Институт Национальной Памяти

Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Ржев, Саранск, Ижевск

 

Институт
Национальной
Памяти

Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Ржев, Саранск, Ижевск

Не очутиться вновь в круге исторического беспамятства

 

Во время сражений за освобождение Польши безвозвратные потери советских войск составили 600 212 человек. Это – почти 52% от всех потерь Красной Армии за рубежом во время Второй мировой войны.

 

К 2007 г. в Польше находились 561 памятник советским воинам и 638 захоронений периода Второй мировой войны

 

Для памяти хватило бы и этого,

беспамятству же не помогут ни памятники,

ни Божьи храмы

 

Историю нельзя переделать, и нам остается лишь перелистать ее драматические страницы. Каждый исторический период, каждое событие неоднозначны, их нельзя «обелить» или «очернить», их можно лишь все глубже познавать. Это относится и к истории отношений двух соседних государств России и Польши и их народов – российского и польского, в которой переплелись славянское родство и религиозные противоречия, территориальные претензии, ожесточенные кровавые столкновения и совместная борьба против общего врага, одним словом взаимное тяготение и вместе с тем отчуждение.

От совместной истории нельзя отказаться, чтобы вновь не очутиться в круге исторического беспамятства, повторяя роковые ошибки прошлого. Историческая память и осознание сопричастности к деяниям предков – необходимое условие жизнестойкости наших народов.

ХХ век, «великий и сумеречный», навсегда останется в летописи всемирной истории запечатленным Октябрем 1917 г., а также двумя мировыми войнами. Какую бы оценку сегодня ни давали этим событиям исследователи, однако их печальным итогом стали миллионы утраченных жизней нескольких поколений. Изменение общественного строя в России в 1917 г. хотя и способствовало возрождению независимого Польского государства, однако не ликвидировало старых противоречий. Более того, к ним добавились новые, связанные с противостоянием на идеологической почве. Эти противоречия нередко приводили к трагическим событиям во взаимоотношениях народов двух соседних стран. До недавнего времени прежние политические режимы в Польше и бывшем СССР скрывали от общественности те материалы, которые могли бы пошатнуть образ «нерушимой дружбы двух братских социалистических народов», представить события в истинном, а не заданном сверху ракурсе.

В нынешнее время, обнажившее многие тайны уходящей эпохи, не обойдены молчанием и сложные моменты советско-польских отношений. Страницы газет, журналов и книг вновь и вновь возвращают нас к событиям советско-польской войны 1920 г., советско-германскому пакту о ненападении 1939 г., приложенному к нему секретному протоколу, касавшемуся судьбы Польского государства. Наконец, из архивов извлечена «особая папка», хранившаяся в архиве ЦК КПСС, материалы которой хранят трагическую память о расстреле значительного числа бывших польских офицеров, а также других военнослужащих польской армии, интернированных после перехода 17 сентября 1939 г. Красной Армией советско-польской границы. Это трагическое событие и по сей день дает о себе знать в российско-польских отношениях.

Но есть в истории двух народов и другая память, другие даты. Это годы совместной борьбы против фашистской смертельной опасности, нависшей над миллионами поляков и русских людей. Что стало бы со всеми нами, свершись под знаком гитлеровской свастики самое страшное, не будь отданы 27 миллионов советских и 6 миллионов польских жизней в борьбе с фашизмом?

Нельзя не напомнить о той участи, которую уготовили нацисты польскому народу, хотя бы на примере записи, сделанной 18 октября 1939 г. начальником германского генерального штаба сухопутных войск Ф. Гальдером в своем дневнике о судьбе поляков: «Мы не хотим оздоровления Польши... Плацдарм для будущих действий немецких войск.... Низкий жизненный уровень должен быть сохранен. Дешевые рабы. Из польских областей, отошедших к Германии, следует выбросить весь сброд. Администрация в Польше должна объединять в своих руках все полномочия, кроме военных. Настоящая же власть только одна – генерал-губернатор. Необходимо полностью дезорганизовать экономику!.. Империя должна только обеспечить генерал-губернатору возможность закончить эту дьявольскую работу …».

Кто же был тот солдат, который в 1944 г. навсегда припал к польской земле, сраженный фашистской пулей? Один из шестисот тысяч красноармейцев, навечно оставшихся в Польше.

Казалось бы, что спустя более чем 70 лет со дня окончания Второй мировой войны ничто уже не может подвергнуть сомнению непреложный факт, что освобождение миллионов людей в оккупированных и зависимых стран от угрозы физического уничтожения могло быть достигнуто только путем разгрома вооруженных сил и всей военной машины нацистской Германии и ее союзников, и что решающее влияние на победоносный исход всей войны для государств антигитлеровской коалиции оказали военные действия Красной Армии на советско-германском фронте.

Тем не менее, и сегодня выстраиваются теории для ревизии значения Победы и роли в ней Советского Союза. Высказываются суждения о том, что войскам Красной Армии вовсе не следовало бы вступать на территорию зарубежных государств в 1944 – 1945 гг., а следовало остановиться на государственной границе СССР. Последующие боевые действия якобы велись в целях только захвата соседних стран. Думается, что вновь стала актуальной задача историков на основе современных научных знаний и документальных источников обратиться к основным аргументам, свидетельствующим о характере действий Красной Армии в завершающих операциях на территории европейских стран в 1944 – 1945 гг., о военном значении этих операций в деле окончательного разгрома военной машины третьего рейха.

 

Военные действия советских войск на территории Польши в современных границах продолжались около десяти месяцев. В 1944 г. Красная Армия провела на польской земле две стратегических наступательных операции: второй этап Белорусской наступательной операции и Львовско-Сандомирскую наступательную операцию, а в 1945 г. пять крупнейших стратегических наступательных операций:

Висло-Одерскую, Восточно-Прусскую, Восточно-Померанскую, Верхне-Силезскую и Нижнее-Силезскую

 

На первом этапе войска Красной Армии вели военные действия на Варшавском направлении летом-осенью 1944 г. Их результатом стало освобождение восточных районов Польши. Советские войска в боевых действиях на среднем течении Вислы понесли значительные потери. Только части и соединения 1-го Белорусского фронта потеряли в августе и первой половине сентября 166 808 человек (из которых 19,2 % в боях за предместье Варшавы Прагу), а войска 1-го Украинского фронта только в августе 122 578 человек. Эти потери еще больше возросли во второй половине сентября и в октябре 1944 г. в ходе упорных боев к северу от Варшавы за создание и удержание исходных позиций для наступления в январе 1945 г.

В январе 1945г., готовясь к отражению наступления советских войск, германское командование заблаговременно создало между Вислой и Одером семь оборонительных рубежей, эшелонированных на глубину до 500 км. Наиболее сильно была укреплена главная полоса обороны, проходившая по левому берегу Вислы, и особенно ее участки перед плацдармами советских войск. Оборонительные рубежи, подготовленные в глубине, включали такие крупные промышленные центры и города, как Модлин, Торн (Торунь), Бромберг (Быдгощ), Шнайдемюль (Пила), Познань, Кюстрин (Костшин), Глогау (Глогув), Бреславль (Вроцлав), а также многочисленные населенные пункты с каменными постройками. Наиболее сильно были укреплены вислинский рубеж, состоявший из 4 полос общей глубиной 30—70 км, и рубеж Кройц (Кшнж), Унрустадт (Каргова), состоявший из Померанского (Меаеритцкого и Глогау-Бреславльского укрепленных районов. Германское командование рассчитывало упорной обороной подготовленных рубежей ослабить наступательные возможности советских войск и тем самым затянуть войну.

На оккупированной территории Польши, от устья р. Западный Буг до предгорий Карпат, оборонялись 9-я, 4-я танковая и главные силы 17-й армии группы армий «А» под командованием генерал-полковника И. Гарпе, которого 17 января сменил генерал-полковник Ф. Шёрнер. В их составе насчитывалось 30 дивизий, в том числе 4 танковые и 2 моторизованные, и 2 бригады. Кроме этих войск в городах Польши в качестве гарнизонов располагалось до 50 отдельных батальонов, которые в последующем использовались в боях против советских войск. Все эти войска насчитывали около 560 тыс. человек, около 5 тыс. орудий и минометов, 1 220 танков и штурмовых орудий. Боевые действия немецких войск с воздуха поддерживало 600 самолетов 6-го воздушного флота.

На центральном участке фронта от устья р. Западный Буг до Ясло были развернуты войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов. Севернее Западного Буга действовали войска 2-го Белорусского фронта, южнее — 1-го Украинского фронта, в южных районах Польши и Карпатах сражались воины 4-го Украинского фронта.

Войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов, располагаясь в 500-километровой полосе на магнушевском, пулавском, сандомирском плацдармах и на левом берегу р. Висла, насчитывали 2200 тыс. человек (около 40% действовавших на советско-германском фронте войск), свыше 33 тыс. орудий и минометов, 7 тыс. танков и самоходно-артиллерийских установок, 5 тыс. боевых самолетов. Это была самая крупная стратегическая группировка советских войск, когда-либо создававшаяся в годы Великой Отечественной войны для проведения одной наступательной операции.

Развертыванием таких сил Ставка Верховного Главнокомандования преследовала цель нанести мощный первоначальный удар, развить наступление высокими темпами и тем самым лишить противника возможности разрушать в ходе отступления всю инфраструктуру на польской территории. В составе 1-го Белорусского фронта находилась 1-я армия Войска Польского (командующий с 1.1. 1945 г. генерал дивизии С. Поплавский). Она имела около 68 тыс. человек, 1260 орудий и минометов, 172 танка и самоходно-артиллерийских установки.

 

Для разгрома группировки противника в районе Варшавы и овладения городом привлекались 47-я армия

и 1-я армия Войска Польского

 

В целом обстановка на варшавско-берлинском направлении советско-германского фронта благоприятствовала проведению крупной наступательной операции, вошедшей в историю Великой Отечественной войны под названием Висло-Одерской (12 января – 3 февраля 1945 г.). Цель операции заключалась в том, чтобы разгромить группу армий «А», завершить освобождение Польши от немецко-фашистских оккупантов и создать выгодные условия для нанесения решающего наступления на Берлин.

Для достижения этой цели было принято решение нанести главными силами войск 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов мощные фронтальные удары на лодзинском и ченстоховском направлениях; стремительным наступлением взломать обо­рону врага на всю глубину, рассечь главные силы группы армий «А» и уничтожить их по частям. После разгрома главных сил группы армий «А» советские войска должны были развить стремительное наступление на познаньском и бреславльском направлениях.

Войска 1-го Белорусского фронта, командующим которого вместо К.К. Рокоссовского еще в октябре 1944 г. был назначен Маршал Советского Союза Г.К. Жуков, должны были разгромить варшавско-радомскую группировку и не позднее 11-го—12-го дня наступления овладеть рубежом Петркувек (Петрувек), Жихлин, Лодзь, после чего развивать наступление на Познань.

Главный удар наносился с Магнушевского плацдарма в общем направлении на Кутно. Для разгрома группировки противника в районе Варшавы и овладения городом привлекались 47-я армия и 1-я армия Войска Польского при содействии части сил ударной группировки фронта. Второй удар наносился с пулавского плацдарма в общем направлении на Лодзь.

1-му Украинскому фронту под командованием Маршала Советского Союза И. С. Конева Ставка приказала разгромить во взаимодействии с 1-м Белорусским фронтом кельце-радомскую группировку противника, нанося главный удар с Сандомирского плацдарма на Радомско, не позднее 10-го — 11 -го дня наступления овладеть рубежом Пётркув (Нетроков), Радомско, Ченстохова, Мехув, Бохня. В дальнейшем развивать наступление в общем направлении на Бреславль..

В целях обеспечения главной ударной группировки, наступавшей на варшавско-берлинском направлении с севера, 2-й Белорусский фронт, которым командовал Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский, наносил удар частью сил вдоль правого берега Вислы на Модлин. С юга ее
обеспечивал 4-й Украинский фронт под командованием генерала армии И. Е.
Петрова. Его войска получили задачу нанести удар правым крылом из района Ясло.

 

Висло-Одерская операция началась 12 января 1945 г.:

на войска вермахта обрушился удар огромной силы

на 500-километровом фронте

 

Наступление советских войск началось в нелетную погоду, поэтому авиация фронтов не могла оказать должного содействия наземным войскам. Вся тяжесть огневого обеспечения наступления пехоты и танков в первый день операции легла на артиллерию. Десятки тысяч орудий, минометов и реактивных установок обрушили свой смертоносный огонь на вражескую оборону. Противник понес большие потери в людях и технике, нарушилась его огневая система, личный состав был морально подавлен. Отдельные вражеские группировки были полностью уничтожены. Управление и связь в частях потеряны.

Удары советских войск были настолько сильными, что уже к концу первого дня наступления каждого фронта немецкие укрепления были прорваны на всю тактическую глубину. К исходу третьего дня наступления, 14—16 января, ударные группировки фронтов продвинулись в глубину обороны противника на 25—50 км и разгромили введенные в сражение его оперативные резервы. Эффект от удара превзошел все ожидания отчасти потому, что немцы подтянули свои резервы поближе к передовой, и они оказались в зоне губительного огня артиллерии. Поэтому уже при первом мощном ударе оказались разгромленными не только дивизии первого эшелона, но и достаточно сильные резервы. Это привело к быстрому крушению всей системы немецкой обороны. Потерпевшие поражение войска 9-й, 4-й танковой и 17-й армий немцев начали отход.

К исходу 17 января главные силы группы армий «А» были разгромлены. Оборона противника оказалась прорванной на 500-километровом фронте и на глубину 100—150 км. Советские войска освободили крупные промышленные центры Польши, являвшиеся важными опорными пунктами обороны врага – Радом, Кельце, Радомско, Ченстохова и другие. Бывший генерал немецко-фашистской армии Ф. Меллентин отмечал в своих воспоминаниях: «...русское наступление развивалось с невиданной силой и стремительностью. Было ясно, что их Верховное Главнокомандование полностью овладело техникой организации наступления огромных механизированных армий... Невозможно описать всего, что произошло между Вислой и Одером в первые месяцы 1945 года. Европа не знала ничего подобного со времен гибели Римской империи».

 

Важным событием явилось освобождение 17 января 1945 г. совместными усилиями советских и польских войск

столицы Польши – Варшавы

 

 

 

61-я армия 1-го Белорусского фронта, наступавшая с Магнушевского плацдарма, частью сил нанесла удар в обход города с юга, а введенная в прорыв 2-я танковая армия к вечеру 16 января вышла западнее Варшавы в район Сохачева, глубоко охватив левый фланг варшавской группировки противника. В это же время 47-я армия нанесла удар в обход Варшавы с севера, что полностью дезорганизовало оборону гитлеровцев, над ними нависла реальная угроза окружения. Немецко-фашистское командование вынуждено было начать отвод своих войск из города. Такое развитие событий имело решающее значение для осуществления удара войск 1-й армии Войска Польского непосредственно на столицу Польши.

В ночь на 17 января на западный берег Вислы южнее Варшавы переправились 1,2,3 и 4-я польские пехотные дивизии и, используя успех 47-й армии, повели наступление в обход Варшавы с севера. С востока по городу нанесла удар 6-я польская пехотная дивизия. 17 января польские воины ворвались в Варшаву. Одновременно туда вступили части 61-й армии с юго-запада и 47-й армии с северо-запада. К вечеру 17 января Варшава была полностью освобождена. Удручающей была картина разрушенной польской столицы. Город был в огне, клубы дыма окутывали остовы разрушенных зданий. Кучки людей, оставшиеся от всего населения большого, когда-то цветущего города, измученные, исстрадавшиеся в фашистской неволе обнимали своих освободителей, плакали, радовались и едва верили в то, что остались живы. Среди сплошных руин, груд кирпича и обломков зданий, тем не менее, стихийно возникали митинги, на которых варшавяне, рыдая, благодарили своих освободителей.

Гитлеровцы с особой жестокостью разрушили и разграбили Варшаву. Они сожгли все, что могло гореть, уничтожили всё, так что город представлял собой сплошные груды обломком зданий, по которым немцы ещё прошлись танками, довершая уничтожение. Не приходилось говорить о сохранении ни памятников культуры польского народа, ни о каких-либо остатках коммунального хозяйства города. Несколько лучше сохранилось предместье Варшавы — Прага, раньше освобожденная от гитлеровцев, которые не успели ее уничтожить.

Военный совет 1-го Белорусского фронта в донесении в Ставку ВГК и Государственный Комитет Обороны об освобождении Варшавы писал: «Фашистские варвары уничтожили столицу Польши — Варшаву. С жестокостью изощренных садистов гитлеровцы разрушали квартал за кварталом. Крупнейшие промышленные предприятия стерты с лица земли. Жилые дома взорваны или сожжены. Городское хозяйство разрушено. Десятки тысяч жителей уничтожены, остальные были изгнаны. Город мертв».

В ознаменование освобождения Варшавы Президиум Верховного Совета СССР учредил медаль «За освобождение Варшавы». Ею было награждено свыше 682 тыс. человек, принимавших участие в освобождении города.

 

Советские саперы в короткое время обезвредили около 200 тыс. мин и неразорвавшихся снарядов

 

Освободив Варшаву, советские и польские части приступили к разминированию города. Советские саперы в короткое время обезвредили около 200 тыс. мин и неразорвавшихся снарядов, очистили проезжие части главных улиц от покрывавших их развалин и остатков пожарищ. Советские инженеры помогли построить понтонный мост между Варшавой и Прагой, восстановить электростанцию.

С 12 по 17 января 1945 г., советские войска продолжали наступления на Познань и Бреславль. 19 января войска 1-го Белорусского фронта освободили крупный промышленный город Лодзь – центр текстильной промышленности, второй по величине город Польши. Гитлеровцы отступали настолько поспешно, что не успели произвести никаких разрушений и вывезти ценные станки и оборудование, подготовленные к отправке в Германию.

Стремясь задержать наступление советских войск, немецкое командование начало спешно перебрасывать из резерва, с западного и других участков советско-германского фронта дополнительные силы. Однако все попытки противника задержать наступление войск 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов на промежуточных рубежах, в том числе и опиравшиеся на крупные водные преграды (реки Бзура, Варта, Нетце, Одер), заканчивались полным провалом. Высокий темп наступления, достигавший 30—40 км для стрелковых войск и 40—70 км для танковых соединений, лишал немецкое командование возможности принять какие-либо меры для организации упорной обороны. Подходившие резервы попадали под удары танковых соединений Красной Армии и уничтожались. 25 января армии 1-го Белорусского фронта прорвали познаньский рубеж, окружили в Познани 62-тысячный гарнизон противника. В ходе последующих пятидневных напряженных боев войска фронта прорвали пограничные укрепления немцев, вышли на реку Одер и к 3 февраля захватили плацдармы на ее западном берегу в районе Кюстрина. Всего 60 км отделяло советские войска от столицы фашистской Германии — Берлина.В эти же дни 1-й Украинский фронт развернул бои за выход к р. Одер и за Верхне-Силезский промышленный район.

19 января войска 59-й и 60-й армий освободили Краков.

Противник поспешно оставлял города Силезии

        

        Так поляки встречали маршала                         Памятник маршалу Коневу в Кирове.

                И.С. Конева в 1945 г.                             был привезен из польского города Кракова.

                                                                                  До 1991 г. монумент находился там, но

                                                                              власти польского города приняли решение

                                                                                            памятник демонтировать 

Несмотря на сложные условия борьбы за город, советское командование стремилось к тому, чтобы не причинить ему больших разрушений, хотя гитлеровцы намеревались превратить Краков во вторую Варшаву, заминировав его. Благодаря тщательно выверенному огню советской артиллерии по выявленным очагам неприятельского сопротивления, по переправам и скоплениям войск противника были спасены архитектурные памятники Кракова.

Для быстрейшего освобождения Верхне-Силезского промышленного района по указанию Ставки ВГК командующий 1-м Украинским фронтом ввел в сражение 21-ю армию. Удар этой армии из района северо-восточнее Катовице на юг в сочетании с ударом левофланговых армий фронта после освобождения ими Кракова на запад создал угрозу окружения для силезской группировки противника. Чтобы еще более ухудшить ее
оперативное положение и вынудить врага как можно скорее оставить
Верхне-Силезский район, командующий фронтом осуществил смелый
маневр. Он повернул подходившую к Одеру в районе Намслау 3-ю
гвардейскую танковую армию и приказал ей нанести удар во фланг и тыл
противнику, действовавшему в Верхне-Силезском промышленном районе. Вполне очевидно, что борьба с окруженной группировкой противника в этом
районе могла бы затянуться на длительное время и привела бы к значительным разрушениям промышленности Силезского района.

Командующий фронтом по указанию Ставки ВГК принял решение не препятствовать вражеским войскам в выходе из промышленного района, с тем чтобы нанести им поражение западнее его. Наступление войск фронта с востока и северо-востока заставили противника поспешно оставлять города Силезии и отходить в оставшиеся «ворота» в юго-западном направлении.

 

27 января советские войска освободили Освенцим –

крупнейшую фабрику уничтожения людей

 

По современным оценкам, здесь было уничтожено от 1,1 до 2 миллионов человек. Немцы начали эвакуацию лагеря ещё 17-го января; около 60 тысяч человек были угнаны вглубь Германии, большинство из них погибло во время этого «марша смерти». В ходе Висло-Одерской операции войска 1-го Украинского фронта, принявшие участие в освобождении узников концлагеря близ Освенцима, потеряли свыше 26 тысяч убитыми. Эти данные до сих пор, считаются приблизительными и нуждаются в подтверждении архивными источниками.

28 января решительной атакой войска 59-й и 21-й армий освободили центр Домбровского угольного района г. Катовице. 29 января весь Верхне-Силезский промышленный район был очищен от немецко-фашистских захватчиков. Отошедшие вражеские части были затем разгромлены в лесах к западу от него. Польское правительство получило возможность в короткие сроки ввести в действие предприятия и шахты Силезии и поставить их на службу польскому народу.

В начале февраля войска 1-го Украинского фронта вышли к Одеру во всей своей полосе и захватили важные плацдармы в районах Бреславля, Ратибора (Рацибуж), Олау и северо-западнее Оппельна (Ополе). Выходом войск 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов на Одер и освобожде­нием Верхне-Силезского промышленного района завершилась Висло-Одерская операция.

В результате её осуществления советские войска при участии 1-й армии Войска Польского разгромили группу армий «Центр», бывшую группу армий «А», освободили западные и южные районы Польши с ее столицей Варшавой, вышли на Одер и перенесли боевые действия на территорию Германии.

За 20 дней наступления советские войска нанесли поражение не только имевшимся у противника к началу операции 30 дивизиям, но и многим из 40 дивизий, дополнительно выдвинутых противником в ходе операции. В итоге были полностью разгромлены 35 дивизий, а 25 дивизий понесли потери от 60 до 75% личного состава. Советские войска пленили свыше 147 тыс. вражеских солдат и офицеров, захватили около 1400 танков и штурмовых орудий, около 14 тыс. орудий и минометов, 1360 самолетов и много другого военного имущества.

Таким образом, в ходе январского наступления от немецко-фашистских захватчиков были освобождены очень важные в экономическом отношении районы Центральной, Западной и Южной Польши, с такими крупными центрами, как Лодзь, Краков, Варшава, Катовице, Быдгощ и др.

Советские войска стояли в 60 км от Берлина под Кюстрином на западном берегу Одера, с которого могли развернуть мощное наступление на столицу «третьего рейха», а союзные войска находились в 450-500 км от Берлина, их главные тыловые базы находились за Рейном.

 

Восточно-Померанская наступательная операция: основной удар войска фронта, в которые входила 1-я армия Войска Польского, наносили из района Арнсваль-де на Кольберг (Колобжег)

 

10 февраля, фактически не имея времени на подготовку новой операции, войска центра и левого крыла 2-го Белорусского фронта при содействии Краснознаменного Балтийского флота (командующий, адмирал В.Ф. Трибуц) начали наступление с плацдарма на Висле сев. Бромберга (Быдгощ) в общем направлении на Штеттин. В трудных условиях распутицы и лесисто-озёрной местности, преодолевая ожесточённое сопротивление врага, опиравшегося на прочную и глубоко эшелонированную оборону, они к исходу 19 февраля сумели продвинуться на отдельных направлениях до 70 км, но были остановлены на рубеже Гнев, Черск, Хойнице, Рарцебур (Оконек). 16 февраля противник (6 дивизий) нанёс контрудар южнее Штаргарда, потеснил войска 47-й армии на 8—12 км и овладел гг. Пиритц (Пыжице), Бан (Банг). Всего в боях участвовало 14 дивизий, одна бригада, несколько отдельных танковых батальонов и дивизионов штурмовых орудий при поддержке значительных сил авиации. В течение двух-трех дней противнику удалось потеснить войска правого крыла 1-го Белорусского фронта на 8—12 км.

 Становилось очевидным, что сил одного 2-го Белорусского фронта недостаточно для разгрома восточно-померанской группировки противника, которая уже насчитывала 29 пехотных, 3 танковых, 3 моторизованных дивизии и значительное, количество отдельных частей.

Поэтому к операции привлекались войска 1-го Белорусского фронта и 1-й армии Войска Польского. Замысел операции по разгрому противника в Восточной Померании состоял в том, чтобы нанести два мощных удара: левым крылом 2-го Белорусского фронта из района севернее Цемпельбурга (Семпольно) в направлении Кёзлин (Кошалин) и 1-го Белорусского фронта — из р-на Арнсвальде (Хощпо) на Кольберг (Колобжсг); выйти на побережье Балтийского моря, рассечь восточно-померанскую группировку противника, которая уже насчитывала 29 пехотных, 3 танковые, 3 моторизованные дивизии, 3 бригады и значительное количество отдельных частей и подразделений, и уничтожить ее по частям.

 КБФ должен был активными действиями авиации, подводных лодок и торпедных катеров нарушать морские сообщения противника в южной части Балтийского моря, а также содействовать сухопутным войскам в овладении побережьем Балтийского моря от устья р. Висла до устья р. Одер.

Несмотря на сложность обстановки, войска фронтов в намеченные сроки подготовились к наступлению. При незначительном общем превосходстве советскому командованию удалось создать необходимое превосходство на направлениях главных ударов. Так, во 2-м Белорусском фронте, усиленном накануне наступления 19-й армией и 3-м гвардейским танковым корпусом, на направлении главного удара в полосе шириной 17 км советские войска имели превосходство: по пехоте почти в 3 раза, по танкам в 2 раза, по орудиям в 3 раза.

24 февраля войска 2-го Белорусского фронта с подходом 19-й армии возобновили наступление, нанося главный удар из района Семпольно на Кезлин (Кошалин).

1-й Белорусский фронт, отразив контрудары восточно-померанской группировки противника, перешел в наступление 1 марта. Основной удар войска фронта, в которые входила и 1-я армия Войска Польского, наносили из района Арнсваль-де на Кольберг (Колобжег).

В ходе операции КБФ силами авиации, подводных лодок и торпедных катеров осуществлял блокаду с моря окруженной группировки противника в районе Данцига, действовал на морских коммуникациях в южной части Балтийского моря. 16-я и 4-я воздушные армии, авиация КБФ и 4-я польская смешанная авиадивизия Войска Польского наносили массированные удары по войскам и военным объектам противника.

Успешно осуществив прорыв обороны противника, войска обоих Белорусских фронтов к 5 марта вышли к побережью Балтийского моря в районах Кезлина и Кольберга. Померанская группировка врага оказалась разрезанной. Теперь ее нужно было уничтожить. Чтобы решить эту задачу, Ставка Верховного Главнокомандования приказала 2-му Белорусскому фронту повернуть свои главные силы против данцигско-гдыньской группировки. Для развития удара на своем левом крыле фронт был усилен 1-й гвардейской танковой армией из 1-го Белорусского фронта, в составе которой действовала 1-я польская танковая бригада.

К концу марта войска 2-го Белорусского фронта разгромили основные силы 2-й немецкой армии, освободили Данциг и Гдыню, очистив побережье Балтики от устья Вислы до Кольберга. Войска правого крыла 1-го Белорусского фронта к этому времени вышли на р. Одер на широком фронте от его устья до г. Шведт, очистив от противника часть Восточной Померании к западу от линии Нойштеттин (Шецинек) — Кольберг.

С овладением Данцигом успешно завершилась Восточно-Померанская операция. Группа армий «Висла» потерпела крупное поражение: более 21 дивизии и 8 бригад были разгромлены, из них 6 дивизий и 3 бригады уничтожены. Советские войска пленили свыше 91 тыс. немецких солдат и офицеров и захватили около 900 танков, 5600 орудий и минометов, 431 самолет и много другого оружия. Остатки 2-й немецкой армии, блокированные в районе севернее Гдыни, были окончательно разгромлены и пленены 4 мая, а части противника, блокированные на косе Хель и в дельте Вислы, капитулировали 9 мая.

Разгром восточно-померанской группировки сорвал фланговый удар по советским войскам, вышедшим на ближние подступы к Берлину. Улучшились условия для развертывания наступления советских войск на столицу Германии. После завершения Восточно-Померанской операции высвободились 10 армий, которые начали перегруппировку на берлинское направление. Высоко оценивая заслуги польских войск в этой операции, советское командование наградило 1-ю польскую танковую бригаду орденом Красного Знамени. Ряду соединений и частей советских и польских войск было присвоено почётное наименование Кольбергских и Померанских.

 

Большое значение для освобождения северных районов Польши имела Восточно-Прусская наступательная операция

(13 января -25 апреля 1945 г.)

 

Замысел Восточно-Прусской операции заключался в том, чтобы отсечь группу армий «Центр» (с 26 января – «Север») от остальных сил немецко-фашистской армии, прижать се к морю, расчленить и уничтожить. Отсечение группы армий «Центр» от главных сил немецко-фашистских войск возлагалось на 2-й Белорусский фронт, который должен был нанести глубокий удар с нижнего течения р. Нарев в общем направлении на Мариенбург. В полосе севернее Мазурских озер в общем направлении на Кенигсберг наносили удар войска 3-го Белорусского фронта. Войска левого крыла 1-го Прибалтийского фронта (43-я армия) имели задачу содействовать наступлению 3-го Белорусского фронта.

В то время как 2-й Белорусский фронт совместно с войсками 1-го Белорусского фронта проводил операцию в Восточной Померании, войска 3-го Белорусского фронта с 10 февраля по 25 апреля полностью уничтожили расчлененные и прижатые к морю силы восточно-прусской группировки врага. В результате операции советские войска заняли всю Восточную Пруссию с городом-крепостью Кенигсберг—стратегически важным опорным пунктом немцев на Балтийском море и освободили значительную часть Польши. С потерей Кенигсберга и Пиллау немецкий военно-морской флот лишился удобных военно-морских баз в юго-восточной части Балтийского моря. В то же время улучшилось базирование Краснознаменного Балтийского флота и, следовательно, изменились условия для его деятель­ности. Поражение восточно-прусской группировки противника обеспечило с севера наступление советских войск на берлинском стратегическом направлении.

Когда войска Белорусских фронтов вели боевые действия в Восточной Померании, войска 1-го Украинского фронта, освобождая юго-западные районы Польши, последовательно провели Нижне - и Верхне-Силезские операции.

С завершением Висло-Одерской операции всякая задержка в развитии дальнейшего наступления давала противнику передышку, позволяла немецко-фашистскому командованию подтянуть резервы, привести в порядок разбитые в ходе зимнего наступления советских войск дивизии и создать прочную оборону на рубеже Одера. Чтобы сорвать эти планы гитлеровцев, командующий 1-м Украинским фронтом с одобрения Ставки решил начать новую – Нижне-Силезкую операцию. За весьма короткое время главные силы фронта с левого крыла из Силезского промышленного района были перегруппированы на правое крыло.

 

8 февраля 1945 г. войска правого крыла и центра 1-го Украинского фронта (3-я гвардейская, 13, 52, 6, 5-я гвардейская армии, 3-я и 4-я гвардейские танковые армии), используя захваченные на западном берегу Одера плацдармы, перешли в наступление

 

Очень быстро они прорвали оборону врага, разгромили введенные в бой резервы и к 15 февраля окружили город и крепость Бреслау (Вроцлав) с гарнизоном численностью 40 тыс. человек и Глогау (Глогау), гарнизон которого насчитывал 18 тыс. человек. В ходе дальнейшего наступления войска фронта к концу февраля вышли на р. Нейсе от ее устья до Пенциха. Выйдя на этот рубеж, войска правого крыла фронта освободили всю Нижнюю Силезию, вступили в германскую провинцию Бранденбург и выдвинулись на одну линию с 1-м Белорусским фронтом. Таким образом, войска обоих фронтов заняли выгодные позиции для последующего развертывания наступления с целью нанесения завершающего удара по врагу на берлинском направлении. Вместе с тем войска 1-го Украинского фронта заняли охватывающее положение по отношению к верхнесилезской группировке противника, разгром которой явился содержанием следующей, Верхне-Силезской наступательной операции (15-31 марта). Ее проведение диктовалось тем, что левое крыло фронта серьезно отстало и растянулось. Учитывая это, командующий фронтом наметил новую операцию. По его замыслу войска левого крыла фронта (5-я гвардейская, 21, 59, 60-я и переброшенная сюда 4-я гвардейская танковая армии) двумя сходящимися ударами должны были окружить и уничтожить группировку противника в районе Оппельн и выйти в предгорья Судет.

15 марта прорвав оборону противника, и развивая стремительное наступление на Нёйштадт, советские войска 18 марта окружили в районе юго-западнее Оппельна более пяти немецких дивизий. Окруженная группировка была уничтожена в течение двух дней. В последующем, преодолевая все возрастающее сопротивление противника, войска фронта в начале апреля вышли в предгорья Судет, где и перешли к временной обороне.

В результате осуществления этой операции была ликвидирована опасность вражеского удара по левому флангу войск 1-го Украинского фронта, освобождена Верхняя Силезия и сорвана всякая возможность для противника деблокировать окруженный бреславльский гарнизон.

В ходе Верхне-Силезской наступательной операции войска левого крыла 1-го Украинского фронта овладели юго-западной частью Верхней Силезии, окружили и уничтожили более пяти дивизий противника, а остальные его силы отбросили в предгорья Судет. Противник потерял около 60 тыс. человек, в том числе только пленными 18 518 солдат и офицеров. В результате этого была ликвидирована возможность флангового удара врага по войскам 1-го Украинского фронта из Верхней Силезии, сорвана попытка противника наступлением из района Цобтеи, Швейдниц в направлении Бреслау оказать помощь бреславльскому гарнизону при его попытке вырваться из окружения. Захват нашими войсками г. Нейссе лишил немецко-фашистское командование возможности эксплуатировать рокадную железную дорогу, соединявшую группу армий «Центр» с группой армий «Юг». Наконец, выйдя в предгорья Судет, войска фронта заняли выгодное положение для нанесения удара по врагу на дрезденском и пражском направлениях.

В ходе наступления в Силезии войска 1-го Украинского фронта нанесли новое тяжелое поражение 4-й танковой и 17-й немецким армиям группы армий «Центр». Свыше 15 дивизий и 3 бригад понесли потери от 50 до 70% личного состава, а 9 дивизий были полностью разгромлены.

Войска правого крыла 4-го Украинского фронта (командующий – генерал армии Петров И.Е.) в тесном взаимодействии с войсками 1-го Украинского фронта к концу января 1945 г. вышли к верховьям Вислы и Одера. В течение февраля – марта, наступая в сложных условиях горно-лесистой местности, освободили южные районы Польши и оказались на подступах к Моравска Остраве.

Полное освобождение территории Польши в современных границах произошло в ходе Берлинской и Пражской операций. В результате Пражской операции было завершено освобождение Силезии, а в результате Берлинской операции освобождены районы Штеттина (Щецин) и Свинемюнде (Свиноуйсьце).

 

Красная Армия не нарушала никаких союзнических обязательств

по антигитлеровской коалиции и

воины Красной Армии выполняли свой воинский долг

 

Центральное место в наступательных действиях Красной Армии с середины 1944 до мая 1945 г. занимало освобождение Польши, длившееся в общей сложности около девяти месяцев.

Всего войска Красной Армии при содействии Войска Польского подвергли сокрушительному разгрому крупные группировки противника – группы армий «А», «Центр», «Северная Украина», «Север», «Висла» свыше 170 гитлеровских дивизий. Из этого количества около 100 дивизий были уничтожены полностью.

В ходе летне-осенних операций Красно Армии в 1944 г. в Польше советские войска, в составе которых действовала 1-я армия Войска Польского, освободили польские земли восточнее Вислы, составлявшие 25 % территории Польши. Из фашистской неволи были освобождено 5.5 млн. польских граждан. В военном отношении действия советских войск на Варшавском направлении подчинялись военной целесообразности и общим военно-стратегическим планам советского командования летом-осенью 1944 г. Красная Армия не нарушала никаких союзнических обязательств по антигитлеровской коалиции, и советские воины выполняли свой воинский долг.

В кампании 1945 г. на польской земле Красная Армия провела пять наступательных операций: Висло-Одерскую, Восточно-Прусскую, Восточно-Померанскую, Верхне-Силезскую и Нижнее-Силезскую.

В ходе январского наступления Красной Армии в 1945 г. от немецко-фашистских захватчиков были освобождены очень важные в экономическом отношении районы Центральной, Западной и Южной Польши, с такими крупными центрами, как Лодзь, Краков, Варшава, Катовице, Быдгощ и др.

Январское наступление Красной Армии привело к крупным изменениям стратегической обстановки на всем советско-германском фронте, и особенно на берлинском направлении. Осуществление Висло-Одерской операции было увязано общим планом кампании с наступлением советских войск в Восточной Пруссии и Западных Карпатах. Советские войска стояли в 60 км от Берлина под Кюстрином на западном берегу Одера, с которого могли развернуть мощное наступление на столицу «третьего рейха», а союзные войска находились в 450-500 км от Берлина, их главные тыловые базы находились за Рейном.

 

Во время сражений за освобождение Польши безвозвратные потери советских войск составили 600 212 человек. Это – почти 52% от всех потерь Красной Армии за рубежом во время Второй мировой войны. К 2007 г. в Польше находились 561 памятник советским воинам и 638 захоронений периода Второй мировой войны.

 

За героизм и высокое мужество, проявленные при освобождении Польши, было присвоено высокое звание Героя Советского Союза 1382 советским воинам. Награждено орденами и медалями Советского Союза более 5 тыс. солдат, офицеров и генералов Войска Польского. 34 польским соединениям, частям и подразделениям были присвоены почетные наименования Пражских, Варшавских, Померанских, Кольбергских, 29 польских частей и соединений были награждены орденами Красного Знамени, Кутузова, Александра Невского и Красной Звезды, а 1-я польская пехотная дивизия им. Костюшко была награждена двумя орденами.

За освобождение Польши около 36 тыс. генералов, офицеров и солдат Красной Армии было награждено польскими орденами и медалями. Высшие награды Польской Республики были вручены Маршалам Советского Союза Г.К. Жукову, И.С. Коневу и К.К. Рокоссовскому, под руководством которых войска Красной Армии изгнали из Польши немецких оккупантов.

Благодаря Победе 9 мая 1945 года, которую завоевывали для своих потомков воины Красной Армии, осталась Россия. А на Западе живут сегодня ее соседи, живут на земле, в которой навечно остались лежать те, кто заплатил жизнью за само существование этих стран.

 

В Россию из соседней Польши приходят сообщения о демонтаже памятников воинам Красной Армии в ряде населенных пунктов, свидетельствующие о том, что образ советского воина-освободителя померк в сознании части польского общества

 

Тяжело представить, какой болью отзываются эти сообщения в сердцах ветеранов войны и народов нынешней России. Чувство обиды возникает у многих соотечественников, задающих вопрос: почему? Историки же, видимо, вправе спросить себя: нет ли их доли вины в подобном отношении части польского населения к памяти павших на его земле советских солдат. Дело в том, что именно сокрытие документальных свидетельств и архивных материалов приводит к появлению «белых пятен» в истории, к утрате исторической объективности.

Несомненно, установлению реальной исторической картины советско-польских отношений в 1941–1945 гг. послужит выявление и доведение до широкой научной общественности России и Польши как можно большего количества, ранее не опубликованных архивных документов, отражающих конкретные обстоятельства и исторические факты этих отношений.

Сегодня в отечественных изданиях уже освещены такие мало исследованные до сих пор в отечественной исторической литературе аспекты военных отношений двух стран, как создание на территории СССР польской армии под командованием генерала Андерса в 1941–1942 гг.; деятельность и взаимоотношения советских и польских партизан на территории СССР и Польши в годы войны; военные события, связанные с периодом Варшавского восстания в августе 1944 г. и освобождением Варшавы, а также деятельность военных органов и учреждений Красной Армии на освобожденной территории Польши в 1944–1945 гг. Все эти темы подкреплены документами, отобранными в отечественных архивах: Центральном архиве Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ), Архиве внешней политики Российской Федерации (АВП РФ), Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ), а также в архивах Республики Беларусь и Украины.

Конечно, многое публиковалось историками обеих стран на протяжении послевоенных десятилетий, однако, публикации несли на себе печать своего времени: подбор документов проводился под заранее заданную концепцию; непогрешимость военно-политической деятельности СССР, содружество с силами польского движения Сопротивления просоветской ориентации.

Не публиковались документы по острым вопросам этих отношений, что нередко приводило к тенденциозности их подбора, создававшей одностороннее представление о советско-польских военно-политических отношениях. В советское время недоступность многих архивных фондов, ограничения на публикацию документов, отражающих неоднозначные и противоречивые аспекты советско-польских отношений, приводили к тому, что большинство источников носили лозунговый и декларативный характер, присущий официальным материалам того времени. Документы о деятельности военных и политических сил, ориентировавшихся на польское эмигрантское правительство, как правило, приводились для подтверждения их разногласий с политикой СССР. В то же время, хотелось бы предостеречь современников от поспешных выводов о том, существовал ли в то время другой, альтернативный исторический вариант в развитии событий, правы или неправы политики, принимавшие зачастую роковые решения. Многое еще не ясно, с большим трудом приоткрываются двери сейфов и спецхранов, обнаруживая новые «особые папки».

 

В полях за Вислой сонной, лежат в земле сырой

Сережка с Малой Бронной и Витька с Моховой…

Друзьям не встать, в округе без них идет кино…

Девчонки, их подруги, все замужем давно…

один из 600 павших, русский парень Федор Тарасов

 

 

Тарасов Федор

Родился 6 января 1915г. в деревне Стогово Вяземского р-на Смоленской обл.Командир 479-го отдельного минометного полка 48-й армии, 2-го Белорусского фронта подполковник. Погиб 23 октября 1944 г. в бою за освобождение г. Острув-Мазовецка (Польша); похоронен в г. Острув-Мазовецка). Звание Героя Советского Союза было присвоено 10 апреля 1945 г., посмертно.

 

«Живых и павших чтоб восславить, и сохранить их имена, Европа памятники ставит, тогда, казалось, на века. Гранит и бронза, медь и мрамор, любой годился материал. Ведь фальши не было ни грамма.И мастер душу отдавал»

 

То, что мы выберем из прошлого, определит и наше будущее. Когда памятник создается, встает задача определить, какие идеи и ориентиры важны для современного общества. Закрепляя в сознании зрителей образы истории, памятник участвует в формировании коллективной памяти, общепринятого знания о прошлом.

Память о подвиге солдата не может быть утрачена, и лукавством наполнены утверждения о том, что, если памятник или воинский мемориал расположен не на месте захоронения, то с ним можно поступить без должного уважения. Очевидно, что, если польское просвещенное европейское сообщество сегодня отказывается от памятников, то можно предположить, что вскоре оно поставит и вопрос о целесообразности сохранения русских захоронений в их земле. Думается, что внуки и правнуки павших солдат России соберут по традиционной русской копеечке средства для возвращения на родину и памятников, и праха тех, кто в годы войны ушел из родного дома, а также подумают и о тех, кто на родной земле все еще остался не захороненным.

Погибшим в страшной войне высшая награда – мир и согласие на земле[i].

 

 

Просмотров статьи:

162

Авторы статьи:

  • Т.С. Бушуева
  • Н.В. Васильева
  • Л.П. Колодникова
  1. В тексте приведены поэтические строки С. Дулева, Е. Винокурова и др.

Поделиться в социальных сетях: