Институт Национальной Памяти

Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Ржев, Саранск, Ижевск

 

Институт
Национальной
Памяти

Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Ржев, Саранск, Ижевск

Мобилизационная реальность против мифов "европейской" интеграции

Беспрецедентная острота протекающих процессов показывает приближение не только России, но и мира в целом, к пресловутой «точке бифуркации». Процесс в ней, с одной стороны, неуправляем, и любое, бесконечно малое, но целенаправленное воздействие на него может изменить траекторию развития. С другой стороны, траектория меняется не произвольно, а в соответствии с набором вариантов, вытекающих из предыдущих этапов и конкретной текущей ситуации. К тому, какие варианты имеются, и какие перспективы могут ожидать в них нашу страну, мы обязательно вернемся, но сделаем это в конце, в рамках подведения итогов нашего анализа.

Три основных темы раскрывают сегодня основное содержание переживаемого исторического момента: ситуация в регионе так называемого «Большого Ближнего Востока» (ББВ), украинский кризис, а также завершающаяся в Париже 21-я Конференция Сторон (КС) Рамочной конвенции ООН об изменении климата (РКИК).

Итак, Ближний и Средний Восток, именуемый ББВ в соответствии с одноименным проектом, обнародованным в 2006 году подполковником Ральфом Питерсом.

Прежде всего, разумеется, не он является разработчиком плана, который в общем-то не по плечу и не по компетенции даже пентагоновскому генералитету. И принадлежит, судя по всем признакам, так называемой «концептуальной власти» - теневым элитарным центрам принятия решений, которые в США и НАТО скрываются за неформальными структурами – лондонским Chatham House (Королевский институт международных отношений), вашингтонским Советом по международным отношениям (СМО) и Бильдербергской группой (клубом) – объединением элит Старого и Нового Света. Еще один сегмент этой теневой конструкции – Трехсторонняя комиссия, включающая, кроме того, еще и Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР). Какой глобальный проект продвигается этим конгломератом закулисного влияния, который действует, подчеркнем это, не сам по себе, а от имени олигархических верхушек элит и представляет собой специфическую форму их неформальной организации, - сейчас увидим.

Вначале, как всегда, было слово, только не с прописной буквы, а с маленькой. Потому что произнес его Джордж Буш-младший в сугубо мирской, хотя и наделавшей немало шума и далеко идущей по последствиям, речи в Национальном фонде поддержки демократии (НФД).

СПРАВКА:

НФД - не «частная лавочка», а государственная; он был основан американским Конгрессом в 1983 году, в эпоху «рейгановского» этапа холодной войны, и по сей день финансируется из бюджета США через USAID – Агентство по международному развитию. В структуру НФД входит четыре института. Два из них – Международный республиканский институт (Джон Маккейн) и Национальный демократический (Мадлен Олбрайт) - соединяют в этой «лавочке» обе ведущие партии, формируя двухпартийный консенсус; по этому же принципу функционирует и СМО. Еще один институт – Центр международного частного предпринимательства, продвигая бизнес-интересы американских транснациональных корпораций, занимается «продвижением» по всему миру демократии и рыночной экономики, делая ставку на институт торгово-промышленных палат (ТПП). (Соответствующие рекомендации содержались в докладе Римскому клубу Эдуарда Пестеля «За пределами роста», выпущенном в 1987 г.). И, наконец, Американский центр международной трудовой солидарности, тесно связанный с профобъединением АФТ-КПП и троцкистским движением (американские социал-демократы), «подтягивает» к НФД неоконсервативное крыло республиканцев, которое, в свою очередь, сформировалось за счет объединения трех сегментов. Кроме троцкизма (идеолог «неоконов» Ирвинг Кристол входил в IV Интернационал), присутствуют еще две составляющие. Одна: крайний либерализм – либертарианство. Другая: христианский сионизм – специфическое ответвление протестантского евангелизма, требующее от христиан встать на защиту Израиля. Интеллектуальным центром «неоконов» является Американский институт предпринимательства, который тесно взаимодействует, с одной стороны, с Центром международного частного предпринимательства НФД, а с другой, - с главными центрами европейского либертарианства. Среди них Фонд Фридриха-Августа фон Хайека и связанная с ним Лондонская школа экономики (с которой российские либералы из Высшей школы экономики не просто взаимодействуют, а взяли на вооружение в свое время саму концепцию такой «школы» как инструмента компрадорского продвижения англосаксонских интересов в России).

Буш-младший выступил в НФД 6 ноября 2003 года и призвал к «глобальной демократической революции» (http://royallib.com/read/kurginyan_sergey/politicheskoe_tsunami.html#81920). Подводя первые итоги американского вторжения в Ирак (март-апрель 2003 г.), эта речь ставила дальнейшие «маяки» в «борьбе за глобальную демократию», обозначив ее первый этап географическими пределами «от Багдада до Дамаска». Что мы сейчас и наблюдаем. В июне 2009 года концепции «глобальной демократической революции» присягнул Барак Обама – в своей речи в Каире (http://www.islamnews.ru/news-19038.html).

СПРАВКА:

Ключевые посты в администрации Буша-младшего занимали «неоконы» во главе с Ричардом Чейни, бизнес-интересы которого связаны с транснациональной корпорацией «Halliburton», соединяющей Техас с зоной Персидского залива; именно в Хьюстоне и Дубае (ОАЭ) расположены ее штаб-квартиры. Это делает наивным вопрос о формах американских связей и взаимодействия с исламским фундаментализмом и экстремизмом, в том числе и о корнях ИГИЛ, особенно если учесть, что и Джордж Буш-старший – давний бизнес-партнер Осамы бин Ладена и его «Saudi Binladin Group» (SBG). Оба Буша – отец и сын, а также экс-госсекретарь Джеймс Бейкер, экс-министр обороны Фрэнк Карлуччи, британский экс-премьер Джон Мейджор (выдвиженец Маргарет Тэтчер, сменивший ее на Даунинг-стрит, 10), наряду с бин Ладеном и его наследниками, являются акционерами и инвесторами крупного фонда «Carlyle Group» со штаб-квартирой в Вашингтоне.

Обама же своему политическому «взлету» обязан чикагской «школе политических лидеров» Саула Алинского, тесно связанной с Джорджем Соросом и его «деловым партнером», предводителем местных мафиози Аль Капоне. Сначала Обама обучался в этой школе, кстати, вместе с Хиллари Родэм (будущей Клинтон), а затем проходил практику в крупной правозащитной организации ACORN. Занимаясь выборами, она отметилась рядом скандалов как минимум в полутора десятков штатов. В декабре 2006 года именно Сорос и привел Обаму к спонсорам Демократической партии, предложив «джентльменам, озабоченным политикой», вкладываться в «будущего президента».

Революционеры-троцкисты Буш-младший и Обама, разумеется, не сами, а под бдительным надзором либертарианско-троцкистских элитных группировок («знаменитая» Виктория Нуланд из госдепа – супруга крупного неоконсервативного идеолога Роберта Кагана), тесно связанных и с рядом американо-израильских институтов, совместными двухпартийными усилиями заварили кашу «арабской весны». Главная идея этой трансформации, упакованной в глобальный контекст разрушения суверенитетов и суверенных государств с помощью «демократии», которую продвигает означенный НФД, - сформировать на «евразийских Балканах», как называл Ближний и Средний Восток в «Великой шахматной доске» Збигнев Бжезинский, обширную зону хаоса.

Они же, в этих же целях, подпалили и Украину. В единый «Черноморский театр военных действий (ТВД)» эти два фронта необъявленного пролога третьей мировой войны в 2014 году соединил Джордж Фридман из связанного с ЦРУ агентства «Stratfor».

При этом нужно понимать, что «глобальная демократическая революция» - не что иное, как парафраз «мировой» или «перманентной революции» Льва Троцкого, которому эту концепцию вручили в свое время спецслужбы Великобритании, разрабатывавшие ее под проект разрушения Османской империи. Проиграв в революционной России борьбу проектам революции и строительства социализма «в отдельно взятой стране», то есть сначала В.И. Ленину, а затем И.В. Сталину, концепция «перманентной революции» в конце концов вернулась в тот регион, для которого и создавалась. Именно об этом и сообщил с трибуны НФД в ноябре 2003 года Буш-младший.

Зачем так подробно? Иначе не понять ни истоков проекта «Большой Ближний Восток», озвученного «говорящей головой» подполковника Питерса, ни проектной конкуренции на этом пространстве, которая с началом российской военно-воздушной операции в Сирии вступила в открытую фазу, а до этого велась скрыто, протекая в латентной форме.

«Блоковая» организация мира с формированием Западного, Восточного и Центрального «мировых объединений» - под нее в 1970-х годах и создавалась Трехсторонняя комиссия с ее публичным рупором – «большой семеркой» (ныне «двадцаткой»), сегодня также выходит на поверхность. Не вся и не сразу. Сначала легализовалось Транстихоокеанское партнерство; это и есть будущий «Восточный блок». Второе партнерство – Трансатлантическое – станет «Западным блоком». Смысл обоих соглашений, которым и объясняется их крайняя секретность, - в фактическом разрушении государственных границ и запуске на внутренние рынки западных транснациональных корпораций. Причем, наравне с собственными производителями товаров и услуг, которые без строго запрещаемого протекционизма неминуемо оказываются неконкурентоспособными и разоряются. Экономическую основу обоих партнерств составляет соглашение TISA («Trade In Services Agreement»), в котором эта схема и прописана. Оно уже подписано не только участниками Транстихоокеанского партнерства, но и всеми странами Европейского союза, которые должны войти в Трансатлантическое партнерство. Поэтому вопрос о скором подписании последнего можно считать решенным, и спекуляции насчет пресловутой «Европы от Лиссабона до Владивостока» можно оставить тем «мечтателям», из-под пера которых они сорок лет назад вышли. Этого – не будет.

Остается пространство между двумя партнерствами. Это в американском и натовском понимании и есть «зона хаоса». Пути и способы ее создания и расширения отрабатывались в Институте проблем Сложности в Санта-Фе (Нью-Мексико), который занимается внедрением в политику теории нелинейных зависимостей, известной общественности благодаря «эффекту бабочки» Эдварда Лоренца. Стивен Манн, с именем которого она связывается, - не заказчик, а исполнитель заказа, замысел которого – в поисках альтернативны постоянному военному присутствию США и НАТО и замене его присутствием политическим. То есть способа «управляемой» организации этого пространства в режиме где «strong», а где «soft power», с помощью зависимых марионеток. То, что в Транстихоокеанское партнерство не входят Россия, Китай и Индия, означает только одно. Авторы проекта намерены вовлечь эти страны в «мировые блоки» не напрямую и не целиком, а через последовательную хаотизацию, включающую возможную дезинтеграцию и расчленение. С «наказанием» тем самым за строптивость и неподатливость к «руководящим указаниям» из Вашингтона и Лондона. Лукавое предложение Джона Керри, адресованное Москве и Пекину, - войти в Транстихоокеанское партнерство – прозвучало один-единственный раз, 2 ноября. Вашингтону тогда страсть как необходимо было любой ценой отвлечь внимание от внезапно всплывшего факта непосредственного участия агентуры ЦРУ в уничтожении российского аэробуса над Синайским полуостровом. И потому это предложение, заведомо неприемлемое ни для одной из сторон, которым оно направлялось, как говорится, «шито белыми нитками».

А теперь – к главному. Хаос «арабской весны» на ББВ, помноженный на планы хаотизации России, Китая и Индии (возможно с помощью ее «управляемого» ядерного конфликта с Пакистаном), выдает план формирования последнего из блоков - «Центрального». Создание на громадном геополитическом пространстве – от Магриба до Синцзяна – того самого «халифата», карту которого нам неоднократно демонстрировали по ТВ. И сформировав такой «халифат», на деле представляющий собой рыхлый конгломерат экстремистских группировок, управляемых из Вашингтона с помощью саудовской монархии, турецкой «демократии» и их собственных междоусобных противоречий, объединить его на единственно возможной основе – против России и Китая. И направить на Север и на Восток. Это – два фронта третьей мировой войны, но есть еще и третий – украинский, а если взять шире, - то европейский, на котором недавние успехи французского Национального фронта «нечаянным», но трогательным «совпадением» сочетаются:

- и с «художествами» банды Порошенко-Яценюка в Донбассе и на границе с российским Крымом,

- и с наплывом в Старый Свет беженцев, пропускаемых через Турцию режимом Эрдогана-Давутоглу,

- и со снятием ограничений в области авторских прав на публикацию нового издания гитлеровской «Mein Kampf».

Если же иметь в виду – и это тоже СПРАВКА:

- что нацизм изначально представлял собой инструмент антисоветской консолидации Европы,

- что он до нужного момента целиком и полностью контролировался западными олигархическими кланами. Об этом говорят связи Гитлера, при посредничестве немецких представителей глобальной банковской группы Джона Генри Шредера, с директором Банка Англии Монтегью Норманом, его протеже Ялмаром Шахтом, братьями Даллесами, базельским Банком международных расчетов и через него с ФРС, а также смычка немецкого концерна «I.G. Farbenindustrie» с заокеанским холдингом «American I.G. Farben»,

- что в формировании человеконенавистнической апологии фашизма и нацизма деятельное участие приняли «Братья-мусульмане» - экстремистское исламистское движение, созданное в конце 1920-х годов при участии британской разведки. Будучи выдавленными с началом войны из Египта, их лидеры во главе с муфтием Иерусалима хаджи Амином Аль-Хуссейни перебрались в Берлин, где вступили в тесные и «взаимовыгодные» контакты с Гитлером и Гиммлером, подписав с государствами фашистской «оси» «Манифест освобождения», в котором призвали к «созданию независимого, единого арабского государства» (Фаррелл Дж. Нацистский интернационал. Послевоенный план нацистов по контролю над миром. М., 2011. С. 199-200).

- что еще в 1942 году с подачи определенных кругов в СС и СД под руководством Шелленберга был разработан план «новой Европы», представленный Гиммлеру и переданный им в марте 1945 года Шарлю де Голлю (Шелленберг В. Лабиринт. Мемуары гитлеровского разведчика. М., 1991. С. 300-306);

- что основу этого плана составляла франко-германская ось, подготовленная совместными усилиями де Голля и Аденауэра и воплощенная в 1963 году в Елисейском договоре, под который двумя годами раньше была подложена ОЭСР (Парвулеско Ж. Путин и евразийская империя. СПб., 2006. С. 111-112);

- что под эсэсовский план «новой Европы» в 1949 году был создан Совет Европы, учредивший англо-американский контроль настоящей оси Вашингтон – Лондон – Берлин над придуманной в дезинформационных и внешне-управленческих целях «осью» Париж – Берлин – Москва;

- что в начале 1990-х годов, с принятием Парижской хартии для «новой Европы» (узнаете название?), распадом СССР и подписанием Маастрихтского договора, данный неофашистский проект воплотился в Европейском союзе и единственное, что осталось, - это его радикализировать, что ныне и происходит,

- что конечной целью этого неофашистского проекта снова, как и 80 лет назад, является антироссийская консолидация Европы и подготовка нового «Drang nach Osten»…

Если все это иметь в виду, то мы получаем полноценный сценарий новой мировой войны, содержание которого еще в конце XIX века изложил американский адмирал Альфред Мэхан в концепции «анаконды» - удушения России путем ее охвата со всех сторон и выдавливания на Север. Вскоре после окончания Второй мировой войны, параллельно с созданием Совета Европы, польский троцкист на службе НАТО Йозеф Реттингер адаптировал идеи Мэхана к тогдашней современности, изложив их принцу-консорту Бернгарду де Липпе (Голландскому), супругу королевы Юлианы, отцу экс-королевы Беатрикс и деду нынешнего монарха Виллема-Александра. Вскоре этот идейный нацист, который, женившись на Юлиане и приклеившись к знаковой Оранской династии, в годы войны «замазывал» свое эсэсовское прошлое, отсиживаясь в США, возглавит Бильдербергскую группу. Ту самую, связанную с Королевским институтом и СМО с одной стороны, и с будущей Трехсторонней комиссией с другой.

Именно этот неофашистский сценарий сегодня и реализуется в Европе, которая, как мы теперь уже понимаем, читатель, находится в состоянии транзита к новому фашизму, заблаговременно «предсказанному» Старому континенту еще в 1975 году. Тогда одновременно с «большой» тогда еще «шестеркой» и Заключительным Актом хельсинкского Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, этим «венцом разрядки», появился доклад Трехсторонней комиссии «Кризис демократии». Именно в нем это «предсказание» и содержалось (Crozier M.J., Huntington S.P., Watanuki J. The Crisis of Democracy. Report on the Governability to the Trilateral Comission. N.-Y., 1975. Р. 49). Показательно, но за все эти годы этот примечательный документ так и не был издан на русском языке.

Из всего этого следует, что, вернув себе Крым и начав операцию Военно-Космических сил (ВКС) в Сирии, Россия не просто восстанавливает историческую справедливость, но и превентивно действует на обоих ТВД (точнее, на едином, по Джорджу Фридману, «Черноморском ТВД»), разрушая планы противника и препятствуя реализации плана «анаконды» на дальних рубежах. Условно «дальних», ведь если до распада СССР и «восточного блока» границы «предполья безопасности» проходили по Берлинской стене, то сегодня – по верховьям Днепра и вдоль Дона, чуть западнее его течения.

Стратегии противоборствующих сторон наиболее ярко проявляются в Сирии. США и НАТО, чем бы они при этом ни прикрывались, по факту выступают за разрушение существующих государств, что и предполагает план ББВ; Россия официально заявила своей целью восстановление сирийской государственности, что в полной мере распространяется на все страны региона. О недопустимости подрыва государств и необходимости восстановления действующего международного правопорядка президент Владимир Путин за прошедшие месяцы заявлял неоднократно – и в Генеральной Ассамблее ООН, и на Валдайском клубе, и на саммите «Группе двадцати», и в очередном, недавнем, Послании Федеральному Собранию.

Итак, осевой рубеж сирийского противостояния: реставрация государственного порядка против хаоса и «халифатизации» региона. Первое предполагает сохранение существующего статус-кво и укрепление режима международной безопасности; второе является прологом к конфронтации, плавно перерастающей – не будем играть в политкорректность и делать вид, будто мы этого не понимаем, – в пролог новой мировой войны.

Что из этого следует?

Первое. Поскольку 2 декабря Германия, а 3 декабря Великобритания солидарно заявили о вступлении в «международную операцию против ИГИЛ», но при этом присоединились к американской коалиции, отказавшись взаимодействовать с Россией (об этом прямо заявила глава минобороны ФРГ Урсула фон дер Ляйен), становится ясно, что в регионе выстраивается альянс НАТО против России. Участниками его являются ВСЕ ведущие страны Североатлантического альянса: США, Великобритания, Германия, Франция (подробнее об ее роли ниже).

Второе. Полноправными участниками этого антироссийского и, разумеется, антисирийского натовского альянса являются Турция, а также ИГИЛ и силы так называемой «умеренной» антиасадовской оппозиции, которую официально и открыто поддерживают США, нанося одновременные удары по правительственным силам Сирии, маскирующиеся под «трагические ошибки». Никакие это не «ошибки», а акции устрашения и демонстрация готовности к эскалации российско-натовского конфликта и превращению его из латентного в прямой и открытый. Возможно, ядерный.

Как увязываются США и европейские страны НАТО с Турцией, «умеренными» оппозиционерами и ИГИЛ? Очень просто. Турция и противники Башара Асада – это сателлиты США по «политической карте мира №1», хорошо известной всем, висящей во всех кабинетах и отражающей миропорядок, именуемый «МИРОМ ГОСУДАРСТВ». ИГИЛ – такой же сателлит США, но на не афишируемой, по крайней мере официально, «политической карте №2», представляющей собой схему деления мира другого типа – поверх государственных границ, на сферы корпоративных интересов. Это – непроявленный, но хорошо известный специалистам, «МИР ТРАНСНАЦИОНАЛЬНЫХ КОРПОРАЦИЙ». И в случае с рассматриваемым альянсом США с Турцией, «умеренными» оппозиционерами и ИГИЛ «карта №1», накладываясь на «карту №2», соединяется с ней, обнаруживая подлинный государственно-корпоративный расклад. Интересы США, как государства, и НАТО, как блока, в этом раскладе реализуются в интересах транснациональных монополий. Это опять-таки хорошо известно специалистам, но раньше, до сирийского кризиса, до такой степени циничности и так откровенно не засвечивалось.

Третье. Франция в этой модели безусловно и безраздельно контролируется НАТО. Европа вообще фундаментально не суверенна и в геополитике представляет собой не субъект, а объект. Разговоры о «российско-французском» союзе почву под собой имеют, но не большую, чем такие же разговоры об «особом» характере советско-французских отношений в ТУ холодную войну. Хочет того Франция или не хочет, но по факту она – Троянский конь США и НАТО, призванный дезориентировать, убаюкать и сбить с толку российскую дипломатию, при том, что на деле Париж – полноправный участник выстраиваемого Североатлантическим блоком регионального антироссийского альянса.

Никакие иллюзии на этот счет недопустимы, ибо чреваты неверной оценкой потенциально предвоенной ситуации и в условиях назревающей конфронтации могут иметь катастрофические последствия.

И четвертое. Все три всколыхнувших мир резонансных трагедии – теракты над Синаем и в Париже, а также американо-натовско-турецкая (именно так!) провокация со сбитым Су-24, вплотную подводящая ВСЕ, а не только российскую и турецкую, стороны к Casus belli, без сомнения являются звеньями одной цепи. Они не имеют ничего общего ни с мифологической «самостоятельностью» ИГИЛ, прочно привязанной к турецкому и не только рынку контрабандной нефти, ни к «художественной самодеятельности» командования ВВС Турции. Это, повторяем, официальная акция, точнее спецоперация, даже не командования, а органов стратегического планирования НАТО. Только раньше в курсе этого были только специалисты, а теперь об этом узнала широкая общественность, которая при этом делает вид, будто подоплеки произошедшего не понимает.

Строго говоря, Сирия-2015 – это Испания 1936-1938 годов. Локальный конфликт, в котором идет позиционная борьба за расстановку сил перед глобальным конфликтом. Предотвратить его возможно только в том случае, если существующий международный порядок удастся отстоять. Пусть и военными средствами, ибо начало российской операции в Сирии – это фактическая констатация неработоспособности и полной исчерпанности мирных, дипломатических средств.

Ключом к этому конфликту является курдский вопрос. Американцы, давая отмашку на провокацию в отношении российского военного самолета, одной из целей преследовали подтолкнуть Россию к выгодному для США его решению (двумя другими целями следует считать «разводки» Москвы с Парижем, а исламиста Эрдогана с западником Давутоглу внутри Турции). Америке нужен «независимый Курдистан», который никоим образом не вписывается в провозглашенное Москвой отстаивание суверенитетов и нерушимости границ. Ожидалось, что Россия бросится поддерживать ВСЕХ курдов, в первую очередь турецких, сыграв на руку Вашингтону. Но этого не произошло, и Западу ясно дали понять, что поддержка будет сконцентрирована на сирийских курдах, способных заблокировать турецко-сирийскую границу, в то время, как решение самого курдского вопроса в Москве связывают с постепенной «федерализацией» стран с курдскими анклавами и формированием в них курдских автономий.

На этом фоне начинает активизироваться северо-западный, украинский фланг «Черноморского ТВД», что протекает одновременно с запуском упомянутого процесса неофашистской радикализации Европы. В череде характерных симптомов необходимо отметить:

- запущенный во второй половине октября процесс все более откровенного игнорирования Киевом Минских соглашений, которых он раньше якобы «придерживался» на словах, в пропагандистских целях: возобновлены обстрелы Донбасса, регулярными стали контактные боестолкновения, вблизи линии фронта концентрируются части и подразделения ВСУ, на позиции возвращается ранее отведенная тяжелая техника;

- поставка боевикам ИГИЛ режимом Порошенко – Яценюка переносных зенитных ракетных комплексов (ПЗРК) и другого вооружения: через Катар и региональные группировки «халифатистов». Например, на том же Синае примерно за пять дней до катастрофы A-321 «Когалымавиа» египетскими спецслужбами была накрыта база тесно связанной с местными структурами ИГИЛ американской частной военной компании (ЧВК) «Triple Conopy». На ней нашли много всякого-разного и интересного, включая произведенные на Украине ПЗРК советского образца с заводскими номерами;

- разрыв Украиной сразу после этого, 29 октября, заключенного в 2009 году двустороннего соглашения с Российской Федерацией о взаимном информировании по продаже ПЗРК в третьи страны;

- организация энергоблокады Крыма, невозможная без американской, европейской и турецкой (учитывая татарский фактор) поддержки и прикрытия;

- недавний очередной визит в Киев вице-президента США Джозефа Байдена, за которым со всей очевидностью последуют новые шаги официального Киева – от дальнейшего обострения отношений с Москвой на почве неуплаты украинского долга до возобновления боевых действий в Донбассе и провокаций против Крыма.

Очевидно, что «пробуксовка» американского противодействия российской операции против ИГИЛ не объясняет этой активизации. Скорее, напротив, Западом «включается» сценарий «повышения ставок» в этом конфликте. Результатом, по замыслу его авторов, должна быть постановка России «на растяжку» в связи с необходимостью реагировать на оба конфликта сразу, коль скоро таковой возобновится в Донбассе. Если же Москва с этим справится – вашингтонские и лондонские «концептуальные» стратеги, видимо, такую возможность допускают - в тылу распадающейся и разрываемой на части Украины должна появиться фашистская Европа, отстроенная против России и контролируемая США. Попытки «договориться» с такой Европой за спиной Америки конечно же нужно предпринимать, только не уповать на них. Пакт Молотова - Риббентропа с отсрочкой войны на два года – это, как показывает история, максимум того, что можно извлечь из подобной ситуации, но пропуском к такой «мирной передышке» может стать только успех и в Сирии, и на Украине. Конфликт в случае его возобновления Киевом, на первом этапе должен привести к освобождению ополчением от ВСУ и карателей хунты Донецкой и Луганской областей, а далее – по ситуации. На Ближнем Востоке же мерилом успеха, как мы уже упоминали, должно стать сохранение территориальной целостности Сирии и остановка таким образом обвального процесса, запущенного «арабской весной» 2011 года.

Теперь о парижской 21-й Конференции Сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата. Поскольку одному из авторов этих строк, длительное время занимающемуся анализом так называемого «климатического процесса», буквально на днях уже приходилось раскрывать нынешнее состояние этого вопроса, то повторяться не будем. Отметим лишь, что опубликованный на русском языке проект парижского соглашения содержит такое количество отраженных в тексте «вариантов» и заключенных в скобки будущих изъятий, что говорить о какой-либо конкретике пока сложно. Приведем комментарий на этот счет Виктора Потапова, заведующего лабораторией инноваций Института микроэлектроники, высокопрофессионального специалиста в сфере экономики природопользования, неоднократно принимавшего участие в подобных конференциях в составе официальной российской делегации. «Этот текст еще пять лет можно согласовывать..., - считает он. - Теперь, полагаю, его авторы будут пытаться исключать из него положения, которые находятся в скобках. И будут вести пленарную работу на износ участников, пока они не заснут от усталости или не проголосуют за что угодно, лишь бы закончить этот нескончаемый “марафон” … Предварительный анализ текста показывает, что опять пытаются придумать способы внешнего управления нашим природным и экономическим потенциалом. С помощью этого создаются условия для попыток ратификации Россией второго периода Киотского протокола. То есть для пересмотра решения об отказе нашей страны от количественных обязательств по этому “второму периоду” на 2013-2019 годы, принятого на 18-й КС РКИК в Дохе (Катар) в декабре 2012 года... В наших национальных интересах, - подчеркивает Виктор Потапов, знающий, подчеркнем это еще раз, детали переговорного процесса и нюансы достигаемых соглашений изнутри, - чтобы окончательная редакция итогового документа в Париже не состоялась. Тогда Россия получит передышку для создания, наконец, собственной Национальной стратегии по использованию и управлению не ископаемыми природными и экологическими ресурсами».

В такой стратегии, как помним, участники круглого стола «Изменение климата и политика», состоявшегося в ИА REGNUM 27 ноября, предложили отразить следующие положения:

- факт существования много лет по отношению к другим странам донорства России по поглощению антропогенных выбросов, в том числе и парниковых газов;

- негативный характер для национальных интересов России ряда нынешних международных соглашений в сфере:

борьбы с трансграничным переносом антропогенных выбросов на большие расстояния;

охраны озонового слоя атмосферы;

регулирования выбросов парниковых газов антропогенного происхождения и их природных поглотителей;

- необходимость введения в широкую практику оценки коэволюционного баланса антропогенных выбросов и их поглощения по территориям и субъектам хозяйственной деятельности в России как инструмента оценки эффективности природопользования и уровня воздействия на окружающую среду.

В центр внимания, как видим, поставлена главная проблема, которая определяет неприемлемость нынешнего положения дел и ущербность «климатического процесса» как такового. А именно: учет только ВЫБРОСОВ парниковых газов и неизменный отказ учитывать их ПОГЛОЩЕНИЕ природной средой. При текущем положении вещей с помощью разного рода «страшилок», в изобилии внедряемых в общественное сознание западной и либерально-компрадорской «зеленой» пропагандой, сокращать выбросы требуют от всех стран. А вот если учесть то, что в предложениях круглого стола именуется «коэволюционным балансом», - соотнести выбросы с поглощениями, то картина окажется иной. У большинства стран, прежде всего членов Европейского союза (и в первую очередь «карликов» Бенилюкса), а также США и их пустынных сателлитов из зоны Персидского залива такой баланс отрицательный. Выбросы в нем во многие разы превышают поглощение. У ЕС в целом в четыре раза, у США в два, а, скажем, у Саудовской Аравии или Голландии соответственно в 12 и в 15-17 раз!

И только у шести стран баланс положительный: они поглощают больше, чем выбрасывают. И первая в этом списке – Россия, у нее поглощение в четыре раза превосходит выбросы (кроме нас, в этом узком списке Канада, Австралия, Новая Зеландия, Бразилия и Швеция; и случайно ли большинство из них отказались от количественных обязательств по Киотскому протоколу, а Канада его даже денонсировала?). Наша страна – очиститель, экологический донор, и как, спрашивается, можно требовать от нас сокращать выбросы, которые при нынешнем технологическом укладе прямо пропорциональны развитию и отражают его темпы?

Но именно этого и требуют. Почему?

Во-первых, потому, что так выгодно Западу. США и ЕС хотят не только и дальше загаживать планетарную окружающую среду, как это делают сейчас, но и рассчитывают и впредь покрывать эти издержки за счет России. И не только: покупая по дешевке квоты на выбросы по так называемым «рыночным механизмам» Киотского протокола у других стран, они хотят на них наживаться. Уже приводился пример: каждая сокращенная тонна выбросов в эквиваленте CO2 Европе обходится в 100 евро, а покупается «на стороне» - за 1 евро. Ловкость рук – и ничего не нужно сокращать у себя. Тем более, что о глобальном балансе за них «позаботится» Россия.

Более того, европейцы не только обирают «аборигенов» на покупке квот, так еще и им же продают продукцию своего экопрома, обеспечивая себя рабочими местами и прибылью с торгового оборота. А чтобы те как можно чаще меняли «экологически чистое», «инновационное» оборудование, покупая его у европейских фирм все регулярнее и все в больших количествах, поднимают экологические нормы. Откуда, спрашивается, все эти бензиновые «стандарты» - «евро-3», «евро-4», «евро-5»? В чьих это интересах? В российских, что ли? Не надо слушать «зеленых» экологических сказок, особенно на ночь: бессонница обеспечена.

А углеродный налог, который в 2009 году, когда впервые было объявлено о создании Зеленого климатического фонда, подрядился было платить Запад, а сейчас он спихивает эту «удавку» на экспортеров углеводородов, то есть на нас с вами? На Россию, которая, мало того, что подчищает планетарную окружающую среду за ее загрязнителями, должна, оказывается, еще и оплачивать обещания этих загрязнителей развивающимся странам.

А «война», объявленная «зелеными» экстремистами и террористами угольной отрасли? Которая не только обеспечивает рабочими местами целые российские регионы, но и формирует в нашей экономике настоящий, подлинный, промышленный инновационный сектор. В отличие от «потемкинских деревень», которые демонстрируются в олигархическом Сколково?

Почему все это происходит, несмотря на очевидное противоречие здравому смыслу и, кстати, международному праву, не говоря уж о национальных интересах России? А потому, что – во-вторых. У этих «зеленых» экстремистов и террористов, уничтожающих отечественную промышленность, имеется мощное лобби внутри страны. Та самая «пятая колонна» в лице экономического блока правительства и Центробанка, прочно связанная своими интересами с Западом, и следующая в ее фарватере «зеленая» общественность – шумная, крикливая, скандальная, некомпетентная и безмерно жадная по части «марафона» за западными грантами и их «распила». Как она унижается и лебезит перед западными «грантодавами» (от слова «давать») – это надо видеть. Здесь: http://greenparty.ru/news/768/, здесь: http://www.mnr.gov.ru/news/detail.php?ID=142352&spetial=Y и еще во многих-многих всяких разных случаях, включая и Париж, где за вовлечение России в кабальное обязывающее соглашение по климату ратует не кто иной, как президентский спецпредставитель по вопросам климата Александр Бедрицкий.

По линии недвижимости и банковских счетов чиновную братию сейчас поприжали, но этого мало. Ничего принципиально не изменится до тех пор, пока в центрах принятия политических решений окончательно не осознают, что миф о глобальной «взаимозависимости» мифом и остается. Как и политика – была, есть и всегда будет пресловутой «игрой с нулевой суммой», в которой сколько выиграно одними, столько же проиграно другими. Россия – в любой своей ипостаси – Московского царства, Российской империи, Советского Союза – САМОДОСТАТОЧНАЯ страна. Это не значит, что мы должны обходиться без международного сотрудничества. Просто оно не может и не должно быть сотрудничеством ради сотрудничества, а во главу угла следует ставить НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕРЕСЫ. И жестко отстаивая их, даже вопреки якобы «общепринятым» (неизвестно кем и как) международным трендам, не забывать и о другой важнейшей вещи - восстановлении внутри страны оборонного, мобилизационного сознания. Между тем, безрассудная, зашкаливающая, переступающая все возможные и невозможные пределы навязчивая апология потребительства с таким сознанием несовместима. И ситуация плавно подходит, подползает к «моменту истины»: или Россия покончит с потребительством и вернется в традиционные рамки исторического выживания, чем она занималась все славное тысячелетие своей великой истории, либо потребительство сожрет Россию, отправив нас – как страну, народ и цивилизацию – на свалку истории. Разве секрет, что либеральная «пятая колонна именно этого и добивается, что именно такие планы – разделить и продать по частям – всегда, на протяжении всего последнего тридцатилетия вынашивались определенными, претендующими на «концептуальность», элитарными кругами?

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Сказка, которую «пятая колонна» и ее пастухи в погонах, записавшиеся затем, после распада СССР, в советники новоявленных олигархов и ставших «политическими лидерами» сепаратистов, рассказывали советскому народу, заключалась в том, чтобы, «сбросив национальные окраины», триумвиратом славянских республик войти в Европу. Случайно ли Ельцин, Кравчук и Шушкевич подло и по-тихому собрались ровно 24 года назад в Беловежской пуще, соблаговолив пригласить с собой, точнее, «взять в долю» только Нурсултана Назарбаева, который от участия в этой авантюре мудро и дальновидно отказался.

Предательская, местечковая логика белорусского «демократа» Шушкевича и «незалежного» вероотступника Кравчука, защитившего кандидатскую диссертацию по говорящей теме «Методика использования наглядной агитации в интернациональном воспитании трудящихся», хоть как-то поддается объяснению. Они рассчитывали на Европу и Запад в целом. На что рассчитывал наш «всенародный», как будто не знавший, что мина под Российскую Федерацию, готовая разнести ее в клочья, уже заложена – одному Богу известно. Потому-то и отличаются такой остротой и таким непримиримым «драйвом» российско-польские отношения, что это разные проекты организации одного-единственного геополитического пространства – европейский, точнее папский, и русский, православный, а затем сталинский. Самая жестокая борьба – внутривидовая. И если бы пресловутый «европейский проект» восторжествовал – а он и сегодня рвется «в дамки» - граница российской государственности прошла бы по Волге, превратившись в арену жесточайшего цивилизационного противостояния с исламом. Подчеркнем: не с экстремистским исламизмом, а с нормальным, традиционным российским исламом. Именно в этом вся трагедия страны и вся подлость лоббистов «европейского проекта».

То же и с Украиной, которая сегодня «заменяет» в этом проекте Польшу; никто ведь и не скрывал, что современная версия «европейского проекта» призвана воспроизвести модель «Киевской Руси №2», и без разрушения Российской Федерации она нереализуема. Об этом российской элите прямо заявили в 2006 году, в устном послании, переданном нашим «верхам» правящим князем Монако Альбером II. И многие тогда с этим согласились, причем, вопреки Владимиру Путину, ответившему знаменитой Мюнхенской речью (февраль 2007 г.) на то западное предложение «для начала», транзитом в Европу, «отделить Северный Кавказ».

Помимо своей кабальности, «европейский проект», подогреваемый амбициями и тягой к «комфорту» определенного «элитного» контингента, не может быть реализован еще и по другой причине. В своем изначальном виде «глобального плана» основателя Римского клуба Ауреллио Печчеи, когда обсуждался интеллектуальными штабами США и НАТО, он предполагал отнюдь не соединение РСФСР, УССР и БССР с «европейскими Советами», как называл будущий Европейский союз Михаил Горбачев. Его задачей являлось объединение с Европой прежде всего США и только потом «нанизывание» на эту ось Советского Союза. Об этом в 1990 году прямо было записано в Парижской хартии новой Европы, которая обязывала всех ее подписантов, включая СССР, дружить с США. Еще ранее, в 1975 году, участие США и Канады не просто в европейских делах, а в европейских процессах, включавших «советский блок» и сам Союз, было зафиксировано Заключительным Актом Общеевропейского совещания по безопасности и сотрудничеству в Хельсинки (СБСЕ). С 1995 года, одновременно с формированием натовской программы «Партнерство ради мира» (ПРМ), СБСЕ преобразовали в постоянно действующий институт ОБСЕ, тесно связанный со структурами Европейского союза и, главное, Совета Европы. Никто в Европе даже и не собирался объединяться с СССР в ущерб интересам США; на эту «удочку» лишь ловили доверчивых и политически наивных интеллектуалов, аппаратчиков и генералов, полюбивших европейский «комфорт» во время пятилетних командировок в зарубежные группы войск.

Назовем конкретные факты:

- в 1982 году, на фоне целого комплекса мероприятий «по укреплению партийного руководства Вооруженными Силами СССР», «венцом» которых стал транзит власти от Л.И. Брежнева к Ю.В. Андропову, государственное руководство поменялось, причем, без выборов, и в Западной Германии. «Детонатором» внутреннего кризиса выступил глава МИД и лидер СвДП Ганс-Дитрих Геншер, традиционно главный европейский партнер советской дипломатии по переговорам. Разорвав левую правительственную коалицию с СДПГ и канцлером Гельмутом Шмидтом, Геншер сформировал правую – уже с ХДС/ХСС во главе с будущим объединителем Германии, ныне преданным забвению, Гельмутом Колем;

- одновременно в практическую плоскость перешел проект США и НАТО по размещению в ФРГ «Першингов» и «Томогавков» - ядерных баллистических и крылатых ракет средней дальности, способных за считанные минуты достичь жизненно важных центров СССР.

Полученный из Европы сигнал был более, чем прозрачным: американцы не допустят реализации «европейского проекта». Советские же лидеры оказались пойманными в ловушку, на противоходе. Не рискнув ответить Белому дому и Пентагону симметрично, вернув ракеты среднего радиуса действия на Кубу, выведенные во времена Карибского кризиса, они поставили их в ГДР и Чехословакии, нацелив на ту саму Европу, с которой собирались объединяться. Это было более, чем преступлением, – ошибкой, даже не поставившей на «европейском проекте» крест, но доказавшей его принципиальную неосуществимость. Прежде всего, ввиду глубочайшей, фундаментальной несуверенности Европы, ее статуса, повторим еще раз, не субъекта, а объекта мировой политики.

В этом качестве, расширившись после распада Варшавского договора и СССР, Старый Свет пребывает и поныне; причем, уровень внешнего управления даже повысился, о чем свидетельствует упомянутый проект Трансатлантического партнерства, пролог к которому – упомянутое соглашение TISA – завизирован всеми членами Европейского союза. Тем не менее, «перестроечная» элита продолжила реализацию «европейского проекта», и СССР был разрушен. С известными всем нам последствиями, едва не обернувшимися национальной катастрофой и завершением всей тысячелетней российской истории.

Неужели не понятно, что проводить эту линию сейчас – форменное безумие? Что ни США Европу никуда и никогда не «отпустят», ни сама Европа, ввиду отсутствия субъектности, неспособна принимать подобные решения и послушно плясала, пляшет и будет плясать под американо-натовскую дудку?

России, стремительно восстанавливающей собственную субъектность, нужен равноправный диалог не с Европой – разговаривать там просто не с кем, а с Вашингтоном. В США к нему не готовы, это правда. Так Сирия и есть тот «момент истины» и та «лакмусовая бумажка», которая позволит Америку к этому диалогу подготовить и склонить.

Завершающийся период затянувшегося НЭПа во внутренней политике, черту под которым подведут «новые 30-е годы» - со всеми их героическими свершениями и поражением в правах «пятой колонны», настоятельно нуждается во внешнеполитическом обеспечении, более надежном, нежели умирающая цивилизация Старого Света. Решающая разборка с США неизбежна – это понимают и в Москве, и в Вашингтоне, и, кстати, в Пекине, на третьей стороне «глобального геополитического треугольника». Жребий брошен! Но на пути к этой разборке предстоит подписать еще не один «пакт Молотова - Риббентропа», разделив сферы влияния и «правила игры» таким образом, чтобы, как и в конце 30-х годов, успеть подготовиться к грядущим крутым событиям. И только в этом случае такая разборка сможет ограничиться рамками и без того уже ведущейся «гибридной» войны, только более интенсивной и динамичной.

Все остальные варианты, включая обанкротившийся «европейский проект», неизбежно обернутся стратегическим проигрышем. Не понимать этого – преступление; не слышать этой точки зрения, с носорожьим упрямством двигаясь и таща страну к обрыву в пропасть, - неотмолимый грех, прокладывающий прямой путь к трагическому завершению не только российской, но и мировой истории. А с ней – и проекта, именуемого «человечеством».

Просмотров статьи:

218

Авторы статьи:

  • доктор политических наук, действительный член Академии геополитических проблем Владимир Павленко
  • доктор политических наук, профессор, действительный член Академии геополитических проблем, главный редактор Научно-аналитического журнала «Обозреватель-Observer», заведующий кафедрой региональной политики ИГСУ РАНХиГС при Президенте РФ Владимир Штоль

Поделиться в социальных сетях: