бежавших из страны фашистов, командированных в Германию военных чинов и из членов земляческих колоний. В конце 1944 г. «добровольцы» корпуса, одетые в эсэсовскую форму, приступили к военной подготовке. В апреле 1945 г. их численность достигла почти 800 человек[36]. Однако замыслы «правительства» Цанкова в отношении «добровольческого корпуса» провались. Большая часть его личного состава была взята в плен советскими и болгарскими воинами, а члены эмигрантского «правительства» бежали в глубинные районы Германии, где сдались англо-американским войскам.

Германский посланник А. Бекерле и другие сотрудники германского посольства 18 сентября были арестованы советскими органами на пограничной станции Свиленград при попытке бежать в Турцию. 22 сентября 1944 г. командование советских войск в Болгарии сообщило, что им взяты под стражу бывшие члены регентского совета – Б. Филов, князь Кирилл и генерал-лейтенант Н. Михов, бывший премьер-министр Д. Божилов, бывший министра Д. Василев, а также высшие представители германского и итальянского командования в Болгарии. В дальнейшем в директиве Генерального штаба Красной Армии от 26 сентября 1944 г. командованию 3-м Украинским фронтом запрещалось производить аресты в Болгарии [37].

Специфика ситуации в Болгарии после победы сентябрьского восстания 1944 г. состояла в том, что в отличие от Румынии и Венгрии, где еще продолжались боевые действия, и советская военная администрация не контролировала всю территорию, правительство Отечественного фронта установило контроль сразу же над всей территорией страны до вступления советских войск в Софию и заключения соглашения о перемирии. Коммунисты заняли ведущее место не только в подготовке и осуществлении сентябрьского восстании 1944 г., но и в создании нового правительства. У современных болгарских историков существуют различные мнения относительно прихода к власти правительства Отечественного фронта и роли советских войск. Выдвигается, например, тезис, что Красная армия оккупировала Болгарию и передала власть БРП[38]. Однако, как свидетельствуют факты, никакой передачи власти болгарским коммунистам со стороны советского военного командования не было. Как было указано выше, в плане Болгарской операции не предусматривалось овладение советскими войсками городом Софией[39]. Выжидательная позиция Красной армии на границах Болгарии 6-7 сентября в условиях уже объявленной ей Советским Союзом войны создала благоприятные условия для самостоятельного прихода к власти правительства Отечественного фронта, в котором решающую роль играла БРП. Тем более, что комитеты Отечественного фронта еще 6-7 сентября установили свою власть в десятках болгарских населенных пунктов[40].

Порвав с фашистской Германией, Болгария начала против нее активную вооруженную борьбу. В сложившейся международной обстановке участие Болгарии в войне на стороне антигитлеровской коалиции стало объективной исторической потребностью ее народа, что гарантировало ей национальную независимость и территориальную целостность после окончания Второй мировой войны.

Одним из первых международных актов правительства Отечественного фронта по урегулированию международного положения Болгарии было соглашение о перемирии, подписанное между СССР, США и Великобританией с одной стороны и Болгарией – с другой.

Переговоры о перемирии проходили с 26 по 28 октября 1944 г. в Москве. Советский Союз внес решающий вклад в разработку приемлемого для Болгарии соглашения. Накануне внешнеполитические проблемы Болгарии активно обсуждались тремя великими державами на разных  уровнях. На переговорах 9 – 19 октября в Москве И.В. Сталина, У. Черчилля и А. Гарримана премьер-министр Великобритании и посол США в СССР настаивали на применении к Болгарии суровых санкций, таких, как выплата непомерно высокой контрибуции, разоружение и демобилизация армии, оккупация территории. Советская сторона отвергла эти предложения как неприемлемые[41]. Несомненно, что присутствие советских войск в Болгарии стало серьезным аргументов в пользу СССР на советско-английских переговорах в Москве 9 – 19 октября 1944 г.

Необходимо подчеркнуть, что утвердившаяся ранее в историографии советского периода точка зрения о том, что советская сторона в лице Сталина отвергла предложение Черчилля о распределении в процентном соотношении влияния между Англией и СССР в Балканских странах, включая Болгарию, сегодня не находит документального подтверждения. Опубликованная к настоящему времени архивная запись беседы британского премьера со Сталиным от 9 октября 1944 г. в Москве и другие документы о советско-английских переговорах свидетельствуют, что советский лидер принял участие в обсуждении процентных соотношений распределения влияния в этих странах. Например, Сталин возразил против 25%, предусмотренных Черчиллем для влияния Англии в Болгарии, и настаивал на 90 % для Советского Союза[42]. В конечном итоге была достигнута договоренность о том, что процент «советского влияния» в Болгарии и Венгрии составит 80%[43]. Тогда же английская сторона согласилась, что по предложенному советской делегацией варианту перемирия с Болгарией Союзная контрольная комиссия (СКК) до окончания военных действий против Германии будет работать под председательством представителя советского Главнокомандования.

Соглашение о перемирии содержало ряд обязательств Болгарии по ее участию в войне против гитлеровской Германии, по вопросам транспортировки и содержания союзных армий, расположенных на ее территории, компенсации нанесенного Югославии и Греции ущерба, ликвидации любых проявлений фашизма и установлению демократического режима в стране. Для контроля за выполнением соглашения создавалась Союзная контрольная комиссия (СКК) под председательством Маршала Советского Союза Ф. И. Толбухина.

С подписания соглашения о перемирии начался процесс преодоления внешнеполитической изоляции Болгарии на более широкой основе. Появилась возможность восстановления дипломатических отношений между Советским Союзом и Болгарией. Перемирие способствовало улучшению сложной политической обстановки на Балканах. Правительство Отечественного фронта получило возможность широко развернуть работу по созданию политических институтов нового Болгарского государства и осуществлению других социально-политических преобразований.

Несомненно, что для СССР было важно участвовать в выработке условий перемирия с Болгарией, а в дальнейшем – и мирного договора. Тот факт, что Советский Союз до 5 сентября 1944 г. не находился в состоянии войны с Болгарией, означал, что Великобритания и США до этого времени юридически и фактически играли главную роль в выработке условий перемирия с ней, и могли использовать такую ситуацию в дальнейшем для закрепления своих позиций в этой стране. После 5 сентября советская сторона получила правомерные основания на ввод советских войск на болгарскую территорию, а также на участие в выработке мирных условий совместно с западными союзниками.

Военный фактор имел важнейшее и главное значение при планировании советским командованием военных действий на Балканах и, в частности, в Болгарии осенью 1944 г. Нет сомнения, что советское командование было заинтересовано в стабильной ситуации в тылу своих войск в период наступления в Югославии и Венгрии, а также в активном участии Болгарской армии в боевых действиях на советско-германском фронте.

Болгария участвовала в войне против фашистской Германии с 9 сентября 1944 г. по май 1945 г. Болгарская Народная армия действовала в оперативном подчинении 3-го Украинского фронта. С 9 сентября по 30 ноября 1944 г. болгарские войска Отечественного фронта вели боевые действия на территории юго-восточной Югославии. В них участвовали три болгарские армии (1, 2 и 4-я).

Таким образом, цели вступления советских войск в Болгарию в сентябре 1944 г. и последующего военного присутствия на ее территории определялись, главным образом, военной необходимостью продолжения боевых действий по окончательному разгрому Германии, стабилизации и нормализации обстановки в Болгарии в тылу противника. В то же время оно имело и политическую направленность: поддержку пришедших к власти в Болгарии сил Отечественного фронта, решающую роль в котором играли болгарские коммунисты. Как считали сами лидер БРП (к), в частности Т. Костов и Г. Димитров, противники коммунистов рассчитывали спровоцировать кризис в стране, что дало бы возможность западным союзникам вмешаться и потребовать ввода английских и американских войск и тем самым «положить конец преобладающему влиянию Советского Союза»[44]. Однако совершить переворот и отстранить коммунистов вряд ли было возможным при наличии войск Красной армии в стране. К тому же, даже если предположить успех такого варианта, Болгария в тех исторических условиях вряд ли избежала кровопролитной гражданской войны и получила бы выигрыш с точки зрения укрепления своих позиций на международной арене, и в частности, в ходе подписания с ней мирного договора.

В соответствии с мирным договором, заключенным 10 февраля 1947 г. между союзными державами и Болгарией, советские войска были выведены с ее территории.

Болгария, как и другие восточноевропейские страны, после окончания Второй мировой войны рассматривались советским руководством как «оборонительный буфер» СССР. Поэтому, естественно, что после их освобождения советскими войсками, советская сторона была заинтересована в установлении в них дружественных СССР правительств. Однако на завершающем этапе войны это не означало отказа от сохранения партнерских отношений с западными союзниками по антигитлеровской коалиции, что открывало возможность достижения компромисса по вопросам политического будущего освобождаемых стран как в рамках союзнических отношений трех великих держав, так и в самих восточноевропейских странах.

 

 



[2] См.: Болгария в ХХ веке: Очерки политической истории. / Отв. ред. Е.Л. Валева. М.2003. С. 293.

[3] Там же. С. 381.

[4] Российский Государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. 495. Оп. 74. Д. 94.  Л. 14–15.

[5] Освободительная миссия Советских Вооруженных Сил на Балканах. М., 1989.С. 47.

[6] Там же . С. 137.

[7] Архив внешней политики РФ (АВП РФ). Ф. 06.Оп. 6. П. 37. Д. 404. Л.1-3; Ф. 0425. Оп. 1. П. 8. Д. 44. Л. 4.

[8] Эрман Дж. Большая стратегия: август 1943–сентябрь 1944. М., 1958. С. 355–361.

[9] Болгария в ХХ веке: Очерки политической истории. С. 284.

[10] АВП РФ. Ф. 06.Оп.6.  П. 34. Д. 403. Л. 16.

[11] Русский архив: Великая Отечественная. Красная Армия в странах Центральной, Северной Европы и на Балканах: 1944-1945. Документы и материалы. Т. 14-3 (2). М., 2000. С. 93–94.

[12] Там же. С. 95.

[13] Васильева Н.В. Военные аспекты советско-болгарских отношений: (22 июня 1941– 9 сентября 1944). В свете малоизвестных фактов и документов // Бъгария и Русия през ХХ век. Българо-руски научни дискусии. София, 2000. С. 157.

[14] Там же. С. 158.

[15] Hoppe H.-J. Bulgarien – Hitlers eigenwilliger Verbündeter. Stuttgart, 1972. S. 178.

[16] Ibid. S. 176.

[17] Русский архив: Великая Отечественная. Красная Армия в странах Центральной, Северной Европы и на Балканах: 1944–1945. Документы и материалы. Т. 14-3 (2). С.97.

[18] Там же. С.98–99.

[19] Там же. С. 102.

[20] Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. В 2  т.  Т. 2.  М., 2000. С. 247.

[21] Там же.

[22]Русский архив: Великая Отечественная. Красная Армия в странах Центральной, Северной Европы и на Балканах: 1944–1945. Документы и материалы. Т. 14-3 (2). С. 95–96.

[23] Там же. С. 100.

[24] Освободительная миссия Советских Вооруженных Сил на Балканах. С. 142.

[25] История второй мировой войны, 1939  – 1945. В двенадцати томах.  Т. 9. М., 1978. С. 125.

[26] Жуков. Г. К. Воспоминания и размышления. В 2  т.  Т. 2.  С. 250.

[27] Русский архив: Великая Отечественная. Красная Армия в странах Центральной, Северной Европы и на Балканах: 1944-1945. Документы и материалы. Т. 14-3 (2). С. 101.

[28] Болгария в ХХ веке: Очерки политической истории. С. 295.

[29] Освободительная миссия Советских Вооруженных Сил в Европе во второй мировой войне: Документы и материалы. М., 1985. С. 105.

[30] Там же.

[31] Вънешна политика на Народна Република България: Сборник от документи и материалы в два тома, 1945–1962. София, 1970. Т. 1. С. 8–9.

[32]Русский архив: Великая Отечественная. Красная Армия в странах Центральной, Северной Европы и на Балканах: 1944-1945. Документы и материалы. Т. 14-3 (2). С. 104–106.

[33] Освободительная миссия Советских Вооруженных Сил в Европе во второй мировой войне: Документы и материалы. М., 1985. С. 193.

[34]Там же. С. 113-114.

[35] История Болгарии. М., 1955. Т. 2. С. 391.

[36] Народ против фашизма, 1939—1945:  Ист. очерк о борьбе болгарского народа в период второй мировой войны. М., 1986. С. 287.

[37] Българо-съветски политически и военни отношения (1941 – 1947). София. 1999. С. 90.

[38] Минчев  М. България отново на кръстопът  (1942 –1946). София,  1999. С. 42–44.

[39] Русский архив: Великая Отечественная. Красная Армия в странах Центральной, Северной Европы и на Балканах: 1944–1945. Документы и материалы. Т. 14-3 (2). С. 95–97.

[40] Болгария в ХХ веке: Очерки политической истории. С. 297.

[41] История дипломатии. М., 1975. Т. 4. С. 463.

[42] Там же. С. 423.

[43] Там же. С. 435.

[44] Восточная Европа в документах Российских архивов 1944–1953. М.–Новосибирск, 1997. Т. 1. С. С. 145.

Просмотров статьи:

120

Автор статьи:

к.и.н. Нина Владимировна Васильева

Поделиться в социальных сетях: