Институт Национальной Памяти

Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Ржев, Саранск, Ижевск

 

Институт
Национальной
Памяти

Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Ржев, Саранск, Ижевск

  • Главная
  • Субъекты РФ
  • Ижевск
  • Ученые, преподаватели, учителя Удмуртской Республики принимают участие в работе Института Национальной Памяти России

Ученые, преподаватели, учителя Удмуртской Республики принимают участие в работе Института Национальной Памяти России

Работы ученых Удмуртии хорошо известны по всей стране и за рубежом.

Представляем малоизвестные страницы истории деятельности земских учреждений по улучшению жизненного уровня населения в начале ХХ в.

Сергей Леонидович Логинов к.и.н., доцент, зав.кафедрой истории. Депутат Глазовской городской Думы. Пред. комиссии по социальной защите. 

 

 Олег Николаевич Леконцев к.и.н., декан исторического факультета Глазовского госуд.пединститута им.В.Г.Короленко, доцент кафедры отечественной истории  

Рамис Рафикович Арасланов магистрант, учитель физико-математического лицея города Глазова

 Ирина Владимировна Рубанова руководитель – проректор  по учебной работе, к.и.н., доцент кафедры истории и социально-гуманитарных дисциплин

УЧАСТИЕ ГЛАЗОВСКОГО ЗЕМСТВА В РЕШЕНИИ СОЦИАЛЬНЫХ И ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ВОПРОСОВ,

ВЫЗВАННЫХ НАЧАЛОМ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

 Помощь земских учреждений Глазовского уезда в обустройстве беженцев на территории Вятской губернии

 

В 1864 г. Александр II подписал «Положение 1864 года о губернских и уездных земских учреждениях». Земская реформа вводила всесословное выборное местное самоуправление в уездах и губерниях, создала органы местного самоуправления – земства. В губерниях Российской империи приступили к формированию новых властных учреждений. В уездах создавались распорядительные органы – земские собрания и исполнительные – земские управы, избираемые на три года.

 

 

Александр II (1818-1881). Император Всероссийский, Царь Польский и Великий князь Финляндский. Вошел в русскую историю как проводник широкомасштабных реформ. Убит террористической организацией революционеров «Народная воля».

В 1867 г. на территории Вятской губернии появились первые уездные земские учреждения. Глазовская уездная земская управа была учреждена в 1867 году. Ведала вопросами местного хозяйства, образования, здравоохранения, общественного порядка. Уездные земские собрания – распорядительные орган уезда, были очередными, т.е. созывались раз в год или чрезвычайными. Земские собрания избирали земскую управу, которая являлась его исполнительным органом и состояла из председателя и 2-6 членов. С момента своего появления земские учреждения «удмуртских уездов» приступили к решению насущных проблем. При их участии открывались земские школы, больницы, библиотеки, проводились выставки. Земства закупали сельскохозяйственную технику, семена, коллекционные виды скота, проводили беседы с крестьянами. Таким образом, земские учреждения старались улучшить жизненный уровень населения уездов.

 

Губернская земская больница

 

Начавшаяся в августе 1914 г. Первая мировая война поставила перед земскими учреждениями новые задачи: помощь фронту, эвакуация предприятий с западных губерний Российской империи в тыл, размещения беженцев и многие другие.

Журналы Глазовского уездного земского собрания

Одной из важнейших задач уездных земских учреждения Вятской губернии стало размещение беженцев. Для регистрации беженцев было организовано регистрационное бюро в г. Вятке при статистическом отделении Губернской земской управы. Кроме того, создавались уездные регистрационные бюро при Статистическом отделении земских уездных управ.

О том, как происходила процедура учета новоприбывших, мы узнаем из Инструкции для регистрации беженцев, прибывших в Вятскую губернию, разосланную по уездным городам губернии.

1) Регистрация проводится по возможности в помещении первой выгрузки беженцев, в присутствии председателя организации заведующей приемом беженцев или представителя полицейской власти.

2) Данные о беженцах заносятся в регистрационную карточку, которая составляется в 2-х экземплярах: один остается в регистрационном бюро города, другой – отправляется в регистрационное бюро губернской управы.

3) Регистрационное бюро систематизирует карточки, делает пометки о перемещениях беженцев и выдает все справки заинтересованным лицам и учреждениям.

4) В талоне перечисляются все члены семьи, указывается их возраст, постоянное занятие или ремесло, или состояние нетрудоспособности, указывается состояние родства. Талон составляется в 2-х экземплярах: один выдается на руки беженцу, второй остается в регистрационном бюро.

 

Прибывающих в город беженцев обследовала комиссия, которая выявляла отсутствие у прибывших эпидемических заболеваний, их политическую благонадежность. В состав комиссии входили: Максимов Н.М. – председатель комиссии; товарищ председателя Шатова М.А., секретарь Широков Г.А. члены Афанасьев А.Н. (земский врач), Боголюбов П.П. (земский начальник), Алфимов П.В. (городской врач), Аммосова В.И. (врач-эпидемиолог), Денисов И.Н., Яговкин Н.М., Шиляев В.Ф., Дуракова А.А. Комиссия размещалась в здании Статистического отделения уездной земской управы (при доме П.П. Горбушина – около ж/д станции). Кроме того, действовала Комиссия организации «Бюро труда», занимавшаяся отправкой беженцев на работу. Ее председателем была Шатова М.А., товарищами председателя О.А. Широнг, Ф.А. Салтыков, секретарем Н.М. Максимов

Беженцев старались разместить у жителей города. Глазовская городская управа выступила с объявлением, в котором призывало жителей Глазова предоставить кров, переселяемым с западных областей жителям страны. Лица, изъявившие согласие выделить жилплощадь или предоставить работу беженцам должны были сообщить об этом Городскому управлению. Жители города, которые приняли к себе на временный постой беженцев, получали от управы денежную сумму в размере 1 рубля 50 копеек в месяц.

Карта Вятской губернии

Однако получить пособие было не так уж и легко. Оно выдавалось лишь семьям, чье экономическое положение признавалось трудным. После того как беженцы прибывали в Глазов, управа искала им жилье и предлагала работу. Семьи беженцев, члены которых устроились на работу и имели постоянный заработок, переставали получать пособие.

 

Всероссийский Земский и Городской союзы старались уточнить, какие категории беженцев не могут получать пособие. Было разработано Положение по устройству беженцев об условиях помощи трудоспособным беженцам и о снижении пособий, получающим заработок:

1. Снижение пособия или прекращение его выплаты возможно лишь в случае если у семьи есть постоянный заработок.

2. Если беженец отказывается выйти на работу без уважительной причины, он может быть лишен пособия (но лишается пособия только он, а не члены его семьи).

3. Нетрудоспособными признаются дети до 16 лет и женщины и мужчины старше 50 и 55 лет соответственно, а также беременные женщины, кормящие матери и матери с малолетними детьми.

4. Уважительными причинами невыхода на работу признаются: 1) нежелание расставаться с семьей, если работа предлагается в другом уезде; 2) предлагаемая работа не соответствует квалификации; 3) нет одежды, в которой можно было бы выйти на работу.

5. Достаточным признается заработок, который на ¼ превосходит сумму квартплаты и продовольственный паек. Если заработок ниже, то семью нельзя лишить продовольственного пайка.

Вятское губернское земское собрание на 8 очередной сессии, проходившее с 1 по 18 декабря 1914 года определило сумму продовольственного пособия в размере – 20 рублей на семью из 4-5 человек и в 35 рублей, если в семье было больше 5 членов. Для семей беженцев, члены которых участвовали в войне, выдавалась разница между солдатским и беженским пособием.

 

Материалы Д. 146 позволяют изучить возрастной состав, состав семей, время их прибытия в город Глазов и размеры получаемого пособия. Эти данные мы представили в форме таблицы 1.

 

Таблица 1

 

ФИО беженца

Дата прибытия

Возраст

Размер пособия

Ломинская Анна Алексеевна,

ее сын Владимир

24.01.1915

22 года;

2 недели

3,75 руб.

1,50 руб.

Лимонова Наталия,

сыновья Владимир, Николай,

Дочь Анна

15.08.1915

37 лет;

9 лет, 7 лет,

 3 года

3,75 руб., 2,25 руб., 2,25 руб., 1,50 руб.

Никель Иоганна, сыновья Рудольф, Эдвард, дочери Ива и Альма

18.09.1915

48 лет,

18 лет, 2 года, 16 лет, 6 лет

3.75 руб., 3,75 руб., 2,25 руб., 3,75 руб., 1,50 руб.

Каронас Анна, сыновья Альберт, Владимир, дочери Альвина, Аделя

15.09.1915

37 лет, 15 лет, 8 лет, 13 лет, 10 лет

3,75 руб., 3,75 руб., 2,25руб., 3,75 руб., 1,50 руб.

Гасконис Магдалена, сын Людвиг

15.09.1915

60 лет, 14 лет

3,75 руб., 3,75 руб.

Якубнис Марианна

26.07.1915

28 лет

3,75 руб.

Куц Анастасия

15.12. 1915

22 года

3,75 руб.

Работа глазовского земства по размещению и устройству беженцев была значительной. Местные органы старались распределить беженцев по домам горожан, найти им работу, заботились об обеспечении беженцев теплой одеждой. Для беженцев были определены размеры пособия, выплачиваемого ежемесячно.

Работа Глазовской уездной управы по размещению эвакуированных предприятий

К 1915 г. перед правительством на повестку дня остро встал вопрос об эвакуации заводов и фабрик из западных областей Российской империи в тыл. В условиях «великого отступления» русской армии требовалось в кратчайшие сроки успеть вывезти предприятия из захваченных неприятелем территорий. Эту проблему требовалось решить с привлечением земских учреждений.

20 августа 1915 г. в Вятке состоялось заседание Губернского Военно-промышленного комитета по вопросу о необходимости эвакуации заводов из занятых немцами городов западной России. Члены комитета обсуждали возможность размещения предприятий на территории Вятской губернии. Для того чтобы знать количество заводов, которое можно было бы разместить в крае необходимо было отправить запросы в уездные земские учреждения, которые бы на местах выяснили какое число предприятий можно эвакуировать.

2 сентября 1915 г. Глазовская уездная земская управа отправила телеграмму в волостные правления, в которой требовала от волостных старшин до 15 сентября дать ответ на вопрос, на территории каких волостей есть помещения пригодные для размещения предприятий.

Материалы переписки управы с волостными правлениями показывают, что администрация правлений постаралась к назначенному сроку отчитаться о том, есть ли пригодные помещения для размещения эвакуированных предприятий в волости.  9 волостных правлений объявили о том, что на их территории есть подходящие здания для эвакуации фабрик и заводов из западных областей страны.

Балезинское волостное правление готово было предоставить помещение общественных хлебозапасных магазинов, нежилые деревянные дома. Помещения хлебозапасных магазинов, которые можно было использовать для эвакуации, имелись в Выковской волости. Сергеевская волость предложила для размещения заводов здание Стекольного завода, принадлежавшего И.Г. Баранову, согласившемуся сдать завод в аренду за плату. На территории починка-села Игра имелось бездействующий, оставленный завод. В телеграмме дается описание завода и дается перечень его инфраструктуры: паровой двигатель, помещения для рабочих, дрова и кирпичи. Васильевское правление предложило для размещения эвакуированных предприятий территорию Кокманского завода, являющегося собственностью Ивана и Федора Бушковых, которые хотели продать заводскую площадь с помещениями. В телеграмме дается описание завода и прилегающей к нему территории. Рядом с заводом находились 2 пруда, каменное здание с деревянной надстройкой. Жилые дома для рабочих (1 новый дом с мезонином), 5 двухэтажных домов, 6 домов для рабочих, которые требовали ремонта, кроме того имелись два лабаза, амбар, кузница.

Залазнинское волостное правление предлагало для размещения предприятий территорию чугуноплавильного завода, принадлежавшего графу Грихольскому. Вокруг завода было много жилых домов, предназначенных для рабочих. Поломское правление согласилось предоставить стекольный завод на берегу Чепцы, принадлежавший Баскову. Сардынское волостное правление предложило привлечь для эвакуации двухэтажный деревянный дом с постройками и амбаром. На территории Люкской волости имелось здание земского 2-класного училища.

 

Таким образом, на территории Глазовского уезда имелись помещения и территории, на которые можно было эвакуировать предприятия из западных губерний империи. Необходимо отметить, что если бы фабрики и заводы были размещены в предложенных местах, то им бы не пришлось разворачивать свое производство на пустом месте, т.к. в предложенных местах уже имелась необходимая инфраструктура (заводские помещения, рабочие дома, хозяйственные постройки).

Содержание и использование труда военнопленных на территории Глазовского уезда

Неотъемлемым следствием любой войны является захват пленных. В годы Первой мировой войны он приобрел массовый характер, причем захватывали не только солдат, но и мирное население. Во время войны около 8 000 000 человек стали военнопленными. Для маневренных стадий Первой мировой войны, а особенно это было типично на Восточном фронте, были характерны массовые сдачи в плен, во время Первой Галицийской битвы в 1914 г. русским сдалось в плен от 100 000 до 120 000 австрийских военнослужащих.

Перед правительствами воюющих государств стояла задача размещения военнопленных в неохваченных военными действиями областях. Ввиду огромного количества захваченных в начальный этап войны неприятельских солдат необходимо было издать законы о содержании военнопленных, об использовании их труда. Часть военнопленных была размещена на территории Вятской губернии и входящих в нее уездов.

17 марта 1915 г Совет министров Российской империи утвердил Правила об отпуске военнопленных для работ на частных промышленных предприятиях:

 

 

1. Военнопленных можно отпускать на работу вне района театра военных действий на частные предприятия горной, горнозаводской и фабрично-заводской промышленности.

2. На работу пленные отпускаются партиями не мене 25 человек (но их численность должна быть не менее 15% от общего числа работников завода).

3. Предприятия, которое желает привлечь для работ военнопленных, должны написать заявления на имя Губернатора.

4. Предприятие в заявлении должно указать, на какую работу оно хочет привлечь военнопленных; число военнопленных, которое оно собирается привлечь; время (дата), когда собирается использовать труд пленных; звания и ФИО ответственных за прием военнопленных; наличие ж.д. и речных станций, по которым могут быть доставлены пленные для работ на данном предприятии.

5. Довольствие военнопленных должно быть, как у нижних чинов, они должны размещаться отдельно от других рабочих, помещение, в котором размещены пленные, должно охраняться.

6. За свою работу военнопленные получают заработную плату: 1/3 остается у них на руках, 1/3 поступает в особый фонд на особые счета военнопленных, 1/3 – в Военное министерство.

7. По первому требованию Военного министерства пленные возвращаются в места их содержания.

Глазовское уездное земство

В телеграмме Вятского губернатора от 25 июля 1915 г. в Глазовскую уездную земскую управу были определены нормы продовольствия: 2 фунта хлеба, 24 зол крупы, 74 фунта мяса (баранина, свинина или рыба). При этом 22 раза в неделю военнопленных должны были кормить постной пищей. Всего в месяц на продовольствие пленных выделялась сумма в 15 копеек на человека. Мы можем отметить, что условия содержания были не идеальными. Пленные недоедали. Выделенного продовольственного довольствия было недостаточно. Но при этом пленных использовали на самых тяжелых работах. Вследствие такого содержания военнопленные не редко бастовали и отказывались выходить на работу.

 Подобный случай произошел в селе Полом, о чем пишет в Глазовскую земскую управу пристав Пакетов. Из телеграммы Пакетова узнаем, что военнопленные в количестве 97 человек отказались выйти на работу, мотивируя отказ выдачей недоброкачественной пищи. Приставом было проведено расследование, которое показало, что еда действительно была испорчена: пленным выдали тухлое мясо, в котором обнаружены личинки червей, хлеб выдавали без веса. Пакетов сообщает, что нарушения были исправлены, пленные накормлены и вновь приступили к работе. Такие случаи могли быть повсеместными и далеко не всегда чиновники поступали так, как пристав Пакетов, который не видел в военнопленных только врагов, а прежде всего, видел в них людей.

Если какой-либо предприниматель или купец желал привлечь военнопленных для работы на своем предприятии он должен был написать заявление в Глазовскую уездную земскую управу. Материалы архивного д. 143 позволили ознакомиться с примерами подобных заявлений. В одном из них глазовский купец Семен Иванович Порошин просил отпустить 25 человек из числа военнопленных для набивки овса в кули, заготовленного для отправки в действующую армию.  Управа передала заявление на подпись Глазовскому уездному воинскому начальнику.

В дальнейшем, чтобы миновать многочисленные промежуточные инстанции, Вятский губернатор отправил телеграмму уездным и городским управам, в которых просил писать заявления в Штаб местного военного округа.

Глазовская уездная управа также старалась использовать труд военнопленных. В основном они привлекались для строительства дорог. В частности, пленные были привлечены для строительства шоссейной дороги Чепца-Глазов, имеющей важное стратегическое значение. Охрана была возложена на земства.

Военнопленных было запрещено размещать в домах сельских обывателей, из-за случая, который произошел в одной из губерний, когда крестьяне убили пленного австрийца за то, что он вступил в интимную связь с крестьянкой данного села. Часто пленным приходилось ночевать под открытым небом или же в пустых домах.

Начавшаяся Первая мировая война поставила перед земствами не рассматриваемые ранее вопросы, такие как размещение беженцев и эвакуированных предприятий, организация труда военнопленных. Изучая архивные материалы, мы смогли убедиться, что Глазовское земство оперативно приспособилось к решению этих проблем. Беженцам был предоставлен кров, предлагалась работа, выплачивалось пособие. На территорию Глазовского уезда можно было эвакуировать ряд предприятий из западных областей страны. Девять волостных правлений готовы были предоставить помещения и территории для того, чтобы разместить фабрики и заводы.

Условия содержания и использования труда военнопленных оговаривались в Правилах об отпуске военнопленных для работ на частных промышленных предприятиях. Заявление о направлении военнопленных на работу приходилось направлять в различные инстанции. В дальнейшем, чтобы ускорить срок выдачи пленных на работу, заявление отправлялось уже только в Штаб военного округа. Условия содержания пленных были средними. Продовольствия не хватало, часто оно было плохого качества. Сумма, выделяемая на содержание, была незначительной, но при этом пленные могли получать заработок, если их привлекали к работам. Основной вид работы, на которой использовали военнопленных в Глазовском уезде – это строительство дорог.

Арасланов Рамис Рафикович 

г. Глазов

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ГЛАЗОВСКОГО И САРАПУЛЬСКОГО ЗЕМСТВ ПО ОКАЗАНИЮ ПОМОЩИ ДЕЙСТВУЮЩЕЙ АРМИИ

Помощь Сарапульского земства солдатским семьям

Одной из задач земских учреждений Российской империи стала поддержка солдатских семей. Она заключалась в выплате пособий, выдаче продовольственного пайка и теплых вещей членам семей солдат, призванных в действующую армию. Подобная практика была эффективной, поскольку позволяла бойцам российской армии лучше сосредоточиться на выполнении своих непосредственных обязанностей, поскольку они были уверены, что их жены и дети будут обеспечены всем необходимым для жизни. Условия содержания солдатских семей были прописаны в Уставе о воинской повинности 1898 г. (ст.38 – О призрении семей нижних чинов и ратников государственного ополчения, призванных на воинскую службу.)

Деятельность земских учреждений Сарапульского уезда по поддержке семей солдат была достаточно разнообразной. Необходимо было выбрать попечителей, на которых была бы возложена обязанность по призрению семей солдат. Вятским губернатором была направлена Инструкция о порядке избрания попечительств и выполнения возлагаемых на них обязанностей по призрению семей нижних воинских чинов в военное время1

Документ предполагал осуществлять особую заботу о таких солдатских семьях, в которых имелись малолетние, несовершеннолетние дети, а также семьях солдат-вдовцов и семья, где жены солдат вследствие увечья, болезни или порочного поведения были не в состоянии заботиться о детях.

Для указанной категории детей в столице губернии городе Вятка был открыт приют на 100 человек, где дети получали надлежащий уход, питание, одежду2. Но один приют на довольно большую по размерам Вятскую губернию был не способен вместить всех детей, требующих призрения. Поэтому губернатор А.Г. Чернявский изъявил желание открывать подобные приюты во всех уездных городах. По мысли губернатора средства на содержание сиротских приютов поступали бы от земских учреждений, пожертвований, а также от состоящего под покровительством Государыни императрицы Александры Федоровны Комитета трудовой помощи. Губернатор считал, что один из первых подобных приютов должен быть открыт в Сарапуле и просил исполняющего обязанности Председателя Сарапульского уездного Съезда Стельмаховича Леонтия Георгиевича взять строительство приюта под личный контроль.

 

губернатор А.Г. Чернявский

 


1 ЦГА УР. Ф. 242. Оп.1. Д.306. Л. 8.

2 Там же. Л. 8. Об.

Земство должно было оказывать помощь деньгами или продуктами. Глазовская управа ежемесячно выдавала паек, в который входили: 1пуд 28 фунтов муки, 10 фунтов крупы, ¼ пуда соли на каждого члена семьи1. Земские учреждения должны были выдавать продовольственные пайки членам солдатских семей. В состав пайка входили: мука, хлеб, крупа, соль, постное масло. Семьи солдат получали денежные средства на покупку этих продуктов. В Глазове пайки оплачивали земство и Алексеевский комитет. В 1915 г. на содержание 6 семей глазовское земство выделило сумму в 150 рублей2.

 

г. Сарапул. Вознесенская улица

Сарапульская управа проводила обследования воинских семей, чтобы знать их состав, выяснить условия их проживания. Одной из задач управы стало создание Отделов обществ помощи семьям раненых воинов. На открытии подобных отделов настаивал вятский губернатор.   

 План уездного города Сарапула



1 ЦГА УР. Ф.5. Оп. 1. Д. 55. Л. 100.

2 Там же Л. 104.

Помощь Глазовского и Сарапульского земств действующей армии

 Форма помощи земств армии была разнообразной. Это отправка на фронт продуктов, фуража, теплых вещей; организация госпиталей для легко и тяжелораненых воинов, сбор денежных средств.

4 мая 1916 г. прошел Съезд представителей земских, областных организаций, уполномоченных Министерства земледелия по заготовке скота для армии и населения.

Решением съезда российские губернии были поделены по территориальному признаку на группы, для каждой группы установлены цены на закупку зерна и определены сроки заготовки мяса. Вятская губерния была отнесена к группе губерний Северо-Восточного региона.

 Заготовка мяса для армии должна была начаться в ноябре 1916 г.

12 октября 1916 года состоялось заседание 50-й очередной сессии уездного земского собрания в Глазове. На нем был заслушан Доклад № 10 «Об установлении твердых цен при покупке скота для армии».

В докладе говорилось о начале массовых закупок скота у населения по нормальным ценам, о том, что вывоз скота не должен нарушать крестьянского хозяйства и питания в тылу.

Были установлены следующие цены на закупку скота:

1) на нетель, коров, хорошо упитанных быков, весящих до 15 пудов – 6, 25 рублей за пуд;

2) за коров и быков, весивших от 15 и до 25 пудов – цена за пуд увеличивается на 10 копеек;

3) коровы и быки весом от 25 до 35 пудов - + 5 копеек за пуд;

4) коровы и быки свыше 35 пудов – 7, 75 рубля за пуд;

5) овцы – 8 рублей за пуд;

6) свиньи весом в 5-6 пудов – 10 рублей;

7) свиньи весом в 6-7 пудов – 11 рублей;

8) свиньи весом в 7-8 пудов – 12 рублей;

9) свиньи, весившие больше 8 пудов –13 рублей за пуд.

Кроме поставок мяса население губернии отправляло на фронт зерно. В телеграмме Сарапульского уездного съезда Вятскому губернскому правлению указывается о согласии крестьян Сарапульского уезда пожертвовать для нужд военного времени 5116 пудов ржи и 1859 пудов овса.

Со сбором денежных средств в уезде было труднее. У крестьян не было достаточного количества денежных средств, часть из которых можно было отдать различным обществам и комитетам, ведущим сбор пожертвований. Сарапульским уездным съездом было решено вести работу в этом направлении. Для этого планировалось проводить волостные сходы, на которых бы поднимались вопросы о сборе денежных средств. Подобная практика имела результаты. 1 сентября 1914 года в Каракулинском волостном правлении был организован кружечный сбор, на котором удалось собрать сумму в размере 486 рублей.

Вид г. Сарапула

Сарапульским земством были созданы три кружка в селах Петропавловском, Тойкине и Зюзине. Задача кружков заключалась в сборе добровольных пожертвований, изготовлении белья для больных и раненых воинов, с отправкой белья на фронт или в госпитали. Особо сумел отличиться Петропавловский кружок, который изготовил:

- 129 штук рубашек;

- 119 штук кальсон;

- 12 пар носок;

-26 полотенец;

- 3 скатерти;

- 1простыню;

- 85 портянок.

Кружок приготовил к отправке 18 пудов 10 фунтов сухарей, собрал 100 рублей, на которые собирался приобрести 5 пудов сахара, 2 ящика махорки, 4 стопки курительной бумаги.

Одной из обязанностей земских учреждений Вятской губернии была организация госпиталей для раненых бойцов российской армии. В телеграмме от 4 сентября 1914 г. вятский губернатор А.Г. Чернявский просил Сарапульский уездный съезд выяснить возможность размещения раненых бойцов на квартирах горожан, в казармах хозяйственных помещениях. Как от телеграфировал съезд необходимые помещения в городе имелись, но нужны были средства на их оборудование, обстановку, отопление, закупку медикаментов. Средства на содержание госпиталей должно было найти земство.

В Глазове в годы Первой мировой войны открылись два госпиталя. Один основан на средства уездного земства, второй – на деньги Главного Комитета Всероссийского земского союза. Земский госпиталь был организован согласно постановлению Земского собрания, на чрезвычайной сессии от 9 августа 1914 г. Помещение для размещения раненых воинов при городской больнице открылось к 1 сентября 1914 г. Госпиталь был рассчитан на 50 человек. Заведующим госпиталем был назначен врач Глазовской земской больницы И.А. Мартьянов, фельдшером – Кибардина. Обеспечение госпиталя бельем взяли на себя местные именитые дамы: жена председателя глазовской управы Е.Н. Инихова, Н.А. Яговкина, А.И. Столбова, М.К. Ямбаева, Г.О. Михалева. На Рождество и Пасху солдаты, находящиеся на лечение, получили подарки, на Новый год была организована елка. При выписке они снабжались бельем, деньгами, одеждой. Всего в период с 1 сентября до 1916 года в госпиталь было принято 403 бойца российской армии. На лечение было выделена сумма в 2260 рублей 47 копеек. Лечение и содержание каждого пациента обходилось в сумму, равную 26, 3 рубля.

Госпиталь Всероссийского земского союза был рассчитан на 120 человек. Лечение бойцов обошлось в сумму в 20150,7 рублей. Всего за период 1914-1915 гг. в госпитале прошли лечение 805 воинов.

Подводя итог, следует сказать, что помощь со стороны земских организаций действующей армии была разнообразной. Во-первых, это забота о членах солдатских семей. Необходимо было выплачивать им пособие, выдавать теплые вещи, а оставшихся без опеки родителей ребят разместить в приюты. Во-вторых, это заготовка продовольствия и одежды для армии. Петропавловский кружок изготовил одежду и белье для солдат, крестьяне собирали деньги для пожертвований. Земские учреждения должны были проводить заготовительные кампании, но при этом они старались учитывать интересы местного населения, устанавливая оптимальные цены за сдачу мяса. По мнению земств, заготовительная кампания не должна была подорвать животноводство в крае. В-третьих, на территории Глазовского и Сарапульского уездов Вятской губернии были организованы госпитали для раненых и больных воинов. Один из госпиталей был организован на средства Глазовского земства, второй – на деньги Всероссийского земского союза. Оценивая размеры оказанной помощи, можно сделать вывод, что земские учреждения старались обеспечить армию всем необходимым.

Арасланов Рамис Рафикович

г. Глазов

 



1 ЦГА УР. Ф. 242. Оп.1. Д.306. Л.10.

2 ЦГА УР. Ф. 5. Оп.1, Д. 46. Л. 765.

3 Там же.

4 Там же. Л. 767.

 


1 ЦГА УР. Ф.5. Оп. 1. Д. 55. Л. 101 об.

2 Там же. Л. 100

1 ЦГА УР. Ф. 242. Оп.1. Д.306. Л.6.

2 Там же. Л.26.

ГЛАЗОВСКОЕ УЕЗДНОЕ ЗЕМСТВО В ПЕРИОД ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ: НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ОБЛАСТИ НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ И ЗДРАВООХРАНЕНИЯ

 

Региональная историография основное свое внимание уделяла экономическому развитию Вятской губернии и «удмуртских» уездов в годы войны, проблеме перехода промышленности на выпуск военной продукции [1; 6]. Современных исследователей продолжают интересовать вопросы, касающиеся процесса модернизации на Ижевском оружейном и Воткинском железоделательном заводах в 1914—1918 гг. [2; 3; 5]. Проблемам мобилизации людских и материальных ресурсов в Вятской губернии в годы Первой мировой войны посвящена диссертация С.В. Казаковцева, попытавшегося рассмотреть восприятие Первой мировой войны населением губернии, опираясь на материалы ГАКО [4]. В 2006 г. С.А. Рябая и К.И. Куликов выпустили сборник документов «Удмуртия в годы Первой мировой войны 1914—1918». Источники, включенные в издание, дают возможность изучить мобилизационные мероприятия, настроение населения Удмуртии в годы Первой мировой войны, проанализировать состояние сельского хозяйства и торговли, формы оказания помощи фронту и семьям военнослужащих [6].

Однако до сих пор не изученной остается деятельность уездных земских учреждений в 1914—1917 гг. Между тем, перед земствами стояли самые разнообразные задачи: от размещения эвакуированных предприятий из западных губерний до развития местной инфраструктуры.

В настоящей статье предпринята попытка охарактеризовать направления в работе Глазовского земства в области народного образования и здравоохранения в военный период. При написании статьи мы опирались на архивные источники Центрального государственного архива Удмуртской Республики. Исследованные за 1914—1916 гг. журналы и постановления уездных земских собраний дают подробную картину заседаний сессий, ход обсуждения и решения вопросов, причем фиксировались и особые мнения гласных. К каждому из журналов прилагались объемные и информативные приложения: доклады различных комиссий собрания и уездных управ, хозяйственные отчеты.

Первая мировая война поставила перед уездными земскими учреждениями широкий спектр вопросов. В кратчайшие сроки необходимо было разместить беженцев, выделить помещения для эвакуированных из западных областей предприятий, открыть госпитали для бойцов российской армии и многие другие. Земства, занятые решением проблем, поднятых в ходе войны, задвигали на второй план местные проблемы.

Изучая делопроизводственную документацию Глазовского земства, мы выделили несколько направлений в работе земских учреждений в период с августа 1914 по сентябрь 1915 гг.:

1. организация госпиталя для раненых солдат;

2. профилактика эпидемиологических заболеваний: строительство холерного барака, медосмотр прибывающих в уезд беженцев;

3. мероприятия по улучшению местной системы здравоохранения: строительство новых больниц и т. д.;

4. развитие системы начального образования;

5. организация детских садов для крестьянских детей;

6. создание детского фонда в городской библиотеке.

Остановимся подробнее на данных направлениях. В г. Глазове в 1914 г. открылись два госпиталя [8, л. 765]. Один был основан на средства уездного земства, второй — на деньги Главного Комитета Всероссийского земского союза. Земский госпиталь был организован согласно постановлению Земского собрания, на чрезвычайной сессии от 9 августа 1914 г. Помещение для размещения раненых воинов при городской больнице открылось 1 сентября 1914 г. Госпиталь был рассчитан на 50 человек, заведующим назначен врач Глазовской земской больницы Н.А. Мартьянов, фельдшером — Кибардина. Обеспечение госпиталя бельем взяли на себя местные именитые дамы: жена председателя глазовской управы Е.Н. Инихова, Н.А. Яговкина, А.И. Столбова, М.К. Ямбаева, Г.О. Михалева. На Рождество и Пасху солдаты, находящиеся на лечении, получили подарки, на Новый год была организована елка. При выписке они снабжались бельем, деньгами, одеждой. В период с 1 сентября 1915 г. до 1 января 1916 г. госпиталь принял 403 бойца российской армии. На лечение и уход была выделена сумма в 2260 рублей 47 копеек, при этом на одного бойца — 26 рублей 30 копеек [8, л. 765].

Госпиталь Всероссийского земского союза был рассчитан на 120 человек. Лечение бойцов обошлось в сумму в 20150 рублей 70 копеек [8, л. 767]. За период 1914—1915 г. в госпитале прошли лечение 805 воинов.

Значительной была деятельность Глазовского земства по улучшению ситуации в области здравоохранения в уезде, в связи с большим наплывом беженцев из западных губерний Российской империи. Была создана комиссия, которая выявляла отсутствие у прибывающих в город беженцев эпидемических заболеваний. В состав комиссии вошли: Максимов Н.М. — председатель комиссии; товарищ председателя Шатова М.А., секретарь Широков Г.А., члены Афанасьев А.Н. (земский врач), Боголюбов П.П. (земский начальник), Алфимов П.В. (городской врач), Аммосова В.И. (врач-эпидемиолог), Денисов И.Н., Яговкин Н.М., Шиляев В.Ф., Дуракова А.А. Комиссия размещалась в здании Статистического отделения уездной земской управы при доме П.П. Горбушина около железнодорожной станции [9, л. 48].

В 1915 г. были открыты новые эпидемиологические бараки в г. Глазове и на Залазнинском заводе на 60—70 кроватей с амбулаторией и прачечной [8, л. 838]. В том же году введено в эксплуатацию помещение с 20 койками для изоляции больных пассажиров при железнодорожной станции [8, л. 839]. Были выделены средства для ремонта, находящегося в г. Глазове, холерного барака.

Помимо этого, земская управа проводила мероприятия, направленные на развитие местной системы здравоохранения и снижения количества заболеваемости среди населения уезда. Уездное земство выделяло значительные средства на строительство новых больниц [8, л. 871—872]. В 1916 г. открыты больницы в селах Люк и Ягошур. При Унинской больнице была построена прачечная, в селе Укан открыта амбулатория с родильным отделением, в Ухтыме построено здание заразного барака.

В связи с начавшейся войной, задачи земских учреждений по развитию образования и культурного просвещения населения уездов ждали своего часа. Однако, несмотря на этот трудный период в жизни страны, земство продолжало оказывать поддержку местной системе образования.

 

К 1915 г. открылись двери высших начальных училищ в Глазове и селе Юкаменском. Были предоставлены средства на строительство общежитий при училищах. Уездное собрание выделило на содержание школ в 1916 г. сумму в размере 30047 рублей [8, л. 369]. В основном их планировалось потратить на строительство высших начальных училищ в селах уезда: Уни, Ухтым, Укан, Ягошур, Юски, Люк, Афанасьево, Зура, Бельское, завод Залазна.

Земские учреждения г. Глазова заботились об учреждениях среднего образования. 5 марта 1915 г. готовился торжественный юбилей в честь 30-летия со дня открытия Глазовского сельскохозяйственного училища. На 1915 г. на содержание училища была выделена сумма в 23000 рублей [8, л. 306]. Из них — 10000 рублей составляло пособие от правительства, 8000 рублей выделяло уездное земство, 5000 рублей поступило от губернского земства. Но, по мнению членов уездного собрания, сумма была недостаточной, и оно выступило с ходатайством перед губернским собранием об увеличении размеров пособия.

г. Сарапул

Земство считало, что учащиеся должны питаться здоровой и правильной пищей. Было организовано горячее питание и выдача теплых вещей учащимся начальных школ г. Глазова. На эти мероприятия была выделена сумма в 2000 рублей [8, л. 368]. Члены земства ходатайствовали перед губернским правлением об увеличении выделяемой суммы. Уездное собрание также беспокоилось о снижении детской заболеваемости, местный врач — эпидемиолог посещал школы с целью осмотра учащихся.

Большая роль принадлежит Глазовскому земству в становлении местных дошкольных учреждений. Уездное земское собрание постановило учредить в деревнях Глазовского уезда ясли-приюты для детей крестьян на период с июля по август 1915 г. Основная цель при этом — повышение производительности сельскохозяйственных работ, т. к. родители детей, освобожденные на летние месяцы от заботы по воспитанию и уходу за детьми, выполнили бы больший объем работ. Ясли были открыты в следующих селах и деревнях уезда: Полом, Уни, Порез, Зура, Люк, Укан, Елово, Качкашур, Люм, Лудошур, Балезино [8, л. 425]. Детей кормили три-четыре раза в день. Рацион питания состоял из супа, щей, каш, мяса, чая. Дети выходили на прогулку, играли друг с другом. Приводили детей в ясли в пять-шесть часов утра, забирали поздним вечером, но нередко ребята оставались ночевать. Как отмечается в докладе, вначале крестьяне с недоверием отнеслись к открытию яслей-приютов, боясь увеличения инфекционных заболеваний у детей. Но по мере распространения подобных учреждений, многие родители поняли выгоду яслей и изъявили желание, чтобы они открывались и в другие времена года. На содержание яслей-приютов, выплату заработной платы заведующим и нянечкам, Глазовское земство выделило сумму в размере 2600 рублей. Каждый день земство расходовало на одного ребенка по 12—16 копеек.

 

На заседании 49-й очередной сессии, проходившей с 5 по 19 октября 1915 г., был заслушан доклад о глазовской публичной библиотеке, в котором сообщалось о необходимости открытия детского отдела [8, л. 237]. По мнению докладчика, роль библиотеки как образовательного учреждения, была очень важна для Глазовского уезда, который в основной своей массе был крестьянским. В докладе отмечается, что «библиотека оказывает неоценимую помощь в воспитании и самообразовании детей, помогает избавить детей от дурного влияния окружающей среды, позволяет забыть о тяжелой домашней обстановке» [8, л. 238.] .Как считало земство, в детской библиотеке должны иметься книги, рассчитанные и на дошкольников. Земское собрание постановило увеличить ассигнования на детский отдел с тем, чтобы со временем преобразовать его в детскую библиотеку. На формирование фондов было выделено 1558 рублей [8, л. 238].

Таким образом, можно отметить, что деятельность, связанная с развитием образования и здравоохранения в уезде, занимала важное место в работе Глазовского земства. Осознавая всю важность просвещения и образования, органы местного самоуправления выделяли значительные денежные средства на строительство волостных школ. Заботясь об учащихся, они ходатайствовали перед губернским правлением об увеличении денежных сумм на организацию горячего питания и покупку теплых вещей. Глазовское земское собрание внесло значимый вклад в сферу здравоохранения. С каждым годом увеличивалось количество больниц, приемных покоев в уезде. В связи с нахлынувшим потоком беженцев, остро встала проблема нераспространения инфекционных и эпидемиологических заболеваний. Земство оперативно решило проблему, открыв помещения для изоляции больных при железнодорожной станции и новый эпидемиологический барак в г. Глазове. Проведенные мероприятия показывают, что земские учреждения заботились о развитии края.

Начавшаяся война лишь мобилизовала их усилия. Земство успевало оперативно решать вопросы, поставленные на повестку дня мировой войной и проблемы местного значения.

 Арасланов Рамис Рафикович

 г. Глазов

Список литературы:

1.       Александров А.А. Ижевский завод. Ижевск, 1960.

2.       Воткинский завод. История развития производства за 240 лет / Под редакцией Черткова Ю.А. Воткинск, 1999.

3.       История развития Ижевского завода за 240 лет/ Под редакцией Моисеева В.В. Ижевск, 2001.

4.       Казаковцев С.В. Вятская губерния в 1914—1917 гг.: Война, власть и население» — [Электронный ресурс]. Режим доступа. URL: http: //www.nivestnik.ru/2000_1/index.shtml. Дата обращения: 25.10.2013.

5.       Рябая С.А. Модернизация промышленности Удмуртии накануне и в годы первой мировой войны (1910—1917 гг.) / С.А. Рябая. — Ижевск. 2006. — 220 с.

6.       Садаков А.М. Удмуртия в годы Первой мировой войны // Записки УдНИИ. Вып. 16. Ижевск, 1954.

7.       Удмуртия в период Первой мировой войны. 1914—1918 / Ред. коллегия: д.и.н. К.И. Куликов, Н.К. Коробейникова, Н.Г. Пушкарёва; Сост.: М.А. Микрюкова, д.и.н. К.И. Куликов, Н.А. Красильникова, к.и.н. С.А. Рябая, Науч. редактор: д.и.н. К.И. Куликов. — Ижевск: Удмуртия: Ижевская республиканская типография, 2006. — 300 с.: ил.

8.       Центральный государственный архив Удмуртской Республики. Ф. 5. Оп. 1. Д. 46.

9.       ЦГА УР. Ф. 5. Оп. 1. Д. 146.

 

 

 

Просмотров статьи:

284

Автор статьи:

Рамис Рафикович Арасланов магистрант, учитель физико-математического лицея города Глазова

Поделиться в социальных сетях: