Институт Национальной Памяти

Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Ржев, Саранск, Ижевск

 

Институт
Национальной
Памяти

Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Ржев, Саранск, Ижевск

Впервые Ржев упомянут в Новгородской первой летописи с датой 1 марта 1216 г.

Ржев широко раскинулся по обоим берегам Волги и по красоте своего положения представляет редкую картину даже среди волжских городов... Глубоко внизу, прихотливо извиваясь, вьется Волга. Впервые Ржев упомянут в Новгородской первой летописи с датой 1 марта 1216 г.

В написанном в XIX в. очерке краеведа И. Красницкого о городе Ржеве говорится следующее: «Что такое город Ржев, да еще Володимиров и чем может быть замечателен какой-нибудь уездный городок, находящийся в захолустье? ...Ржев помещен в числе городов Тверской губернии и замечателен, как по своей древности, так и по обширной торговле и промышленности, развитой в городе в самых огромных размерах. Кроме этого город замечателен еще и по своему живописному местоположению и многочисленному населению, принадлежащему в значительной степени к старообрядчеству… Едва только пароход, тронулся от пристани, нашим глазам представилась разнообразная панорама богатой приволжской природы, изменяющейся с извилинами реки, начиная от Твери и до самого Ржева на расстоянии более ста шестидесяти верст. На этом-то пути можно встретить и деревянную церковь древней архитектуры, и отлогие берега, с отдыхающими на них крикливыми чайками, взлетевшими с испугом от приближения парохода. Это только слабо наброшенный контур приволжского пейзажа, который пополняется еще крестьянскими стадами, расположившимися на берегах реки, с которых виднеются прибрежные селения, окруженные лесами, сливающимися с горизонтом. Такая прекрасная картина наполняется группами крестьян, оставляющих обыкновенно свои работы и с любопытством смотрящих на проходящий пароход, управляемый с большим искусством и легкостью лоцманами, осторожно ведущими его по извилинам рек, буквально запруженной плотами леса и дров, плывущими ему навстречу почти на всем протяжении от Твери до Ржева…» (Ржев: страницы минувшего. Ржев, 1992. С.5-6).

Ржевский уезд дал в августе 1812 г. в тверское ополчение 1786 человек. Более 30 тыс рублей было пожертвовано ржевскими купцами и дворянами для ополчения. В сентябре 1812 г. в Ржеве организуется добровольческий отряд численностью в 500 человек из крестьян и горожан. Ополченцы были вооружены топорами, тесаками, рогатинами, пиками. Благодаря активной самообороне город и ржевские деревни избежали ограбления и разорения.

Довоенная семья ржевитян. Из архива семьи Б.А. Германсон

19 июля 1941 г. Ржев был подвергнут немецкой бомбардировке. На фронт ушли свыше 16 тыс. добровольцев. На 115-й день войны в ходе немецкого "генерального" наступления на Москву Ржев был захвачен немецко-фашистскими оккупантами. Советские войска вынуждены были уйти из города. В Ржев ворвались вражеские танки и пехота. Фашистский оккупационный режим вылился в массовое истребление местных жителей и военнопленных. В день освобождения Ржева - 3 марта 1943 года - в разрушенном до основания городе с 56-тысячным довоенным населением осталось 362 человека.

Древний Ржев не приметен на карте,
Но зато он из тех городов,
Что вторично рожден был он в марте –
Самых грозных военных годов.
Помнит Ржев канонады бомбежки,
Скрежет танков, сигналы ракет,
Вкус несвежей, промерзшей картошки,
Слезы, муки и радость побед.

Ты на Ржев посмотри с Обелиска.
Как прекрасен наш город родной!
Вы примите поклон самый низкий,
Кто с войны не вернулся живой.

П.Башлыков

«О том, как под Ржевом, под маленьким городом Ржевом великие, долгие, тяжкие были бои…» 

 

  Необходимость дальнейшего изучения истории Ржевской битвы

  Сотрудники Института национальной памяти проводят встречи с общественностью, ветеранами и молодежью города Ржева

  Заседание круглого стола в честь 70-летия освобождения города Ржева

  Выступает руководитель Института национальной памяти (ИНП) Л.П. Колодникова. Передала в дар общественности города Ржева книги, подготовленные сотрудниками ИНП

  От имени Общественного совета Института национальной Памяти Руководитель Гуманитарного проекта Ю.Е. Подшивалов награждает известного краеведа, автора книг о Ржевской битве О.А. Кондратьева памятным знаком

  Вручение памятного знака кандидату исторических наук, исследователю Ржевской битвы С. Герасимовой

  В зале заседания. Март 2013 г.

  Ветераны Ржева, участники объединения «дети, погибших в Ржевской битве» выступают на заседании

  «Трамплин для прыжка на Москву»

  По масштабности военных действий и по количеству потерь Ржевскую битву сравнивают со Сталинградской. Ожесточенные бои в районе Ржева продолжались более 14 месяцев, город был стерт с лица земли. В ржевских концлагерях погибло не менее 10 тысяч человек. Около 10 тысяч ржевитян были насильственно переселены в Германию или угнаны в белорусские концлагеря, сотни погибли в пути. Всего за время оккупации фашисты уничтожили свыше 50 тысяч человек. В день освобождения Ржева – 3 марта 1943 года из 56-тысячного довоенного населения города в живых оставалось лишь 362 жителя, которых немцы приговорили к сожжению заживо, но довести преступление до конца не успели…

  На искони традиционных для Руси городах как Ржев держится Россия, ими она прирастает, пополняется народными талантами, малые города – это духовно-нравственные традиции русского народа, вечные основы его бытия.

  Историю нельзя исправить, и нет у нас такого права вычеркнуть из нее неудобные страницы. Однако и сегодня очевидны попытки «замолчать Ржевскую битву», уклониться от изучения ее подлинной истории, прикрывшись такими доводами как: неверное терминологическое применение слова «битва», недостаточный пространственный размах операций, отдаленность Ржева от других пунктов, где велись боевые действия и др.

  «Официальная оценка боев в районе ржевско-вяземского выступа в советское время была однозначной, - подчеркивает исследователь темы С.А. Герасимова. - В ответе Института военной истории на запрос Ржевского краеведческого музея говорилось: «Бои в районе Ржева являлись частью общего сражения за Москву». Данная оценка создавала парадоксальную ситуацию: если, по существующей периодизации, битва за Москву закончилась 20 апреля 1942 г., a ее основные итоги до сего дня подводятся на конец декабря 1941 г., то куда же отнести операции Красной Армии на этом участке фронта летом и зимой 1942 г. и весной 1943 г. Если их следовало считать «частью сражения за Москву», то, по логике, Московская битва завершилась с ликвидацией немецкого плацдарма у стен столицы в марте 1943 г. То есть официальная точка зрения скорее вносила неясность в оценку военных действий на московском направлении, чем давала ответы». По мнению С.А. Герасимовой, «Фальсификация истории продолжается - Ржевскую битву полностью стерли из нового 12-томного издания «История Отечественной войны». Упомянуты лишь составившие Ржевскую битву ее отдельные операции, причем в ряду с действиями на других участках фронта.

  Очевидно, что и в XXI в. по-прежнему у некоторой части исследователей превалирует точка зрения о нецелесообразности для общества постижения объективной исторической информации. Однако искусственное сужение источниковой базы исследований, создает широкое поле для исторической мифологии и псевдоисторической публицистики. Нельзя воспитывать новые поколения на полуправде, иначе ложь вернется, а она растлевает общество. Современная мыслящая молодежь рано или поздно отвергнет курс культивирования вымышленного образа истории в ущерб его объективному изучению, когда важно все и достижения и просчеты, и высочайшая степень самопожертвования народа на всех этапах нашей великой истории.

  История Ржевской битвы сегодня воссоздана главным образом в результате подвижнической работы региональных историков – Ржева, Твери, других городов, благодаря самоотверженной работе краеведов, ветеранов, музейных и библиотечных работников, поисковиков, служащих МЧС, пожарных, общественности, поддержанных руководителями города. Региональными историками на конкретно-историческом материале, вопреки взглядам официальной военно-исторической науки, документально доказано, что в пространстве Белый – Ржев – Зубцов – Сычевка – Гжатск – Вязьма в январе 1942 – марте 1943 гг. развернулась одна из кровопролитнейших битв Великой Отечественной и Второй мировой войн – Ржевская битва.

  Дальнейшее изучение событий Ржевской битвы необходимо продолжать, однако сделать это непросто. Исследователи сегодня не имеют доступа ко многим так называемым ключевым документам высшего эшелона власти. Так, например, недоступны материалы Особых папок Л.П. Берии о его поездке со Сталиным в район Ржева. Прояснить многие вопросы, и в частности, почему возникла необходимость не в отвлекающих, как пишут некоторые исследователи, или иными словами «Марс» в тени «Урана», а в жертвенных операциях, мог бы дать 558-й фонд Сталина, но и там о поездке Сталина на фронт материал найти невозможно.

  До сих пор сохраняется парадоксальность и недосказанность в оценке действий советского руководства, которое пошло на такой рискованный шаг, как сознательная выдача врагу плана своих действий в районе Ржева, причём об этом, якобы, не знал даже Г.К. Жуков, на которого в качестве представителя Ставки было возложено общее руководство операцией «Марс»[1]. Этот факт зафиксирован в мемуарах П.А. Судоплатова. Что скрывали, доподлинно узнать сложно. Все эти асы разведки и П.Судоплатов, и Н.Эйтингон, и М. Маклярский ушли из жизни, не объяснив, возможно и другие причины радиоигр, оставляя нам возможность предположить, что не исключено, что немецкая разведка переиграла советскую, а может быть все дело в неизвестных тогда НКВД связях организации «Престол» с немцами.

  Еще один тяжелейший вопрос. Обратимся к документам в Архиве Министерства обороны – к журналу боевых действий 30-й армии. О чем свидетельствует журнал боевых действий 30-й армии?

  Перед началом Ржевской операции (эта терминологию для обозначения боевых действий 30-й армии в ходе 1-й Ржевско-Сычевской операции) советские войска имеют тройное превосходство над противником в живой силе, и почти тройное превосходство по артиллерии и минометам. Причем с первых дней операции поступило еще и пополнение в 30-ю армию - почти 5 тысяч человек.

  Удар 30-й армией готовится со стратегической целью разгрома ржевской группировки и овладения ржевским плацдармом. Решение принято Военным Советом Калининского фронта во главе с генерал-полковником И.С. Коневым. Эта задача доводится до войск командующим 30-й армией Героем Советского Союза генерал-лейтенантом Д.Д. Лелюшенко, членом Военного Совета дивизионным комиссаром Дорониным, начальником штаба Хетагуровым.

  Это тщательная подготовка к операции: в полосе армии. К началу операции построено 512 дзотов, окопов для стрелковых отделений – 1558, окопов для минометов – 661, противотанковых рвов – более 26 тыс погонных метров. Подготавливались противотанковые истребительные отряды, подвижные истребительные отряды по борьбе в тылу с парашютными и авиадесантными группами противника. Бойцы обучались наступательным действиям. В итоге всей проделанной работы 30-я армия, сосредоточив значительные силы, усиленная резервами, создав ударную группировку, применяя меры маскировки, в короткий срок была готова встретить попытки немецко-фашистских войск перейти в наступление на фронте армии.

  Более того, командование, понимая сложность местности, ремонтирует дороги, где-то даже осуществляет дренаж, используют деревянный настил. Советские войска на участке прорыва имеют 9 стрелковых дивизий против трех немецких, 81769 активных бойцов против 33700 немцев, 9 артполков дивизий против трех, 6 артполков РГК против одного, 496 орудий всех калибров против 237, 280 орудий ПТО против 203, 1271 миномет всех калибров против 530, 413 станковых пулеметов против 369, 1246 ручных пулеметов против 300 и, наконец, 390 танков против 198.

  В армии работала гидрометеослужба, которая предупреждала о дождях, переходящих в ливни, об опасности заболачивания низких мест и лугов уже с середины июля, то есть еще с момента подготовки операции, а не вдруг, только в день наступления. Тем не менее, приказ на наступление уже дан, и Ржев, как требовал генерал Конев, должен быть взят. В обзоре боевых действий 30-й армии зафиксировано: «Командующий Калининским фронтом генерал-полковник Конев и командующий армии генерал-лейтенант Лелюшенко объезжали районы исходного положения, лично проверяя готовность всех частей, штабов и средств управления к бою, давая практические указания и устраняя все недочеты на месте».

  Итог операции практически разгромленной 30-й армии подводит уже журнал боевых действий за подписью начальника штаба 10-й гвардейской армии Соседова: армия «нанесла в августе-сентябре 1942 г. сильный удар по врагу, прорвав и обескровив на длительное время силы немецко-фашистских войск в районе Ржева». Анализ журнала боевых действий свидетельствует о том, что, несмотря на продуманные вопросы управления войсками, налаженную связь, наличие резервов, боевые действия сопровождались огромными потерями и поставленная задача взятия Ржева не была достигнута. Потери были велики и со стороны противника.

  За первые четыре дня операции с 30 июля по 4 августа было убито - 5195 человек и ранено 19729. Всего выбыло из строя – 25 489 человек. У противника было убито и ранено 12 520. Советская сторона потеряла 27 танков, убито 142 лошади. 21 августа потери 30-й армии составили 540 убитых и раненых, немцев – 700. 22 августа потери 30-й армии – 320 убитых и раненых, немцев – 400. 23 августа потери 30-й армии составили 246 убитых и раненых, немцев – до 400. 24 августа потери 30-й армии 630 убитых и раненых, немцев – 500. 25 августа потери 30-й армии составили 650 убитых и раненых, немцев – 900. 26 августа потери 30-й армии – 655 убитых и раненых, немцев – 100 убитых. 27 августа потери 30-й армии – 450 убитых и раненых, немцев – 600. 28 августа потери 30-й армии – 1080 убитых и раненых, немцев – 1400. 29 августа потери 30-й армии – 370 убитых и раненых, немцев – 400. 30 августа потери 30-й армии – 640 убитых и раненых, немцев - 400. 31 августа потери 30-й армии – 1750 убитых и раненых, немцев – 1800.

  27 февраля 2013 г. руководитель Администрации Президента С. Б. Иванов сказал: «Настало время объективно оценивать историю такой, какая она есть». Можно надеяться на возможность осуществления серьезного исторического национально-государственного проекта, в том числе и в целях дальнейшего исследования самой кровопролитной битвы Второй мировой войны, так и возрождения тех мест, где она происходила.

  «Один из уроков Ржевской трагедии в том и состоит, - подчеркивает подвижник исследователь Ржевской битвы О.А. Кондратьев, - что недопустимо забвение и искажение истории, что подвиг защитников Отечества славен и памятен во все времена».

  Экспозиция Музея. г. Ржев. 2013 г.

  14-месячные кровопролитные сражения, в которых принимали участие армии нескольких фронтов, имели огромное стратегическое значение в первый период Великой Отечественной войны. Это подчеркивалось 23 февраля 1943 г. в приказе Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина к 25-й годовщине Красной Армии и Военно-Морского флота: «Навсегда сохранит наш народ память о героической обороне Севастополя и Одессы, об упорных боях под Москвой и в предгорьях Кавказа, в районе Ржева и под Ленинградом, о величайшем в истории войн сражении у стен Сталинграда».

  Ржевская битва на подступах к Москве длившаяся с 8 января 1942 года по 31 марта 1943 года, навсегда осталась в памяти местных жителей как одно из самых драматичных и кровавых событий тех лет. Тысячи ржевитян сражались с немецко-фашистскими захватчиками под стенами родного города и победили в этих неравных боях.

  Ученые-историки и краеведы, общественные деятели в течение нескольких десятилетий ведут спор о величине потерь и количестве павших героев. И поэтому каждое историческое исследование, и краеведческая работа, могущая внести хотя бы крупицу ясности в это большое дело, важна и нужна Ржеву. Это особенно актуально в свете 800-летнего юбилея города,

  Т.С. Бушуева

  Встань, мужество над берегами,
Бесстрашье, шагай напролом!
Непобедимое знамя
Над Ржевом мы вознесём
М.С. Лисянский На Ржев!

  газета «Боевое знамя» 10 ноября 1942 г.

  Известный российский историк В.А. Артамонов, побывавший во Ржеве в 73-ю годовщину его освобождения, занимающийся изучением военной истории России, публикует материалы своего исследования истории Великой Отечественной войны и кровопролитной Ржевской битвы.

  «Ржевско-Вяземский плацдарм в немецкой литературе именуется «волнорез», «краеугольный камень», «трамплин для прыжка на Москву». «Нацеленный на Москву кинжал» по определению А. Верта, был нужен, чтобы угрожать столице, находившейся всего в 150-220 км от него. Полевые 9-я, 4-я армии и танковые 3-я и 4-я из группы армий «Центр» превратили этот плацдарм (160 км в глубину 200 км по фронту) в неприступную твердыню, с глубиной обороны 80-100 км. В «бастионы» были превращены Ржев, Сычёвка, Гжатск и Вязьма. На плацдарме располагалось до трети всех сил Вермахта на Восточном фронте – 57 пехотных, танковых, моторизованных и СС дивизий. 15 месяцев им противостояло до трети всех сил Красной армии.

  Информационно-психологическая война, цель которой срезать стойкость населения Российской Федерации, не стихает до сих пор. Тяжкая сталинская державность спасла страну и народ в 1941-1945 гг.

  Не могу согласиться с известным исследователем истории Ржевской битвы С.А. Герасимовой, что история Великой Отечественной войны не может быть «опорой национального сознания и единства», что потери в «ржевской прорве» не оправданы никакими «возвышенными патриотическими и общенациональными целями». «Германские войска ушли с плацдарма сами, непобеждёнными», а потому Ржев, как и все города, «так и не взятые нашими войсками, пока враг их не оставил», не могут быть «Городами воинской славы», - считает Герасимова. «Не этично называть «славным» гибель большого числа людей и неудачи полководцев». Просчёты, а иногда и преступления руководство страны и верховное армейское командование пыталось решить «за счёт человеческого фактора». «Ржев – Молох, который пожирал своих детей». Конечный рубеж битвы под Москвой Герасимова переносит с 7 января 1942 г., на 31 марта 1943 г., когда была завершена Ржевско-Вяземская операция 1943 г. Этим читатель подводится к мысли, что битва под Москвой с общими потерями до 1, 3 млн. человек не может считаться победой».

  «Особенно хлёстко Герасимова расправилась с Верховным командованием СССР - И.В. Сталиным, Б.М. Шапошниковым, Г.К. Жуковым, И.С. Коневым, М.В. Захаровым А.М. Василевским, В,Д. Соколовским. Они де проиграли дуэль с фельдмаршалом Г. фон Клюге и генералом В. Моделем, полный провал потерпел их план разгромить группу армий «Центр». Беспощадна она к Г.К. Жукову, который и «сам себя высек», и в феврале 1943 г. боялся («не рисковал») ехать на проклятый «ржевский выступ». Следует упомянуть, что неудачным операциям национальные историографии всех народов уделяли меньше внимания, чем победам. До последнего времени наши историки не исследовали русские поражения под Оршей в 1514, Конотопом в 1659, Чудново в 1660 г., это же относится и к кровопролитным битвам под Ржевом.

  В двух Ржевско-Вяземских и двух Ржевско-Сычёвских наступательных операциях с 8 января 1942 г. и по 31 марта 1943 г. общая убыль наших войск составила 1 324 823 человек за 8 месяцев[2]. Примерные общие потери немцев вокруг Ржевского плацдарма, по официальным немецким данным, составили от 300 до 450 тысяч[3]. Соотношение по общим потерям, если взять усреднённую цифру, составляет 1:3, 5. Урон Красной Армии несомненно, громаден, но, например, ущерб вьетнамцев от войны с США в 1965-1975 гг. составил 1,1 млн. солдат и 2 млн. мирных жителей. Американцев погибло всего 58 тысяч, 303 тысячи было ранено. Если считать по погибшим, соотношение потерь 1:19, но никто не порочит великую победу вьетнамского народа.

  Огромные утраты СССР на полях битв в 1941-42 гг. можно объяснить, среди прочего, и неготовностью сверху донизу к новейшим методам войны и надеждой советских людей, что большая война не разразится так скоро. «Мы не хотели войны, очень не хотели войны», - писал в своём дневнике советский посол в Англии И.М. Майский[4]. «Слухи о намерении Германии порвать пакт и предпринять нападение на СССР лишены всякой почвы», - сообщал ТАСС 14 июня 1941 г. в расчёте, что это будет услышано в гитлеровском Рейхе, который был одержим войной. Установка Сталина гласила: «пребывать вне войны до 1943 г. мы, конечно, не сумеем. Но не исключено, что до 1942 г. мы останемся вне войны»[5].

  Это было первым смертоносным просчётом вождя, из-за которого на фронтах возникал «психоз окружения»[6]. «С первых же дней военных действий… началась паника. Застигнутые внезапным нападением, командиры растерялись… Тысячи командиров (начиная от майоров и полковников и кончая младшими командирами) и бойцов обращались в бегство… Паника и дезертирство не прекращаются до последнего времени». [7]

  12 сентября 1941 г. И.В. Сталин и Б.М. Шапошников писали: «В наших стрелковых дивизиях имеется немало панических и прямо враждебных элементов, которые при первом же нажиме со стороны противника бросают оружие, начинают кричать «нас окружили» и увлекают за собой остальных бойцов… Дивизия обращается в бегство, бросает материальную часть и потом одиночками начинает выходить из леса. Подобные явления имеют место на всех фронтах». [8] «Будь проклят, сорок первый год!» - писал поэт Семён Гудзенко.

  13 октября 1941 г. Г.К. Жуков приказал «трусов и паникёров, бросающих поле боя…, бросающих оружие и технику, расстреливать на месте»[9]. После декабрьской победы под Москвой, Сталин вместо организации отступления по примеру войн со шведами в 1707-1708 и с Наполеоном в 1812 гг., принял 5 января 1942 г. фатальное решение без оперативной паузы «перемолоть» врага одновременно на всех фронтах от Ладоги до Чёрного моря силами 50 армий. Это был второй губительный просчёт - и он был признан самим вождём, который овладевал военным искусством наряду с командным и рядовым составом. 16 ноября 1943 г. Сталин сказал: «Нельзя наступать везде, как иногда думают некоторые».[10]

  Но приказ «завершить полный разгром гитлеровских войск в 1942 г.» всеми, в том числе и теми, кто сомневался в этом (Г. К. Жуков, Б.М. Шапошников, А.М. Василевский и заместитель председателя Совнаркома Н.А. Вознесенский) пришлось воспринимать как закон. «Главный удар планировалось нанести по группе армий «Центр» … путём двустороннего охвата с последующим окружением и уничтожением главных сил в районе Ржева, Вязьмы и Смоленска. Перед войсками Ленинградского, Волховского фронтов, правого крыла Северо-западного фронта ставилась задача разгромить группу армий «Север», Войска Юго-западного и Южного фронтов должны были нанести поражение группе армий «Юг» и освободить Донбасс, а Кавказский фронт и Черноморский флот – освободить Крым»[11].

  На совещании ГКО в конце марта 1942 г. И.В. Сталин и С.К. Тимошенко полагали, что нельзя сидеть, сложа руки и ждать, пока противник нанесёт удар первым, надо самим наносить ряд упреждающих ударов на широком фронте. Как и следовало ожидать, действия РККА в 1942 г. повсюду, кроме Сталинграда, сопровождались огромным кровопусканием. Любанская операция (7 января - 30 апреля) обошлась общими потерями в 308 367 человек, Синявинская (19 августа – 10 октября) общими потерями в 113 674 человек. В Крыму Красная Армия трижды наступала с 14 января по 12 апреля, но потеряла более 110 тыс. человек (43 тыс. безвозвратно). В Керченской оборонительной операции 7 — 15 мая советские войска из 249 800 человкк. потеряли 176,5 тыс, из них 162 тыс. безвозвратно.

  На Демянский выступ с 7 января 1941 г. наступало пять армий. С 25 февраля по 23 апреля в Демянском котле стойко оборонялось 6 пехотных дивизий (90-100 тыс.) немцев. Бои 18 февраля – 14 апреля трёх советских воздушно-десантных бригад закончились почти полным их уничтожением. В дальнейшем против Демянска РККА провела ещё 9 неудачных наступлений. Всего было потеряно 245 тысяч. Человек. Наступление 12-25 мая силами 765 300 человек на Харьков окончилось окружением и потерей 270 190 человек (безвозвратно - 170 958)[12].

  В том же 1942 г. Сталин опрометчиво счёл, что главной целью Гитлера и на втором году войны будет Москва. («Срежем [ржевский] выступ – избавим Москву от угрозы». Бескомпромиссной была директива Ставки Верховного Главнокомандования 7 января 1942 г. - в течение 4-5 дней «пленить или уничтожить всю можайско-гжатско-вяземскую группировку противника…, не ожидая окончательного сосредоточения всех сил ударной группировки». И это несмотря на то, что к началу 1942 г. укомплектованность Западного и Калининского фронтов составляла по винтовкам - 66,7%, по станковым пулемётам - 36%, миномётам - 45%, ручным пулемётам – 60,6%.

  11 января Верховный Главнокомандующий, чтобы уничтожить группу армий «Центр» и выдвинувшуюся вперед 9-й армию, приказал: «В течение 11 и ни в коем случае не позднее 12 января овладеть Ржевом. Ставка рекомендует для этой цели использовать имеющиеся в этом районе артиллерийские, минометные, авиационные силы и громить вовсю г. Ржев, не останавливаясь перед серьезными разрушениями города».

  Наступление первоначально проходило удачно. 15 января Гитлеру пришлось заявить: «Впервые приказ об отступлении даю на большом участке фронта». (Оно проходило с 17 по 24 января). Хотя советская разведка доносила, что главный удар противник нанесёт в направлении Сталинграда и Северного Кавказа, Сталин, учитывая сосредоточение в 150 км от Москвы семидесяти дивизий врага, игнорировал это. Наступательная доктрина продолжала главенствовать: «Немецко-фашистская армия оказалась перед катастрофой, инициатива теперь в наших руках и потуги разболтанной ржавой машины Гитлера не могут сдержать напор Красной Армии»,- говорил Сталин.

  Четыре оборонительных сражения гитлеровские военачальники фон Клюге и Модель провели на Ржевско-Вяземском плацдарме. Известно, что «оборона представляет более сильную форму ведения войны» (К. Клаузевиц), и наступающие гибнут в три раза больше.

  Для объяснения, почему «ржевский волнорез» стал неодолимой немецкой твердыней, надо соотнести положение противников. Вначале - о равноценных обстоятельствах, в которых находились противники. Одинаковыми были тяжёлые дорожные и климатические условия, морозы, прохватившие землю до 1,5 м, снежные заносы и обморожения, распутица и половодье, огонь снайперов, болота и дожди, грязь и вода в траншеях, мокрые ноги, болезни, вши, комарьё, питание кониной по случаю, печки в землянках и блиндажах, зловоние на ничейной земле от трупов, объедаемых мышами и крысами, кусавшими и спящих людей. Оба противника воевали насмерть. При обоюдной ненависти, недосыпании и невыносимом напряжении, в редкие минуты затишья враги (это были в основном юнцы в возрасте 1923 года) позволяли себе передохнуть. Русские у костров пели песни. «С наступлением темноты… разжигались костры и русские пели свои берущие за душу песни. Мы, затаившись, слушали их пение, на мгновение забывая ужасы войны и даже ненависть к тем, кто находился по другую сторону»[13]

  Немцы на католические праздники давали себе волю и тогда «на переднем крае у немцев бывала гульба – слышались губные гармошки и визг женщин».[14]

  Разница в 1942 г. между противниками была существенной. «Героическим эпосом немецкой истории» назвал битву под Ржевом участник войны Х. Гроссманн[15]. Он отмечал: «На непобедимой линии фюрера» испанцев, румын, венгров и итальянцев с их низкой боеспособностью не было вообще. Там бились исключительно крестоносцы ХХ века с железной прусской дисциплиной и мужеством. «Нам твердили о том, что если мы удержим силы красных у Ржева, то этим обеспечим победу на Кавказе и у Сталинграда» - говорили они. В отчаянных случаях в строй шли немецкие обозники, писари, повара и почтальоны. Вермахт в 1941-1942 гг. имел превосходство над РККА в управлении и слаженности всех родов войск, в маневренности бронетанковых армий, в организации тыла, средствах тяги и связи и др. Даже в плохую погодуудары наносились только после тщательной разведки, аэрофотосъёмок, ночных подвозов всего необходимого, бомбардировок, массированного огня всех орудий.После атак штурмовые отряды уходили на отдых. Оборона создавалась по всем правилам фортификации - с противотанковыми рвами, надолбами, лесными завалами, минными полями, траншеями и ходами сообщения, проволочными заграждениями, сотнями дзотов и дотов, блиндажами с электрическим освещением и телефонной связью и т.п.

  Накал боевого духа поддерживался обязательными просмотрами кинохроники и верой в Гитлера, защищавшего Европу от «противника, состоящего не из людей, а из зверей, из чудовищ, который сражается из-за звериной кровожадности, трусости и страха перед комиссарами». [16] Солдаты были уверены в расовом и интеллектуальном превосходстве над «унтерменшами», которых надо «раз и навсегда выкинуть из мировой истории». В ноябре 1942 г. гитлеровцы считали атаки красноармейцев под Ржевом «танцами смерти большевистского зверья». Жестокость оккупантов там доходила[17] до изуверства[18]. В то время как красноармейцы пили чёрный кисель из промороженного зимой картофеля, настой из сосновой хвои от цинги и, несмотря на запрет, обирали огороды, крали и попрошайничали, в немецких бункерах не исчезал ячменный кофе, густой суп, консервы, сигары и сигареты, нередко чай с бренди и лимоном, бочковое пиво, ром, глинтвейн по пол-литра на человека. [19] Бывал и пудинг каждому на рождество, и шоколад перед большими сражениями, и разовая посылка от фюрера с колбасой, салом и прочим, что заносилось в солдатскую книжку. Присяга беспрекословного повиновения Гитлеру повязала всех немцев: «Перед лицом Господа приношу эту священную присягу в том, что буду беспрекословно починяться фюреру Германского Рейха и народа Адольфу Гитлеру, верховному главнокомандующему вооружённых сил, и как храбрый солдат буду готов в любую минуту отдать жизнь ради этой присяги».

  Красноармейцы с 1918 г. присягали иначе: «Я, сын трудового народа, гражданин Советской Республики, принимаю на себя звание воина рабочей и крестьянской армии. Перед лицом трудящихся классов России и всего мира я обязуюсь носить это звание с честью, добросовестно изучать военное дело, и, как зеницу ока охранять военное имущество от порчи и расхищения. Я обязуюсь строго и неуклонно соблюдать революционную дисциплину и беспрекословно выполнять все приказы командиров поставленных властью Рабочего и Крестьянского Правительства…».

  С 23 февраля 1939 г. присяга несколько изменилась: «Я, гражданин Союза Советских Социалистических Республик, вступая в ряды Рабоче-Крестьянской Красной Армии…»РККА, в 1941-1945 гг. в отличие от высокопрофессионального Вермахта, была в основном крестьянской. Из народа в целом вышел и командный состав. Правда, к исходу 1941 г. от кадрового состава РККА осталось всего 5%. К 1942 г. не повысилась низкая оперативная подготовка высшего командного состава, войсковых штабов, армейских и фронтовых управлений и особенно авиационных штабов, на что указывал С.К. Тимошенко ещё 25 января 1941 г. Часть комсостава осталась на уровне опыта Гражданской войны[20].

  Вместе с тем красноармейцы отличались выносливостью, которая позволяла легче выдерживать тяжкий труд войны. Немцы выделяли выгоду для русских огромного пространства, упорство в обороне, большое количестве танков Т-34, которые при малой осадке и широких гусеницах обладали высокой проходимостью, умелые действия в зимнее время и ночью, вне дорог в лесистой и болотистой местности, быстрые лыжные батальоны, умение маскироваться, ставить минные заграждения, строить полевые укрепления и бункера,[21] «Русская авиация своими бортовыми ракетами и зажигательными бомбами очень мощно вмешивалась в полевые сражения», - отмечал противник. Выручала бойцов зимняя одежда - полушубки из овчины, тулупы, валенки. [22]

  Природная храбрость солдат оставалась и в «проклятый 1941», несмотря на «психозы окружения». Распространявшаяся мгновенно на большие массы паника, скорее всего, была оборотной стороной неизжитой общинной психологии. Замечалось, как спокойно собирались за линию фронта разведчики: «да, опасно, но первая трофейная добыча – твоя, первая девка – твоя», говорил бывший разведчик автору данной статьи в 1963 г.

  Ржевско-Вяземская операция 8 января – 20 апреля 1942 г. имела целью разгром группы армий «Центр». 688 000 красноармейцев наступали против 625 000 солдат Вермахта на ширине фронта в 650 км и глубине продвижения 80-250 км. Подвиги совершали все, в том числе и кавалерийские корпуса, которым приклеивается клевета, что они бросались с саблями на танки. На грунтовых дорогах и в лесистой местности конные соединения совершали глубокие прорывы, охваты, обходы. Лошади служили как средство передвижения, кавалеристы воевали спешившись вместе с артиллерией, танками, пулемётами, которые могли подвозить тачанки . Коноводы во время боя уводили коней подальше.

  1-й гвардейский кавалерийский корпус генерал-лейтенанта П.А.Белова в январе 1942 г. «начал рейд на Вязьму». Он прорвал германский фронт «и вся территория на сотни километров в тылу германского центрального и отчасти северного замёрзших фронтов оказалась под [его] полным контролем… Всё полетело в воздух. Ни прохода, ни проезда. Запылали амуниционное депо, склады снабжения, средства транспорта и разбивались связь и коммуникации. Положение германских центральных армий стало критическим… Германская армия начала свой первый оперативный отход на презираемом ими до сих пор Восточном фронте. Это была первая оперативная победа советского оружия, выигранная при действительной помощи партизанских военно-политических акций»[23].

  Пять месяцев, сражаясь против одиннадцати немецких дивизий 4-й и 9-й армии, П.А. Белов 6 июня 1942 г. вывел из окружения 10 тысяч человек, не считая трех тысяч раненых, отправленных ранее на «Большую землю». 7 тысяч остались в тылу в партизанских отрядах[24].

  Уничтожить группу армий «Центр» не удалось, но она потеряла 333 тысячи солдат. Была полностью освобождена Московская, Тульская и часть Калининской области. Безвозвратные потери РККА составили 272 320 человек, санитарные - 504 569[25]. После 20 апреля позиции советских войск были приведены в состояние обороны. 5 апреля противник запланировал прорыв на Кавказ и в мае разработал дезинформационную спецоперацию «Кремль», чтобы создать впечатление, что снова готовится захват Москвы. Над Москвой регулярно проводилась аэрофотосъёмка, немецкие пленные сообщали, что присланы новые карты русской столицы. Советское командование было обмануто и с 30 июля по 30 сентября 1942 г., в то время, когда враг рвался к Сталинграду, проводило Ржевско-Сычёвское наступление, чтобы разбить 9-ю армию и ударом на Вязьму и Смоленск разгромить группу армий "Центр".

  В результате дезинформации ни одна советская дивизия не была переброшена на помощь Донскому фронту. 28 июля 1942 г. был издан приказ Верховного Главнокомандующего № 227 «Ни шагу назад!» Его неправильно называть «жесточайшим документом войны». Суровая жестокость была оправдана и приказ воспринимался как «управа на паникёров и шкурников».

  В то время штабы дивизий и полков, как и прежде, слабо управляли войсками, разведка давала сведения только о переднем крае обороны противника. На мощные немецкие укрепления пехота наступала в лоб, скученно по фронту и в глубину[26]. Командный состав, напуганный репрессиями 1937-1938 гг., боялся проявлять инициативу. Боеприпасы подвозились медленно. Артиллерия вела огонь по площадям и разрушала только передний край обороны врага (ураганный «огневой вал» стал применяться в конце войны). Танки не ориентировались на местности, взрывались на своих минных полях, топли на переправах, вводились в бой группами, с ходу и без разведки. (По описаниям немцев, танки Т-34 горели как свечки после пробивания брони 37-мм подкалиберными снарядами). Значительная часть 29-й и 33-й армий была окружена и разгромлена под Ржевом и Вязьмой.

  23 августа советские дивизии подошли к Ржеву и Волге, потеряв 193 683 человека, из них 51 482 – безвозвратно. Жители посёлка Погорелое Городище вспоминали потом: «медальоны с убитых бойцов вёдрами передавались в военкоматы для последующего увековечивания»[27].

  Несмотря на потери, красноармейцы бились насмерть, вплоть до того, что рубились сапёрными лопатками.

  Генерал-полковник И. Фрисснер писал: «Немецкие войска уступали русским и в численности, и в боевой технике. Русские просто-напросто «затопляли» людскими массами нашу артиллерию и танки… Русские далеко не всегда умели развить тактический прорыв в оперативный… они нередко приостанавливали свое продвижение… Причиной такой скованности оперативного и тактического руководства, по-видимому, как и у нас, была сильная зависимость советских фронтовых начальников от своего верховного командования… Сильной стороной советских солдат было громадное упорство и крайняя непритязательность… Лишения любого рода не играли для него никакой роли… Самопожертвование советских солдат в бою не знало пределов. В так называемой малой войне, в особенности во время боёв в лесах, русские проявляли исключительную изобретательность и находчивость». [28]

  Наступление РККА 30 июля – 23 августа 1942 г. на г. Ржев и Зубцов не остановило прорыв немцами Донского фронта и спецоперацию Абвера «Кремль» следует считать удавшейся. Военный комментатор Юрген Шюдденкопф в статье «Ржевский рубеж» сообщал о колоссальном напряжении боёв: «Всё началось 30 июля с многочасового ураганного огня артиллерии и беспрерывных атак советских бомбардировщиков. И вот эта битва длится 60 и более дней, никто уже и не видит конца её, снова и снова начинается атака в каком-нибудь месте - битва за Ржев внесена в календарь немецких пехотинцев как жестокое, последовательное, требовательное время кровавых жертв и сильного напряжения… Лица [немецких солдат] стали старыми, жёсткими и серыми; тяжёлыми тенями лежат на их чертах следы тяжёлых напряжений, бессонницы, постоянной опасности, напряжённого ожидания и снова и снова вспыхивающей битвы»[29].

  Жуков не знал, что ради успеха Сталинградской операции «Уран», через двойных агентов и радиоигру Москва сообщила противнику 4 ноября 1942 г.,что «Красная Армия нанесёт немцам удар 15 ноября не под Сталинградом, а на Северном Кавказе и под Ржевом. Немцы ждали удара под Ржевом и отразили его. Зато окружение группировки Паулюса под Сталинградом явилось для них полной неожиданностью. Не подозревавший об этой радиоигре Жуков заплатил дорогую цену - в наступлении под Ржевом полегли тысячи и тысячи наших солдат, находившихся под его командованием. В своих мемуарах он признает, что исход этой наступательной операции был неудовлетворительным. Но он так никогда и не узнал, что немцы были предупреждены о нашем наступлении на Ржевском направлении, поэтому бросили туда такое количество войск». [30] Если даже Жуков не знал, что ему поручено отманивающее действие, то тем более это не было известно никому в войсках, штурмовавших Ржевский плацдарм. В октябре 1942 г. американский корреспондент газеты «Чикаго дейли ньюс» Л. Стоу писал о молчаливом терпении, упорстве и выносливости русского солдата: «После шестнадцати месяцев непрерывных и страшных испытаний военные действия на Ржевском фронте показывают, как поразительно высок дух русских войск… За девять дней моих поездок по этому фронту я нигде ни разу не видел русского солдата, офицера или генерала, у которого на лице можно было бы прочесть хотя бы тень сомнения и неуверенности в победе… Твёрдая решимость и уверенность – вот чем насыщены атмосфера и дух на русском фронте». [31]

  19 ноября началось наступление под Сталинградом, 24 ноября отвлекающие бои на Великолукском направлении, 25 ноября – прорывы на Ржев, Белый, Сычёвку, 28 ноября – на Демянск. Там, где Жуков, там должен готовиться главный удар - обоснованно считал противник. Использование численного перевеса было исторической особенностью русского военного искусства. С 25 ноября по 15 декабря 1942 г. у наступающих частей РККА было больше сил. На Калининском, Западном фронтах и в зоне Московской обороны людей было (876 тысяч) - больше в 1,7 раза, чем на Юго-Западном, Донском и Сталинградском фронтах, орудий и миномётов в 1,5 раза, танков в 2,3 раза, самолётов в 1,3 раза,[32] но вклиниться глубоко в оборону немецких дивизий не удалось,[33] так как боеприпасов на Западном и Калининском фронтах было меньше, чем нужно в 3-13 раз[34]

  26-27 ноября 1942 г. Конно-механизированная группа командира 2-го гвардейского корпуса генерал-майора В.В. Крюкова (21 тыс. солдат, 2667 пулемётов ППШ, 33 зенитных пулемёта, 384 противотанковых ружья, миномёты, зенитные пушки, 120 танков) и 6-го танкового корпуса полковника П.М. Армана пошли на прорыв обороны противника. 6-й танковый корпус, потеряв 50-60% материальной части и личного состава, выполнил приказ и вместе со 2-м гвардейским корпусом рассёк важнейшую железную дорогу Ржев - Сычёвка. При убыли свыше половины состава ни одна армия мира не могла бы продвигаться вперёд. Калининский фронт выдвинулся на 50 км, на Западном фронте 20-я армия прорвала оборону противника на глубину 11 км. Оба фронта сковали 30 дивизий врага.

  9-я армия врага после битв на «непобедимой линии фюрера» не смогла восполнить свои потери и восстановить боеспособность к лету 1943 г. - ко времени операции «Цитадель». На Курской дуге обескровленная группа армий «Центр» потерпела неудачу, а в Белоруссии в 1944 г. она получила смертельный удар при советском наступлении по плану «Багратион».

  Общие утраты РККА в Ржевско-Сычёвской операции 25 ноября -20 декабря 1942 г. - составили 215 674 человек, 1 366 танков[35]. Сверхвысокая цена операции «Марс» говорит о том, что военное искусство Красной Армии ещё не достигло должного уровня. Вместе с тем, уверенность немцев в том, что главный удар советских войск наносится по группе армий «Центр», не позволила им усилить дивизии, наступавшие к Волге и к Северному Кавказу.

  После зимы 1942/43 гг. активные боевые действия на советско-германском фронте не велись. Советское командование, осознав порочность распыления сил, перешло к глубоко эшелонированной обороне, что следовало делать в 1942 г.

  Ржев. Вечный огонь…

  Битвы под Ржевом и Сталинградом лишили Вермахт резервов. Группа армий «Центр» была измотана и Гитлеру пришлось сокращать фронт с 530 до 200 км. Ржевский плацдарм был ликвидирован Ржевско-Вяземской операцией 2-31 марта 1943 г. и отводом немецких войск (операция «Буйвол»). При отступлении немцы угоняли жителей, как они говорили - «от русской артиллерии», людей искали с собаками, избивали палками, стреляли в тех, кто не подчинялся[36]. Вечером 2 марта немецкие арьергарды покинули пепелища Ржева.

  Опыт боёв за Ржевский плацдарм был учтён. При преследовании противника в марте Ставка ВГК требовала «шире применять обход и охват, … категорически запрещая лобовой удар и атаки, … максимально сохранять живую силу за счёт искусного маневра и огня». [37] В Ржевско-Вяземской 2-31 марта 1943 г. было потеряно 138 577 бойцов РККА[38].

  В мировой военной истории яростные атаки Красной Армии на Ржевской огненной дуге можно сравнить только с одним примером – немецким штурмом в лоб Верденской крепости с 21 февраля по 18 декабря 1916 г. ради прорыва к Парижу. Пройдя лютую «ржевскую академию», солдаты, офицерский корпус и Верховное Главнокомандование обрели дорогостоящий военный опыт. Можно отметить и другое. Последействием самоотверженности наших воинов в 1941-1945 гг., в том числе и у Ржева, стала осторожность врагов при планировании конфликтов с вооружёнными силами СССР/России.

  В.А. Артамонов

  Я Вам жить завещаю, что я больше могу…

  Мемориал и книга Памяти погибших в Ржевской битве

  У стелы Ржев-город воинской славы

  Бессмертный полк Ржева. Март 2013 г. Шествие к мемориальному комплексу

  ПАРАД В ЧЕСТЬ 70-летия ОСВОБОЖДЕНИЯ РЖЕВА

Просмотров статьи:

263

Автор статьи:

В.А. Артамонов

Авторы статьи:

  • Т.С. Бушуева
  1. В своих воспоминаниях П.А. Судоплатов отмечал: «Дезинформация, передаваемая «Гейне» – «Максом», готовилась в Оперативном управлении нашего Генштаба при участии одного из его руководителей, Штеменко, затем визировалась в Разведуправлении Генштаба и передавалась в НКВД, чтобы обеспечить её получение убедительными обстоятельствами, – писал Судоплатов. – … «Гейне» – «Макс» сообщил, что Красная армия нанесёт немцам удар 15 ноября не под Сталинградом, а на Северном Кавказе и под Ржевом. Немцы ждали удара под Ржевом и отразили его. Зато окружение группировки Паулюса под Сталинградом явилось для них полной неожиданностью. Не подозревавший об этой радиоигре Жуков заплатил дорогую цену – в наступлении под Ржевом полегли тысячи и тысячи наших солдат, находившихся под его командованием. В своих мемуарах он признаёт, что исход этой наступательной операции был неудовлетворительным. Но он так никогда и не узнал, что немцы были предупреждены о нашем наступлении на ржевском направлении, поэтому бросили туда такое количество войск».
  2. В Сталинградской битве за 7 месяцев потери составили 1 129 619 чел. Россия и СССР в войнах ХХ века. Потери вооружённых сил. М., 2001. С. 277, 279-281, 312-313.
  3. Фёдоров Е.С. Правда о военном Ржеве. Документы и факты. Ржев, 1995. С.217.
  4. Земсков В.Н. Морально-политический климат в СССР накануне и в начале Великой Отечественной войны // Война и мир в новой и новейшей истории России. М., 2014. С.193.
  5. Мерецков К.А. На службе народу. М., 1968. С.199-202. Цит. по: Журавлёв П.А. «Двести встреч со Сталиным»(по воспоминаниям его современников. М.,2004. Кн.1. С.170.
  6. [Командиры] «изменнически спасая свои шкуры, трусливо и панически бежали с поля боя, бросив без управления и на произвол судьбы свои дивизии и полки… Наши советские дивизии и полки с прекрасным рядовым составом и с большим количеством техники и оружия, превращались в неорганизованные толпы людей, не знавших, что и как делать, и, поддаваясь общему психозу окружения, бросали оружие и технику врагу, переодевались в гражданское платье, толпами и поодиночке шли на восток». Полковник Н.П. Раевский – И.В. Сталину 6 ноября 1941 г. Вестник Архива Президента Российской Федерации, Война 1941-1945. М., 2015.. Вып. 2. С.118-119.
  7. Записка секретаря Брестского обкома КП(б) Белоруссии М.Н. Тупицына И.В. Сталину и П.К. Пономаренко 25 июня 1941 г. Там же. С.25.
  8. Дайнес В.О. Заградотряды и штрафбаты … С.74.
  9. По приговорам военных трибуналов и приказам командиров «в основном за трусость и дезертирство» было расстреляно 160 тыс. чел. В.Н. Земсков Людские потери СССР в 1941-1945 гг. (Оценки, расчеты, дискуссии) // Великой Победе – 70 лет. М., 2015. С.113.
  10. Штеменко С.М. Генеральный штаб в годы войны. М., 1974. Кн.2. С.152-154.Цит. по: Журавлёв П.А. «Двести встреч со Сталиным» (по воспоминаниям его современников). М.,2004. Кн.1.С.152-154.
  11. Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. М., 1974. Т.2. С.48. Генеральный штаб как в СССР, так и в Германии «исходил из того, что нужно подчиняться политическому руководству». Хавкин Б.Л. Разработка планов германской агрессии… С.40.
  12. Россия и СССР в войнах ХХ века… С.311-312,
  13. Цвайгер А., Нойенбуш Х. Кровавое безумие Восточного фронта. М., 2009. С.137.
  14. Сукнев М.И. Записки командира штрафбата. Воспоминания комбата 1941-1945. М.,2007. С.61.
  15. Гроссманн Х. Ржев - краеугольный камень Восточного фронта. Ржев, 1996г.
  16. Хмельницкий Д. Речь Гитлера 3 октября 1941 г. // Правда Виктора Суворова -2. Восстанавливая историю Второй мировой. Сост. Д. Хмельницкий. М.,2008. С.293,
  17. 27 ноября 1942 г. комиссар 8-го гв. стрелкового корпуса доносил о казнях гитлеровцами раненых красноармейцев: трех раненых они обмотали тряпками и полотенцами, пропитанными горючей жидкостью и бросили в костёр. Гланц Д. Восставшие из пепла. Как Красная Армия 1941 года превратилась в Армию Победы. М., 2009. С.354. Перед расстрелом или повешением ржевские партизаны успевали крикнуть - «Советский Союз непобедим!», «Умираю за Родину, за Сталина!», иногда пели советские песни. Фёдоров Е. С. Правда о военном Ржеве… С.13, 84, 97, 109, 142. Были и случаи, когда некоторые перед расстрелом плакали. Из-за голода в Ржеве из трупов покойников некоторые готовили себе пищу, на рынке продавались куски человеческого мяса. Там же. С. 41. У деревни Пищалино Зубцовского района в июле 1942 г. разведывательный отдел 161-й немецкой дивизии замучил 53-х местных жителей и пленных красноармейцев. Были найдены останки пожилого мужчины, которому были забиты гвозди в руки и ноги и останки детей с разрубленными головами. Остальных расстреливали в упор. Не постояли за ценой // Российская Федерация сегодня 2015 № 9.
  18. Воззвание фельдмаршала фон Гинденбурга об «Обязанностях германского солдата» 25 мая 1934 г. Деметр К. Германский офицерский корпус в обществе и государстве 1650-1945. Москва, 2007. С.367.
  19. Вольфзангер В. Беспощадная бойня Восточного фронта. М., 2010. С.114- 125
  20. Мельтюхов М.И. К вопросу о причинах поражений Красной Армии в 1941 г. С.96. Преддверие и начало Великой Отечественной войны: проблемы современной историографии и источниковедения. М.,2012. С.96, 99, 107
  21. Миддельдорф Э. Тактика в русской кампании. М., 2011. С.170.
  22. Для смены обмоток бойцы стаскивали сапоги с убитых врагов. Немцам приходилось плести соломенные бахилы на сапоги, снимать полушубки с павших красноармейцев и отрубать их промороженные ноги, чтобы потом, разморозив на печках, снять валенки. (Правда, в сырую погоду валенки промокали, а ночью обледеневали). Шубы, пальто, вязаные изделия из Германии, партии лыж и саней прибыли к немцам только 26 марта 1942 г. Хаапе Г. Оскал смерти. 1941 год на Восточном фронте М., 2009. С.540.
  23. Хольмстон-Смысловский Б.А. Первая русская национальная армия против СССР. Война и политика. М., 2011. С.316.
  24. Герасимова С.А. Ржев 42. Позиционная бойня. М., 2008. С.82.
  25. Россия и СССР в войнах ХХ века. Потери вооружённых сил. М., 2001. С.277.
  26. Возможно, этим выполнялось указание Сталина «заменить действия отдельных дивизий, расположенных цепочкой, действиями ударных групп, сосредоточенных в одном направлении». – Великая Отечественная война 1941 -1945 гг. Битвы и сражения, изменившие ход войны. М.2012. Т.3. С.172.
  27. Грин Г.Я., Чернов В.А. На острие ржевского прорыва. Летняя наступательная операция Красной Армии 1942 г. 17 танковая бригада. // История ржевского градоустройства. Ржев, 2015. С.47.
  28. Фрисснер И. Преданные сражения М., 2013. С. 216, 218-219.
  29. Фёдоров Е. С. Правда о военном Ржеве… С.211-212.
  30. Судоплатов П.А. Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930-1950 годы. М., 1998. С. 248. См. также : Гусаченко В., Лота В. Тайная битва за Сталинград // Российское военное обозрение 2010. №2.
  31. Стоу Л. С Красной Армией на Ржевском фронте // О том, как под Ржевом… Ржевская битва в прозе, поэзии, публицистике. Ржев, 2007. Вып.2. С.37, 39, 40.
  32. Западному и Калининскому фронтам с 25 ноября по 31 декабря 1942 г. даже водки отпускалось больше чем другим. Гланц Д. Восставшие из пепла… С.311.
  33. Миддельдорф Э. Тактика в русской кампании. М.,2011. С.193.
  34. Великая Отечественная война 1941 -1945 гг. Битвы и сражения… С.398-400
  35. Россия и СССР в войнах ХХ века… С.312.
  36. Фёдоров Е.С. Правда о военном Ржеве… С.213.
  37. Герасимова С.А. Ржев 42… С.211.
  38. Россия и СССР в войнах… С. 313.