Институт Национальной Памяти

Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Ржев, Саранск, Ижевск

 

Институт
Национальной
Памяти

Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Ржев, Саранск, Ижевск

Историко-патриотическое воспитание как важнейшая задача советской государственной политики во второй половине 1930-х - годов и во время Великой Отечественной войны

Исторические просвещение и воспитание историей

Историко-патриотическое воспитание как важнейшая задача советской государственной политики во второй половине 1930-х - годов и во время Великой Отечественной войны 

 

 Обращение к проблеме патриотического воспитания, его механизмов, методов, исторического опыта представляется на современном этапе развития нашей страны особенно актуальным. Накануне Великой Отечественной войны в СССР было буквально за несколько лет интенсивной идеологической кампании сформировано совершенно особое отношение граждан к своей стране, представляющее «чувство постоянной мобилизационной готовности, чувство безграничной, активной любви к своей родине» , означающей действенность, способность к самоотвержению. То есть именно те качества, которые, по нашему глубокому убеждению, и стали важнейшей составляющей победы в войне. Поэтому инструментарий идеологического воспитания, которым стала, прежде всего, история, популяризировавшаяся самыми различными способами, требует особого, пристального рассмотрения. 

Общественная актуальность темы нашего исследования состоит также в необходимости обращения на данном этапе к опыту приобщения в 1930-е гг. еще недавно неграмотного народа к истории, литературе, достижениям культуры в целом.

С середины-второй половины 30-х гг. в качестве официальной доктрины в Советском Союзе утвердилась «государственная» концепция , что ознаменовалось колоссальными изменениями во всех сферах жизни общества – политической, экономической, военной, социальной, культурной, религиозной и неизбежно сопровождалось мощной идеологической кампанией. Ее основной задачей стало утверждение новых ценностных ориентиров, прежде всего - воспитание патриотизма, тех «волевых качеств, которые так необходимы каждому гражданину СССР в нынешней сложной международной обстановке» . 

Важнейшим инструментом реализации этой задачи стала история, поэтому 30-е годы ознаменовались масштабными изменениями в сфере исторической науки и образования, вообще в отношении к истории власти и общества. «Сталин готовился к войне и понимал, что необходимо готовить к ней массовое историческое сознание, для чего необходимо было формировать новую историческую идеологию, охватывающую население страны призывного возраста, т.е., студентов и старших школьников. Удобнее всего это было сделать через школьные учебники и истфаки университетов. Фигура Покровского не была заменена каким-либо иным авторитетным историком, она была заменена фигурой Сталина» . 

В 1934-35 гг. была развернута широкая кампания по пересмотру истории, цель которой состояла в переоценке русского прошлого и истории отношений разных народов, входящих в состав Советского Союза. Если в 1931 г. И.В. Сталин на страницах газеты «Правда» утверждает, что «старую Россию» на протяжении всей ее истории «непрерывно били… Били монгольские ханы. Били турецкие беи. Били шведские феодалы. Били польско-литовские паны» , то с 1934 года история все той же старой России становится чередой блестящих побед и самоотверженной борьбы за них. Если до 30-х гг. Российская империя официально признавалась «тюрьмой народов», а активная завоевательная политика Российского государства осуждалась как «колониальная», то в «Кратком курсе истории СССР» (1937 г.) ракурс освещения истории взаимоотношений России с вошедшими в ее состав нерусскими народами в корне изменился. Утверждалась мысль о цивилизаторской роли русского государства, способствовавшего преодолению вековой отсталости многих наций и народностей. В этом отношении Советский Союз выглядел преемником России, что позволило многим исследователям говорить о восстановлении еще недавно  называемых И.В. Сталиным «великорусским шовинизмом» националистических, «имперско-русских» традиций.  Ф. И. Шаляпин в письме к дочери Ирине из Парижа в декабре 1937 года с удовлетворением отмечал на основании содержания радиопередач из Москвы «перемену в настроении российском», выразившуюся в постоянном прославлении «Родина, отечество, гордимся русским человеком» .

Существенно трансформировался идеал исторического деятеля, находившегося в центре внимания и профессиональных исследований, и художественно-исторической литературы. Если в 1920-е годы ее главным героем был революционер, вождь народных масс, декабрист, рабочий на баррикадах , то в 30-40-е гг., когда революционная тема осталась, но отошла на второй план, важнейшими, «сюжетообразующими» стали образы государственных деятелей и защитников страны. Иногда эти две роли соединяются в одной личности (Петр I, Иван Грозный, Александр Невский, Дмитрий Донской), иногда остается одна из них - военная (А.В. Суворов, М.И. Кутузов, П.А. Багратион и др.). В ряде произведений «без главного героя» повествование построено на изображении многих солдат и матросов, благодаря чему в сознании читателя формируется собирательный образ мужественного и самоотверженного русского воина, который и является в данном случае главным героем (в «Цусиме», «Севастопольской страде», «Порт-Артуре»). 

1934 год ознаменовался масштабными изменениями в отношении преподавания истории. 15 мая ЦК ВКП (б) и СНК СССР было принято постановление «О преподавании гражданской истории в школах СССР», в котором давалось указание о подготовке к июню 1935 года новых учебников по истории, а также о восстановлении с сентября 1934 г. исторических факультетов МГУ и ЛГУ. 9 июня ЦК ВКП (б) принято постановление «О введении в начальной и неполной средней школе элементарного курса всеобщей истории и истории СССР». В системе АН СССР был создан Институт истории.  

Главной задачей стала подготовка преподавательских кадров. Исторические факультеты университетов и педагогических институтов, кафедры истории (а вслед за ними – этнографии, археологии), филиалы АН СССР с институтами истории были открыты в столицах союзных республик и других крупных городах страны. 7 июня 1934 г. Наркомпрос РСФСР принял постановление «О переподготовке учителей по истории неполных средних и средних школ», при  МГУ были организованы курсы «усовершенствования преподавателей истории» сроком на 1 год. В 1936 г. при  Наркомпросе РСФСР были организованы курсы повышения квалификации учителей истории средних школ. Вопрос о постановке преподавания гражданской истории в школах обсуждался на заседаниях обкомов ВКП (б) в разных регионах страны.   

Для преподавателей истории началось издание журналов «История в средней школе» , «Историк-большевик» , «Исторический журнал» , «Исторические записки» , «Ученые записки МГУ»  и др.

Под пристальным контролем И.В. Сталина находилась работа по составлению учебников и учебных пособий. Утвержденные Наркомпросом РСФСР московская и ленинградская авторские группы с июля 1934 г. начали работу по составлению учебников «по элементарной истории СССР (с краткими сведениями по всеобщей истории для начальной школы)». 26 января 1936 г. ЦК ВКП (б) и СНК СССР приняли постановление «Об учебниках по истории», в котором предписывалось объявление конкурса на лучший учебник, в первую очередь – по элементарному курсу истории СССР . 27 января было опубликовано сообщение «В совнаркоме Союза ССР и ЦК ВКП (б) о положении в исторической науке и преподавании истории. Постановление и замечания И.В. Сталина, С.М. Кирова и А.А. Жданова к конспектам учебников по истории СССР и новой истории для вузов  неоднократно обсуждались историками с целью учета всех замечаний (27 и 28 января, 2 и 8 февраля – в Институте истории Коммунистической академии, 3 февраля – в Институте истории Красной профессуры, 16 февраля – на Ленинградском общегородском собрании научных сотрудников и преподавателей истории и др.), были созданы бригады по пересмотру существующих учебников по истории. В последующие годы работа по составлению и корректировке учебников продолжалась . В 1940 г. в Институте истории АН СССР были подведены итоги обсуждений учебников и работы над ними .   

Для успешной подготовки научных и педагогических кадров Наркомпросом разрешалась подготовка аспирантов по историческим дисциплинам. Первой группе советских историков Президиумом АН СССР была присуждена степень доктора по общественным наукам. В 1935 году при Институте истории Коммунистической академии утверждена комиссия по присуждению ученых степеней и званий. После упразднения Комакадемии в феврале 1936 г. все ее учреждения и основные кадры передавались в ведение АН СССР.

Также был организован цикл лекций для аспирантов и преподавателей, раскрывающих задачи изучения истории СССР и по ряду конкретных вопросов, касающихся истории революционного движения в России и Европе. В последующие годы чтение лекций по истории России, Коммунистической партии, истории международного рабочего и социалистического движения продолжалось. Была составлена «Летопись важнейших событий истории СССР (1917-1935 гг.)». 

В мае 1935 года состоялось организованное Наркомпросом РСФСР Всесоюзное совещание работников исторических факультетов университетов и институтов, на котором подводились итоги прошедшего с момента выхода постановления о восстановлении гражданской истории года, обсуждались, в числе прочего, также вопросы политико-воспитательной работы на факультетах. 14 июня ЦК ВКП (б) принято постановление «О пропагандистской работе в ближайшее время», в котором первостепенной задачей называлось изучение истории партии. Особо вопрос о преподавании истории ВКП (б), а также о работе исторических журналов обсуждался на совещании преподавателей Института Красной профессуры, созванном отделом партийной пропаганды и агитации ЦК ВКП (б) 17-20 октября 1935 г. В 1939 г. начала работу Высшая партийная школа при ЦК ВКП (б).

В 1937 г. в Институте истории АН СССР была составлена схема многотомной истории СССР. В работе над изданием принимали участие представители филиалов АН СССР. 9 апреля 1938 г. в Москве состоялось Всесоюзное совещание историков, созванное для обсуждения этого «обобщающего труда по истории всех народов СССР» . 

 Как в Москве, так и в других городах страны, прежде всего - столицах союзных республик, проходили конференции и заседания, посвященные различным проблемам истории народов СССР и мировой истории , деятелям науки и культуры .  Работа конференций широко освещалась в прессе, нередко сопровождалась организацией выставок  для привлечения внимания общественности, повышения интереса к подобным мероприятиям  у разных категорий граждан.  

Огромное значение имело переиздание в 1937-38 гг. впервые после революции  фундаментальных трудов классиков отечественной и мировой исторической науки XIX-начала XX века. «На прежней интерпретации истории в аранжировке скончавшегося «академика в будёновке» Михаила Николаевича Покровского не просто велено поставить жирный крест. В повседневный обиход гуманитариев лично товарищем Сталиным было дозволено вернуть «ряд наиболее ценных по фактическому материалу немарксистских работ русских и западноевропейских историков» . «Немедленно приступить к изданию Ключевского», — начертал Сталин в апреле 1937-го на записке заведующего Отделом печати и издательств ЦК ВКП (б) Бориса  Марковича Таля. Логика в возвращении «буржуазных историков» была:  птенцы школы Покровского были людьми, мягко говоря, малограмотными и в новых условиях компрометировали новый курс. Решено было «комакадемиков» подучить, о чём в начале 1936-го писал вождю ещё не репрессированный Карл Радек. «По-моему, т. Радек прав», — вывел Сталин синим карандашом. Очень скоро Радек, Таль и немалая часть привлечённых к процессу историков были перемолоты в жерновах репрессий. Соловьёв и Ключевский, Лависс и Рамбо, десятки других сочинений остались — в открытом доступе библиотек...» .

 

Активизировалась краеведческая и музейная деятельность. 10 июня 1937 года СНК РСФСР принял постановление «О реорганизации краеведческой работы в центре и на местах». При этом контроль за ней возлагался непосредственно на Наркомпрос РСФСР и органы народного образования республик. Был создан Институт краеведческой и музейной работы, в 1940 г. - комиссия для координации музейной работы. Вскоре был открыт ряд краеведческих и исторических музеев . Институт истории АН СССР с 1939 г. организовал работу по составлению многотомной истории Москвы, которую предполагалось завершить к 800-летнему юбилею столицы . 

Огромное влияние на историческую науку и преподавание истории оказала публикация «Краткого курса истории ВКП (б). В мае 1937 г. в журнале «Большевик» было опубликовано письмо И.В. Сталина «Об учебнике истории ВКП (б)» со схемой периодизации, адресованное составителям учебника. 14 ноября 1938 г. ЦК ВКП (б) принял постановление «О постановке партийной пропаганды в связи с выпуском «Краткого курса истории ВКП (б)»», предопределившее задачи исторической науки и ракурс преподавания, подачи исторической тематики в прессе и печати. В редакциях периодических изданий обсуждались поставленные задачи и проводилась необходимая «перестройка журналов» . 1, 17 и 23 марта 1939 г. на заседаниях Ученого совета Института истории АН СССР был обсужден доклад А.В. Шестакова «Историческая наука в свете «Краткого курса истории ВКП (б)»». Затрагивались все периоды отечественной истории, начиная с  этногенеза народов СССР  и образования русского национального государства . 

Особое внимание уделялось военно-исторической тематике. В 1938 г. были опубликованы тезисы ЦК ВКП (б) «К 20-летию РККА и Военно-Морского Флота». Были открыты многие военно-исторические музеи ,  о чем всегда сообщалось в центральной прессе («Правде»). С 29 августа 1939 г.Началось издание «Военно-исторического журнала» при Наркомате обороны СССР, был торжественно отмечен ряд юбилейных дат русской военной истории – 230-летие разгрома шведов под Полтавой .  В апреле 1940 г. в военной академии РККА им. Фрунзе состоялось совещание преподавателей военной истории, на котором обсуждалось сообщение комиссии Политического управления о научно-исследовательской работе по военной истории. 

Во время войны история продолжала оставаться мощным инструментом патриотического воспитания. Этот процесс направлялся и контролировался властью. К истории неоднократно апеллировал в годы войны И.В. Сталин. В своем выступлении по радио 3 июля 1941 года он отмечал: «История показывает, что непобедимых армий нет и не бывало. Армию Наполеона считали непобедимой, но она была разбита попеременно русскими, английскими, немецкими войсками. Немецкую армию Вильгельма в период первой империалистической войны тоже считали непобедимой армией, но она была разбита англо-французскими войсками. То же самое нужно сказать и о нынешней немецко-фашистской армии Гитлера» . В знаменитой речи 7 ноября 1941 года, обращаясь к красноармейцам и краснофлотцам, И.В. Сталин подчеркивал, что на долю советского народа выпала «великая освободительная миссия», что порабощенные страны Европы возлагают только на него все свои надежды: «Будьте же достойными этой миссии! Война, которую вы ведете, есть война освободительная, война справедливая. Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков — Александра Невского, Димитрия Донского, Кузьмы Минина, Димитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова! Пусть осенит вас победоносное знамя великого Ленина!» . В официальных документах и сталинских выступлениях военного времени часто звучал тезис о справедливом характере Великой Отечественной войны для советских граждан: «Ни один немецкий солдат не может сказать, что он ведет справедливую войну… Его заставляют воевать за ограбление и угнетение других народов… И, наоборот, любой боец Красной Армии может с гордостью сказать, что он ведет войну справедливую, освободительную, войну за свободу и независимость своего Отечества… Этим собственно и объясняется, что отечественная война рождает у нас тысячи героев и героинь, готовых идти на смерть ради свободы своей Родины» . Президиум Верховного Совета СССР учредил в качестве боевых наград ордена Суворова, Кутузова и Александра Невского (29 июля 1942 г.), Богдана Хмельницкого (10 октября 1943 г.), Ушакова и Нахимова (3 марта 1944 г.). История продолжала оставаться в 1941-1945 годах мощным инструментом патриотического воспитания. Не случайно в феврале 1944 г. на общем собрании АН СССР академик Б.Д. Греков в своем докладе говорил об исключительном значении в годы войны исторической науки . В свою очередь «оживление интереса к науке среди советских граждан, огромная роль истории в патриотическом воспитании их дали в военные годы сильный толчок к новым углубленным исследованиям прошлого России» .

Научная деятельность историков находилась под постоянным контролем власти, оценивалась и поощрялась государством. Целый ряд фундаментальных трудов историков был удостоен Сталинской премии. В 1942 году - первый том «Истории дипломатии» (подготовленный еще до войны  В.П. Потемкиным и др.), в 1943 – «История Гражданской войны в СССР» (Э.Б. Генкина, И.М. Разгон, И.И. Минц и др.), «Крымская война» Е.В. Тарле, «Холопство и холопы в Московском государстве в XVII в.» А.И. Яковлева, а также вся выдающаяся научная деятельность Б.Д. Грекова (премия по совокупности работ) и др.

Понятие «патриотизм» в Советском Союзе 30-40-х годов отнюдь не имело узко национальной направленности, напротив, по сути, понималось как советский интернационализм. Понятие «Родина» не подразумевало России, Украины, Таджикистана и т.д., а было неразрывно связано с понятием «советская», то есть, общая, одна на всех. Партийное руководство, опасаясь раскола советского общества по этническому признаку в годы войны, тщательно отслеживало ситуацию в республиках и резко пресекало националистические проявления. Была усилена идеологическая работа в западных областях страны – Белоруссии, Украине, Карелии и др., разработана целая программа консолидации советского народа. Важнейшая роль в этой работе отводилась историкам. Не случайно особенно пристальное внимание советскими учеными в военные годы уделялось проблеме единения и братства народов СССР. Во время войны продолжалась разработка и публикация трудов по истории советских республик. Так, были изданы первые тома «Истории Украины», «Истории Армении», «Истории таджиков», «Истории Грузии», «Истории Казахской ССР». При этом категорически не допускалось противопоставления больших и малых народов, проявлений «великодержавного шовинизма» или местного национализма. Историками подчеркивалось, что отношения между народами СССР строятся на равноправии, дружбе и взаимном уважении, показывалась общность их исторических судеб и интересов. Учеными была разработана специальная памятка для агитаторов, в которой рекомендовались следующие темы лекций и бесед: «Красная армия – армия братства и дружбы народов СССР», «Дружба между народами СССР – величайшее завоевание Советского государства», «Разоблачение гитлеровской демагогии «об освобождении» народов Украины, Северного Кавказа, Кубани, Дона от большевистского национального гнета» и др. По указанию ЦК ВКП (б) и ЦК ВЛКСМ с 1942 года было организовано радиовещание на украинском, белорусском, молдавском, эстонском, литовском и латышском языках. Его содержание тщательно разрабатывалось обществоведами и историками.

На внеочередном расширенном заседании Президиума АН СССР 23 июня 1941 года одной из основных задач ученых-гуманитариев было названо обеспечение «всеми необходимыми силами и средствами научно-исследовательских работ по оборонной тематике» . Достаточно подробный обзор основных направлений деятельности историков в условиях войны и решаемых ими научных и воспитательных задач дан чл.-корр. АН СССР А.М. Панкратовой в статье, посвященной 25-летнему юбилею Октябрьской революции. Автор отмечает, что историки развернули большую работу по разоблачению фашистской идеологии, и необходимо ее активно продолжать, изучая историю германского империализма, переродившегося в фашизм, роль Германии в развязывании военных конфликтов на протяжении всей ее истории, особенно – в XIX-XX вв. Перед всеми научными центрами и учреждениями, подчеркивает А.М. Панкратова, стоит одна задача – «повышения идеологической вооруженности советского народа, ведущего величайшую в мире и справедливейшую в истории Отечественную войну». Для этого советским историкам необходимо продолжать освещение героического прошлого народов Советского Союза, «показать современным поколениям славные исторические традиции русского народа, традиции горячей любви к родине и жгучей ненависти к ее врагам, традиции самоотверженности и стойкости в борьбе против угнетателей и поработителей», донести до советских людей в своих трудах «образы великих русских патриотов, героев освободительной борьбы народов СССР» . Для укрепления многонационального советского государства необходимо изучение истории всех, даже самых малочисленных, народов и национальностей, показ общности исторических судеб славянских народов и неизбежность их единства, чтобы доказать просчет Гитлера, полагавшего, что СССР – это «только географическое понятие». Важнейшей задачей является исследование военной истории русского народа, боевого опыта и достижений русского военного искусства. Новым направлением в историографии стала разработка истории партизанского движения, изучения опыта народной партизанской борьбы. В рамках этой работы Институтом истории РАН подготовлены к печати два сборника, рассказывающих об историческом опыте партизанской борьбы на Западе и в освободительных войнах России.  В качестве основополагающей общей задачи автор называет необходимость мобилизации всех сил советских историков для скорейшей победы над фашистской Германией. 

Таким образом, несомненно, приоритетной стала национально-освободительная и военно-историческая тематика. «Актуальное звучание приобрели работы историков, в которых освещалась борьба народов нашей Родины против внешних вторжений, давалась характеристика выдающихся военных деятелей страны, отстаивавших ее независимость» . Крупнейшие ученые страны - Б.Д. Греков, М.Н. Тихомиров, С.В. Бахрушин, Е.В. Тарле, А.М. Панкратова, М.В. Нечкина - писали и публиковали брошюры, статьи в прессе, в которых рассказывали о героическом прошлом русского народа, об освободительной борьбе против интервентов на разных этапах русской и советской истории (борьба против монголо-татарского ига, немецкой агрессии в XII-XV веках, польско-шведской интервенции в начале XVII века, нашествия Наполеона в 1812 году, интервенции в период Гражданской войны и др.). Множество материалов было посвящено русскому военному искусству, отечественным полководцам и флотоводцам. И центральные, и местные издания были насыщены статьями историко-патриотического содержания, авторами которых были ученые, писатели, партийные деятели. В качестве примера достаточно бегло ознакомиться с публикациями любой из газет. Так, в «Горьковской коммуне» только за период с 23 июня по 1 октября 1941 г. было опубликовано более 40 таких материалов: «Борьба партизан против Наполеона I» (Н. Добротвор), «Битва под Танненбергом и Грюнвальдом», «Ополчение 1812 года» (С. Архангельский), «Бородинское сражение», «Брусиловский прорыв» (Ф. Чебаевский), «Борьба советского народа против немецких оккупантов в 1918 г.» (К. Селезнев), «Русские войска в Берлине», «Швейцарский поход Суворова» (А. Неделин), «Сражение у Гангута» (А. Парусов), «Как началась мировая война 1914-1918 гг.» (В. Кустов), «Уроки истории» (В. Костылев), «Нижегородцы в Крамской войне» (Л. Каптерев) и мн. др.  

Поскольку исследование военной истории народов СССР, прежде всего, России, стало одной из важнейших задач советских ученых в годы Великой Отечественной войны, при Институте истории РАН был создан Сектор военной истории. В результате изучения достижений русского военного искусства был подготовлен I том «Очерков по истории русской армии и русского военного искусства». В этой работе принимали участие Б.Д. Греков, М.Г. Рабинович, В.И. Шунков, Н.М. Коробков и др. Редактором является генерал-майор Н.А. Таленский. Также была проведена большая работа по подготовке к изданию «Очерков по истории русского военного флота, охватывающих период от Киевской Руси до современности. В составлении участвовали К.В. Базилевич, М.Н. Тихомиров, Н.М. Дружинин, А.И. Андреев, капитан I ранга Новиков, редактировал «Очерки» адмирал И.С. Исаков. Е.В. Тарле работал над темой «Внешняя политика России при Екатерине II». С военной историей тесно взаимосвязана тема дипломатии и международных отношений. В 1944 году проф. Г.Н. Войтинским, А.А. Губером, Л.И. Зубком и др. было завершено коллективное исследование «Международные отношения на Тихом океане в эпоху империализма». Ф.И. Нотовичем была подготовлена работа «Очерки дипломатической борьбы в годы первой мировой войны».    

Советские ученые с помощью исторических примеров и параллелей доказывали органическую взаимосвязь идеологии германского фашизма с захватническими планами Тевтонского ордена. Так, в журнале «Под знаменем марксизма» вышла статья академика Е.В. Тарле «Тевтонские рыцари и их наследники». В другой статье – «Начало конца», опубликованной в журнале «Большевик» в 1941 году, ученый сравнивает гитлеровское нападение на СССР с вторжением Наполеона в Россию и убежденно отмечает, что русскому народу снова, как и в 1812 году, выпала нелегкая, но благородная задача освобождения других народов от поработителей. Сотрудниками Института истории (академиками А.М. Дебориным и Р.Ю. Виппером, чл.-корр. А.Д. Удальцовым, д.и.н. Л.И. Зубок и Ф.И. Нотович, к.и.н. А.Я. Гуральским и др.) были подготовлены исследования «Из истории германского фашизма» и «Фашизм и фашистская фальсификация истории». А.М. Деборин написал труд «Идеология германского империализма». 

В апреле 1942 года широко отмечался 700-летний юбилей Ледового побоища. В ряде ведущих вузов страны – на историческом факультете МГУ, на кафедре истории СССР государственного педагогического института им. В.И. Ленина, в Омском и Вологодском государственных педагогических институтах прошли в честь этого события научные сессии, был заслушан ряд докладов , опубликованных в «Историческом журнале». В Государственной библиотеке СССР им. В.И. Ленина работала соответствующая тематическая книжная выставка, на которой были представлены монографии, статьи, учебные пособия, брошюры дореволюционных и советских историков, письменные источники XII-XIII вв. Фронтовые бригады историков рассказывали о праздновании юбилея солдатам и офицерам, подробная информация обо всех проводившихся мероприятиях публиковалась в прессе.      

Также в ходе научной сессии Института истории АН СССР в Ташкенте праздновалось 130-летие Отечественной войны 1812 г. и Бородинской битвы, с докладами выступали В.И. Пичета, М.В. Нечкина и А.В. Предтеченский. В 1945 году при активном участии научных учреждений отмечалось 200-летие со дня рождения М.И. Кутузова. Часто проводились различные выставки, заседания, сессии военно-патриотического и общекультурного характера . 

Активизировались региональные краеведческие исследования по патриотической тематике. Так, в г. Горьком был подготовлен и опубликован сборник статей под редакцией Н.М. Добротвора «Великое дело Минина и Пожарского» (1944 г.). Сборник  стал результатом исследований горьковских ученых (Н.М. Добротвора, Ф.В. Чебаевского, А.А. Савича, Д.Н. Смирнова, А.И. Неделина, А.Н. Свободова, А.И. Парусова) и рассказывал о событиях Смутного времени, процессе создания народного ополчения и освобождении им Москвы, об организаторах ополчения К. Минине и Д. Пожарском, освещении истории Нижегородского ополчения в художественной и научной литературе. 

Среди наиболее активно развивавшихся в годы войны направлений надо отметить славяноведение. Изучение истории славянских народов, их взаимосвязей с русским народом способствовало пропаганде идеи сплочения всех славян против фашистов. Начал выходить журнал «Славяне», в котором печатались, наряду со статьями советских историков, также польские, югославские, чехословацкие, болгарские общественно-политические деятели и ученые. Центральной темой журнала оставалась борьба славянских народов за независимость на разных этапах их истории. С целью подготовки фундаментальных исследований в этой области на историческом факультете МГУ была организована кафедра истории южных и западных славян. Из трудов отечественных славистов наиболее значительными являются труды «Вековая борьба западных и южных славян против германской агрессии» (составлен в 1944 г. под ред. проф. З.Р. Неедлы), «Балканские государства между первой и второй мировыми войнами» (1943 г., ред. З.Р. Неедлы и проф. А.Ф. Миллер, авторы З.Р. Неедлы, Н. Франич, Р. Каракулов и др.), «Культурные связи южных славян с Россией» (1944 г., ред. - чл.-корр. В.И. Пичета, авторы проф. М.Н. Тихомиров, чл.-корр. С.К. Богоявленский), «Русский народ и южные славяне с древнейших времен до наших дней» (1943 г., под ред. акад. Н.С. Державина). Осуществлен сбор и изучение материалов для большого  коллективного труда под руководством акад. В.П. Волгина «Революция 1848 г.». В.И. Пичета работал над трехтомным трудом «История Польши», а также подготовил монографию «Польша в международных отношениях I-й четверти XIX в.». Вопросами этногенеза славян занимался чл.-корр. А.Д. Удальцов (работа «Древнейшее население Восточной Европы и проблема происхождения славян»). Конечно, в годы войны делался упор на исследовании освободительной борьбы славян именно против германской экспансии. Эти работы стали научным обоснованием для воспитания чувства национальной гордости.

Поскольку история всегда оставалась мощным оружием идеологической пропаганды, накануне и во время Великой Отечественной войны в Германии с новой силой начал развиваться норманизм, с помощью которого доказывалась политическая несостоятельность СССР. «На Западе норманистские писания расцветали в истории всякий раз, как обострялись внешнеполитические отношения России с окружающими странами. Так было накануне нашествия Наполеона на Россию в 1812 г., так было в период Первой мировой войны и во время немецкой агрессии против нашей страны в 1941-1945 гг. Норманизм в течение десятилетий стал прочной политической базой противостояния России» . Не случайно поэтому в числе самых активно изучаемых советскими историками в военные годы тем стал вопрос образования и развития русского централизованного государства. Он исследуется в трудах Б.Д. Грекова, Б.Б. Кафенгауза, Р.Ю. Виппера, В.В. Мавродина и др. Также в центре внимания ученых оказалась деятельность видных государственных деятелей российской истории, прежде всего, Ивана Грозного, Петра I и др. Надо отметить, что их очевидная идеализация соответствовала актуальному в годы войны образу исторического деятеля - строителя мощного русского государства, способного защитить его от внешней опасности. Специальная сессия Института истории АН СССР была посвящена в 1942 году изучению эпохи Ивана Грозного. О разных аспектах внутренней и внешней политики Ивана IV рассказывали Р.Ю. Виппер, С.В. Бахрушин, И.И. Смирнов и др. Группа ученых Института истории РАН специально занималась изучением петровской эпохи. Были опубликованы сборник «Петр I» и 2-й выпуск тома VII «Писем и бумаг Петра Великого», составлен том за 1708 г. (руков. – проф. А.И. Андреев). Также тема петровских преобразований много и активно обсуждалась в связи с 220-летним юбилеем открытия Академии наук, пристальное внимание общественности привлекалось ко всем сторонам деятельности Петра I. В Ленинграде был открыт Музей антропологии и этнографии Им. Петра Великого (бывшая Кунсткамера).  

Помимо указанных направлений в историографии продолжали развиваться и другие, например, «социальная история», прежде всего,  история крестьянства в России и за рубежом. Академик Б.Д. Греков продолжал большую работу «История крестьян на Руси». Первый том его исследования охватил период с Киевской Руси до XV в. включительно, второй – XVI-XVII вв. Чл.-корр. С.Б. Веселовский завершил исследование «Феодальное землевладение в северо-восточной Руси XIV-XVI вв.», проф. Н.М. Дружинин – работу «Реформа Киселева и государственные крестьяне». Историю средневекового сельского хозяйства и крестьянства изучали чл.-корр. Е.А. Косминский («Исследование по аграрной истории средневековой Англии»), проф. В.М. Лавровский, Н.Я. Грацианский. Авторский коллектив под руководством чл.-корр. А.М. Панкратовой подготовил к изданию I том «Истории коллективизации», вышедший под названием «Октябрьская революция и первые шаги социалистического переустройства деревни». А.М. Панкратова занималась историей рабочего класса в России, начиная с его зарождения в XVIII в. Чл.-корр. С.К. Богоявленский написал 1 часть работы «История мещанской слободы». Академик Р.Ю. Виппер закончил работать над книгой «Возникновение раннего христианства». Активно работали научные группы по истории Англии (руков. Е.А. Косминский), Германии (руков. С.Д. Сказкин), Византии. В 1944 г. была создана новая группа под руководством акад. В.П. Волгина по истории социально-политических идей. Успешно работала созданная в 1945 г. Археографическая комиссия, подготовившая к изданию Архангелогородскую летопись, том «Актов Новгорода и его земель» (ст. науч. сотр. С.Н. Валк, Б.Г. Гейман, К. Н. Сербина, Р.Б. Мюллер). Ленинградским отделением Института была закончена работа над III томом «Русской правды» (примечания и указатели к первым двум томам).  

Среди других важных и актуальных проблем, исследовавшихся историками, надо отметить историю революционного движения в России и Европе. Проф. М.В. Нечкиной была написана монография «Грибоедов и декабристы». Ст. науч. сотр. М.М. Смирин закончил исследование «Народная реформация Томаса Мюнцера и Великая крестьянская война 1524-1525 гг.». В связи с грядущим 800-летним юбилеем Москвы осуществлялась подготовка пятитомного коллективного труда по истории столицы под ред. чл.-корр. С.В. Бахрушина, чл.-корр. А.М. Панкратовой и проф. Н.М. Дружинина. По плану, первый том охватывал период до XVII. в., второй – XVIII в., третий – XIX в., четвертый – XX в. до 1917 г., пятый – после 1917 г.  За годы войны успели полностью закончить первый том и отредактировать второй, остальные готовились к печати уже после войны. В целом,  можно констатировать большое разнообразие научных интересов историков, фундаментальность и актуальность подготовленных ими исследований. 

Очень важной составляющей деятельности ученых, наряду с научной, оставалась учебно-воспитательная работа. Руководство страны в военный период требовало постоянно совершенствовать систему воспитания студентов в высшей школе. Председатель Президиума Верховного совета СССР М.И. Калинин отмечал, выступая перед руководителями обществоведческих кафедр: «На вас лежит самая большая моральная ответственность в смысле политического формирования будущих кадров советской интеллигенции» . Основополагающими чертами советского человека, формирование которых было прямой обязанностью всех образовательных и воспитательных учреждений, считались целеустремленность, организованность, мужество. Посещение занятий считалось в годы войны строго обязательным, и те вузы, в которых посещаемость занятий «хромала», подвергались резкой критике. Для успешного идейно-политического и патриотического воспитания студенческой молодежи преподавательский состав призывали отказаться от формализма и догматичности, сделать занятия более яркими и информативными, насыщенными интересными примерами из истории и опыта Великой Отечественной войны, учитывающими тенденции развития современной науки. О мастерстве некоторых преподавателей-историков в студенческой и даже преподавательской среде ходили легенды: «Как только слушателям Высшей партийной школы при ЦК ВКП (б) становилось известно о времени выступления на одном из учебных потоков академика Б.Д. Грекова, многие слушатели из других потоков оставляли свои занятия и спешили на названную лекцию» . Огромной популярностью пользовались лекции профессора МГУ С.Д. Сказкина и др. В Московском государственном педагогическом институте им. В.И. Ленина в течение всех военных лет непрерывно работал научный студенческий кружок по истории СССР. В свободное  от учебы время во многих вузах организовывались доклады и лекции по проблемам истории, культуры, международных отношений. Например, среди тем таких выступлений можно отметить: «Полководцы нашей Родины», «Происхождение германского государства», «Народно-освободительная борьба югославского (болгарского, румынского и т.д.) народа против немецких захватчиков», «Жизнь и творчество Чайковского (Римского-Корсакова и т.д.)», и другие. В связи с возрастанием интереса к проблемам отечественной и зарубежной истории и культуры в студенческой среде ощущалась насущная потребность в повышении преподавательской эрудиции и информированности в этих вопросах. Например, преподаватель кафедры марксизма-ленинизма Литературного института Зайцев заявлял: «Не знаю, как остальные товарищи, но я иногда чувствую, что в исторических фактах хромаю, не хватает исторической подготовленности» . Для помощи преподавателям, самостоятельно изучающим историю, проводились теоретические конференции, научные сессии, доклады, индивидуальные и групповые консультации обществоведами и историками, семинары при городских комитетах партии, к работе в которых привлекались наиболее компетентные и квалифицированные ученые институтов АН СССР и вузов. Все это способствовало успешному решению задачи патриотического воспитания учащейся молодежи.     

Обратимся подробнее к способам популяризации исторических знаний в годы войны, благодаря чему во многом история и стала средством «духовной мобилизации» советского народа. Была специально создана Комиссия по изданию научно-популярной литературы АН СССР, которая издавала серию материалов «В помощь лектору», а также подготовила к публикации библиографический словарь «Выдающиеся деятели нашей Родины». По поручению ЦК ВКП (б) издательствами был начат выпуск серии брошюр «Великие русские полководцы» и «Великие борцы за русскую землю». Несмотря на сокращение выпуска многих периодических изданий, прекращение издания многих гуманитарных ведомственных изданий, эти книги выходили массовыми тиражами и целенаправленно распространялись. «Образы таких выдающихся полководцев, как Александр Невский, Дмитрий Донской, Александр Суворов, Михаил Кутузов, вдохновляли воинов на ратные подвиги в Великой Отечественной войне против фашистских захватчиков» . Патриотическая литература составляла основную часть всей печатной продукции. Любимая читателями еще с 1930-х годов серия книг ЖЗЛ с 1943 г. была преобразована в цикл брошюр «Великие люди русского народа» (выпуски № 111-124) и «Великие русские люди» (№ 125-138). Они посвящались не только военным и полководцам (С. Макарову, П. Нахимову, Ф. Ушакову), но и ученым, деятелям культуры и искусства – А. Пушкину, В. Маяковскому, А. Радищеву, Л. Толстому, М. Лермонтову, В. Белинскому, Н. Миклухо-Маклаю, Н. Гоголю, И. Крылову, А. Попову, В. Баженову, М. Глинке, К. Ушинскому, Н. Жуковскому, И. Павлову, М. Щепкину, М. Казакову, И. Сеченову, Н. Лобачевскому, К. Тимирязеву и др. Всего вышло 28 книг тиражом 25-30 тыс. экз. . Объем каждой составлял от 30-40 (в большинстве случаев) до 140-220 (реже) страниц.  Отзывы о них постоянно публиковались в прессе («Комсомольской правде», «Литературной газете», «Литературе и искусстве», «Технике-молодежи», «Новом мире», «Агитаторе и пропагандисте Красной Армии», «Естествознании в школе», «Математике в школе», «Военной мысли», «Историческом журнале», «Октябре», «Красном флоте» и др.) . Из профессиональных историков с серией тесно сотрудничал и в 30-е годы, и во время Великой Отечественной войны, был одним из ее постоянных авторов Е.В. Тарле («Наполеон», 1936, 624 с., в 2-х вып., «Талейран», 1939 г., 210 с., «Павел Степанович Нахимов», 1944 г., 136 с.).  

Одной из самых широко распространенных видов деятельности советских историков в военные годы стала лекционная работа. Для успешной популяризации исторических знаний в 1941 году было создано Бюро научной пропаганды АН СССР, которое развернуло большую работу по организации публичных лекций виднейших ученых страны. Первые лекции читали академик Б.Д. Греков («Роль и место славян в средневековой истории»), академик Е.В. Тарле («Фашизм и восточное пространство»), чл.-корр. АН СССР Е.А. Косминский («О фашистских фальсификаторах истории»). Лекторские группы, в состав которых входили Н.М. Дружинин, А.В. Ефимов, А.М. Панкратова и др., были посланы в 1943 году решением Президиума АН СССР во все города, освобожденные от немецкой оккупации. Пропагандистская работа интенсивно велась и на фронте, и в тылу. Ученые выступали с лекциями в действующей армии, на фабриках, заводах, в колхозах, в военных госпиталях, на собраниях комсомольского и партийного актива. Только в 1943 году ими было прочитано 6100, в 1944 - 9000 лекций. Академик Е.В. Тарле прочитал в 1943 г. 42 лекции, на которых присутствовало 55500 слушателей . Выступления наиболее известных преподавателей МГУ, ученых АН СССР (Б.Д. Грекова, Е.В. Тарле, В.И. Пичеты, И.И. Минца, А.М. Панкратовой и др.) транслировались по Центральному радио. 

Лекции по истории читали, конечно, не только профессиональные историки. Они давали информацию, задавали тон освещению тех или иных событий и фактов в соответствии с результатами научных исследований и тонко учитывая идеологическую конъюнктуру. Популяризация же этой напечатанной или прозвучавшей по радио информации осуществлялась писателями, деятелями культуры и искусства, политруками, партийными работниками всех уровней, руководителями и ведущими специалистами предприятий и т.д. Например, инженер-энергетик Горьковского автозавода В.А. Лапшин только за 1941-43 годы войны прочитал более 250 лекций и докладов  (в последующие годы эта работа продолжалась, но точное число выступлений неизвестно), многие из которых были посвящены страницам героического прошлого России. Например, «товарищеское собеседование группы рабочих и ИТР отдела электронагрева и электроремонтного цеха» на тему «О происхождении русского народа»  продлилось 2,5 часа и в дальнейшем по многочисленным просьбам аудитории эта тема, вызвавшая огромный интерес и много вопросов, была продолжена на следующих собраниях. В личном дневнике В.А. Лапшина при упоминании тех или иных событий Великой Отечественной войны можно нередко встретить исторические параллели и оценки, что показывает его достаточно свободное владение историческим материалом, по крайней мере, патриотической тематики. Так, описывая сводку информбюро, в которой содержались краткие сведения о немецких потерях за период до 3 октября 1941 г., он выражает твердую уверенность, что Гитлера «и его Гитлерию» ждет в самом скором будущем такой же конец, как Наполеона, Лапшин вспоминает и указывает точные сроки Отечественной войны 1812 года . Говоря об освобождении советскими войсками Украины, приближении к Венгерской границе, инженер сравнивает продвижение нашей армии на Запад с блестящими победами Суворова . О. Попцов, вспоминая о деятельности в годы войны своей матери А.А. Неугодовой, лектора Ленинградского областного комитета партии в годы блокады, отмечал, что она выступала на передовой в армейских частях, под обстрелами немцев, а однажды прочитала лекцию о Нахимове солдатам, уходящим в бой, уже сама будучи тяжело раненой. Наиболее востребованной, по свидетельству Попцова, была именно историческая тематика лекций, основными героями которых все военные годы оставались великие русские полководцы и государственные деятели, например, Александр Невский и Петр I . 

Партийными Отделами агитации и пропаганды постоянно организовывались лекционные циклы по исторической проблематике. Ее прекрасно иллюстрируют регулярно печатавшиеся в газетах обзоры, информировавшие аудиторию о времени проведения лекций. Это, прежде всего, следующие темы: «О происхождении русского государства», «Киевское государство», «Разгром немецких псов-рыцарей в XIII веке. Александр Невский», «Борьба русского народа с монголо-татарскими завоевателями. Дмитрий Донской», «Образование русского национального государства (Иван III и Иван IV)», «Борьба русского народа с польской и шведской интервенциями в начале XVII века. Минин и Пожарский», «Внешняя и внутренняя политика Петра I. (Петровские преобразования)», «Россия во второй половине XVIII века. Разгром русскими войсками прусской армии Фридриха II и взятие Берлина», «Отечественная война 1812 года. Михаил Кутузов», «Борьба против агрессивных устремлений Германии на Восток в XIX веке», «Роль русского фронта в первую мировую войну», «Установление советской власти» . Из приведенного перечня видно, что акцент в лекторской работе делался на военной истории, национально-освободительной борьбе, проблеме формирования и усиления русского государства, при этом обязательно указывались, где это возможно, национальные герои на том или ином этапе развития страны, ключевые фигуры каждой темы.

Большую роль в популяризации и трансляции исторических знаний сыграли деятели культуры, писатели, тематика произведений которых выстраивалась тоже в соответствии с заданными властью и разработанными историками направлениями. В годы войны исторический жанр в советской литературе стал одним из основных, важнейших. Не случайно именно авторы художественно-исторических произведений в 1940-е гг. были удостоены Государственных премий : в 1941 г. - А.С. Новиков-Прибой за «Цусиму», А.Н. Толстой за роман «Петр Первый», С.Н. Сергеев-Ценский за «Севастопольскую страду»; в 1942 г. – С.П. Бородин за роман «Дмитрий Донской», В.Г. Ян за роман «Чингис-хан», А. Антоновская за роман «Великий Моурави»; в 1943 г. – В.В. Вересаев – по совокупности работ; в 1946 г. – А.Н. Степанов за «Порт-Артур», В.Я. Шишков за роман «Емельян Пугачев»; в 1948 г. – В.И. Костылев за «Ивана Грозного».  Аналогичной была ситуация с премиями за достижения в сфере кинематографии, театра – везде «лидировали» историко-патриотические произведения, фильмы, спектакли. Государственных премий разных степеней по кинематографии были удостоены в 1941 г. Режиссер В.М. Петров, артисты Н.К. Симонов и М.И. Жаров – за фильм «Петр I»; режиссеры Пудовкин В.И., Доллер М.И., артисты Ливанов Б.Н., Ханов А.А., Черкасов (Сергеев) Н.П. – за фильмы «Минин и Пожарский» (1939 г.) и «Суворов» (1940 г.); режиссер Эйзенштейн С.М., кинодраматург Павленко П.А., артисты Черкасов Н.К., Абрикосов А.Л. – за фильм «Александр Невский» (1938 г.). Государственной премии II степени по драматургии в 1941 г. был удостоен В.А. Соловьев за пьесу «Фельдмаршал Кутузов» (1940 г.) и др. 

«Исторический роман прежде всего должен быть учителем героики» , - писал в 1943 году В.Г. Ян, поскольку «на этих книгах воспитывается народное самосознание» . В этих словах выражено основное направление развития тематики художественно-исторических произведений в 1941-1945 гг. Действительно, особенное внимание уделялось писателями страницам внешней политики Российского государства, национально-освободительной борьбе против самых разных вторгавшихся на территорию страны врагов, героическим фигурам отечественной истории. Советская литература военных лет сумела, по выражению В.О. Перцова, вызвать воинские подвиги далеких предков «из глубокого тыла истории в Действующую Советскую армию» . Говоря в 1944 году о своей работе над повестью «Александр Невский», В.Г. Ян отмечал: «Этот образ вполне перекликается с современностью – как и 700 лет назад, мы боремся с тем же врагом земли русской, и даже в тех же самых местах: на Чудском озере и под Ригой, откуда лишь недавно наша доблестная армия изгнала последних немцев, повторив славный подвиг наших предков…» . В исторической судьбе России, по мнению писателя, «красной нитью проходит тысячелетний спор мирных строителей-славян и всегда хищных агрессоров-немцев» . Ряд произведений, написанных накануне и во время Великой Отечественной войны, был посвящен событиям Отечественной войны 1812 года (роман С. Голубова «Багратион» (1943 г.), пьесы К. Тренева «Полководец» и А. Гладкова «Давным-давно» и др.), Крымской войны («Севастопольская страда» С.Н. Сергеева-Ценского), русско-японской войны («Цусима» А.С. Новикова-Прибоя, «Порт-Артур» А.Н. Степанова). Что очень важно, советский военно-исторический роман, в отличие от западного, восхвалявшего культ силы, личной активности и славы полководцев, «стоит спиной к наполеонам и наполеончикам» , различает справедливые и несправедливые войны, подчеркивает подвиг народа и проникнут духом гуманизма и миролюбия, продолжая в этом отношении традиции великой русской литературы XIX века, прежде всего, Л.Н. Толстого. 

В то же время, наряду с военной темой, оставались в числе главнейших в литературе проблема развития русской государственности в ключевые моменты истории («Петр Первый», дилогия об Иване IV «Орел и орлица» и «Трудные годы» А.Н. Толстого, трагедия И. Сельвинского «Ливонская война», пьеса В. Соловьева «Великий государь», роман «Иван Грозный» В.И. Костылева,  и др.), тема культуры и искусства («Пушкин в изгнании» И.А. Новикова, «Михайловский замок» О.Д. Форш, «Абай» М. Ауэзова, «Навои» Айбека и др.), а также история крестьянского движения в России (В. Шишков интенсивно работал над монументальным повествованием «Емельян Пугачев», основные части которого создавались в годы войны). 

Интересно, что любая, даже, казалось бы, сугубо «мирная» пушкинская тема в условиях войны приобретала новое звучание, патриотический пафос. Так, выступая на митинге, посвященном памяти А.С. Пушкина, проходившем в Ленинграде на квартире поэта в 1943 году, писатель Вс. Вишневкий говорил:  «Мы отмечаем день рождения Пушкина, великого русского гражданина, бойца духа, великого русского поэта. (…) Пушкин входил в жизнь в эпоху первой Отечественной войны 1812 года, завидуя тем, кто уходил в поход. Будь он старше на три-четыре года, он, несомненно, был бы участником войны. Великий талант Пушкина вызревал, когда русский народ, опрокинув Наполеона, отстоял свою независимость и определил свое непрестанное прогрессивное развитие, свой путь. Под Бородино - мы можем так сказать - было защищено будущее России, советская власть. Вместе с тем пора эта, по своей исключительной напряженности и противоречивости, - была порой трагической. Пушкин явил собой образ русского мыслителя-деятеля. Он любил, знал и Кавказ, и Бессарабию, и Восток, и Европу. Пушкин - это образ человека неустрашимого, человека, стоявшего на вершине мировой культуры. Он велик - это бесконечно одаренная натура! Пушкин, воспевший Петербург и Полтаву! Пушкин - пронизанный ощущением вечного поиска, священного беспокойства! Пушкин, прикоснувшийся к войне на Кавказе - мчавшийся с казаками в атаку («Путешествие в Арзрум»). 

Необходимо, чтобы вся военная тема Пушкина, от первых его встреч с гусарами в Царском селе и до конца дней, была нами изучена и освещена для народа. Пушкина травили всю его жизнь. Пушкин принял бой с врагами: бенкендорфами, дубельтами, геккеренами, дантесами - всей иностранной сворой реакционеров-иноземцев. Пушкин защищал честь свою, честь семьи, а главное честь России. Пушкин, уже смертельно раненный, приподнялся и выстрелил по врагу - ненавидя его. Таким мы ощущаем поэта сегодня - здесь, в его городе, который не сдался врагу и упорно дерется. Пушкин - это бессмертный образ героя! Ленинградцы - и вместе с нами вся страна - благоговейно чтят его память» .

Сравнив тематику научных исторических исследований и художественных произведений исторического жанра, несложно убедиться, что она в основных своих направлениях совпадала, поскольку и наука, и литература решали общую задачу – формировали патриотическое сознание, на исторических примерах учили героике, рассказывали о культурных традициях и достижениях народов СССР. Не случайно, когда в октябре 1943 года в Союзе советских писателей состоялось совещание по вопросам исторического жанра, на нем присутствовали, помимо писателей, и историки. Академик Е.В. Тарле, в частности, отметил несомненное превосходство советского исторического романа над западным. В числе наиболее часто встречавшихся недостатков некоторых произведений на заседании отмечались: модернизация прошлого, увлечение архаизмами и бытописаниями и др. Во всех произведениях, рассказывающих о личности и деятельности Ивана Грозного, бросается в глаза их политически обусловленная идеализированность.  

Помимо литературного труда, писатели, как и ученые, принимали самое активное участие в общественно-политической жизни, вели просветительскую и воспитательную работу - выступали в прессе и по радио, проводили беседы и встречи с солдатами на фронте и тружениками тыла. В ходе этой деятельности ими неоднократно отмечалась востребованность аудиторией исторической тематики. «Ощущение Родины – это сознание связи своей с историей своего народа. (…) На нас всей тяжестью легла ответственность перед историей нашей родины» , - отмечал А.Н. Толстой. Он и многие другие советские писатели (А.С. Новиков-Прибой, В.И. Костылев и др.) являются авторами написанных в годы войны исторических очерков. Их тематика абсолютно соответствует задаче героико-патриотического воспитания. Чтобы проиллюстрировать это, достаточно дать беглый обзор названий некоторых статей военного времени горьковского писателя В.И. Костылева как в местной, так и в центральной прессе: «Багратион» («Горьковская коммуна», 1941, 16 июля), «Дмитрий Пожарский» (там же, 1941, 23 ноября), «Денис Давыдов» (там же, 1941, 9 декабря), «Предки наши Минин и Пожарский» («Правда», 1941, 25 ноября) и т.д.

Искренний интерес к историческим вопросам, стремление заниматься ими, разбираться в событиях далекого прошлого, наблюдалось в годы войны и у самих писателей, в том числе – у тех, кто ранее не считался автором исторического жанра. Например, Вс. Вишневский, в годы войны - политработник Военно-Морского Флота и военный корреспондент "Правды", проживший всю блокаду в Ленинграде и ежедневно выезжавший на передовую для подготовки очерков о моряках, морских пехотинцах, снайперах, занимался самой разнообразной исторической проблематикой, что хорошо видно из его дневниковых записей, которые он вел на протяжении военных лет. 

Разбираясь в стратегии Гитлера и его просчетах, он скрупулезно изучает историю Германии, начиная со столкновения первых германских племен с Римской империей, полагая, что настоящее не понять без знания военных традиций страны. Также он начинает работать над книгой по истории Кронштадта, пишет статью (опубликованную впоследствии в «Правде») о военно-морской деятельности Петра I, много читает о революции 1905-07 гг., Гражданской войне, изучает статьи В.Г. Белинского, рецензии на книги по истории, зачитывается до поздней ночи книгами по древнейшей истории славян, пытаясь разобраться в разнообразии теорий их происхождения. «Стоишь у порога народных тайн, чего-то неизъяснимо волнующего, притягательного и возбуждающего. Скифские степи, солнце... Да, народ славянский с давних лет - воинственный, крепкий!» , - с каким-то необыкновенным восхищением, даже восторгом пишет Вишневский в тяжелые дни ленинградской блокады. 

Весь этот проработанный им по ночам, в единственное «свободное» от нескончаемого потока дел и встреч время, необходим ему и активно привлекается при составлении текстов выступлений, статей, листовок, при беседах с матросами-краснофлотцами и ответах на их касающиеся самых разных страниц истории вопросы. В дневнике отмечаются неоднократно просьбы «дать» именно исторический материал: в штабе морской пехоты просят отметить получение знамени статьей о морских традициях, разведотдел штаба просит доклад о русских адмиралах и т.д. 

Писатель привлекает исторический материал при составлении листовок «Для памяти», адресованных немцам: на одной странице излагает краткую историю поражения Германии в 1914-1918 годах, а на другой – хронику их поражения в 1941-1943 годах, после чего советует «не идти в мясорубку "горе-стратега" Гитлера» , а сдаться в плен и ускорить свое возвращение домой. Читая мемуары Коленкура о походе 1812 года, Вишневский отмечает их необыкновенную актуальность, созвучность событиям Великой Отечественной войны: «ряд мест звучит так, будто они написаны теперь» . «Труднейшую» задачу ставит себе писатель, начиная работу над статьей «Литература и война»: проследить «общий исторический ход России, - ее этапы, подъемы (Новгород, Москва, Петербург, Ленинград), ее кризисы» - и рассмотреть отражение этих событий в литературе. Он приходит к выводу, что для достойного отражения больших и значимых событий необходима определенная, но всегда разная, временная дистанция: «эпоха Петра нашла достойное отражение спустя сто лет (Пушкин - "Полтава" и "Медный всадник"); эпоха Отечественной войны 1812 года - спустя пятьдесят лет (Л. Толстой - "Война и мир"); эпоха 1917 года - быстрее, но тоже с дистанции» . Этот далеко не полный перечень интересовавших писателя и изучаемых им исторических вопросов можно продолжать, остается только удивляться – откуда бралось время, силы и желание столько сделать и узнать, а главное – рассказать своим «подшефным» матросам-краснофлотцам. 

Результатом проводившейся в стране огромной совместной работы по историческому просвещению и воспитанию историей стал стремительный рост интереса к событиям прошлого, расширение исторической эрудиции у советских граждан. Проявлений этого - множество. Приведем лишь некоторые из них. Когда войска 3-го Украинского фронта, освобождавшие Болгарию, проходили памятник русским солдатам-участникам войны 1877-1878 гг., была сделана остановка, во время которой политработники рассказали фронтовикам о значении той далекой русско-турецкой войны для освобождения от турецкого ига Болгарии, Румынии, Сербии и Черногории. Состоялся митинг, посвященный памяти героев русской армии. Проходя памятники участникам Отечественной войны 1812 года, советские солдаты всегда отдавали им воинские почести, проводились собрания и митинги, рассказывающие о войне с Наполеоном. Отправляясь на фронт, моряки-балтийцы приходили в Александро-Невскую лавру поклониться могиле Суворова. 

 Есть и многочисленные отклики фронтовиков на работу историков и писателей, красноречиво свидетельствующие о том, что она была необходимой составляющей формирования патриотического сознания. Так, в мае 1942 г., в тяжелые дни обороны Севастополя, моряки-черноморцы писали С.Н. Сергееву-Ценскому: «Ваша «Севастопольская страда» воюет с нами рядом. Она защищает и Севастополь…» . В беседе с А.Н. Толстым в 1943 г. начальник политуправления защищавшей Сталинград 62-й армии сказал, что одним из источников воодушевления солдат во время ожесточенных боев за город было хорошее знание бойцами героических традиций обороны Царицына в 1919 году.  Празднование 700-летия Ледового побоища встретило горячий отклик среди солдат и офицеров. В Президиум научной сессии исторического факультета МГУ приходили письма, телеграммы с фронта. В одной из таких телеграмм бойцы и командиры, защищавшие псковскую и новгородскую земли, приветствовали ученых «с берегов седого Ильменя и древней Ловати» и обещали в память о славном подвиге Александра Невского и в честь юбилея битвы 1242 г. устроить немцам новое «Ледовое побоище». В ответ ученые выразили уверенность в разгроме героическими бойцами Красной Армии «обовшивевших потомков псов-рыцарей»  (аналогично немцы именовались и в солдатской телеграмме). История и современность сливались воедино в сознании солдат, чувствующих себя преемниками славных военных традиций России, неоднократно боровшейся с иностранными армиями и побеждавшей их. Точно так же на встрече с Вс. Вишневским в Доме Красной Армии 27 октября 1943 г., в разгар освобождения Украины, матросы-цусимцы выразили уверенность, что наша грядущая победа – ответ за Цусиму. В их восприятии связь времен неразрывна.

 

Таким образом, именно во время войны проверялись на прочность результаты проведенной в 30-е годы идеологической «перестройки», в ходе которой главным инструментом формирования патриотизма стала история, а средствами ее изучения, популяризации и актуализации - образование, художественно-историческая литература, кино, театр, пресса. В итоге было сформировано такое понимание патриотизма, которое смогло объединить все народы СССР против фашизма. Историко-патриотическое воспитание и в годы Великой Отечественной войны оставалось для ученых и писателей первоочередной, важнейшей задачей, от успешного и своевременного решения которой зависел во многом исход войны, и они приложили все свои силы и знания для «духовной мобилизации» советского народа. Они приняли самое активное участие в популяризации героического прошлого нашей страны, формировании в сознании людей единой, связывающей историю и современность, закономерности развития событий, в соответствии с которой «кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет», в поддержании на протяжении самых тяжелых периодов войны непоколебимой веры в будущую победу.    

 Гордина Елена Дмитриевна, д.и.н, профессор зав. кафедрой Методологии¸ истории и философии науки НГТУ (Нижегородского государственного технического университета им. Р.Е. Алексеева)

 

Просмотров статьи:

14501

Автор статьи:

Гордина Елена Дмитриевна. Профессор

Поделиться в социальных сетях: