Институт Национальной Памяти

Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Ржев, Саранск, Ижевск

 

Институт
Национальной
Памяти

Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Ржев, Саранск, Ижевск

Дискуссии по проблеме Февральской революции, в ходе которых сталкивались различные мнения, ставились вопросы и пересматривались ранее существующие оценки…

В связи с изменением идеологической ситуации в стране в конце 1980-начале 2000-х гг. в отечественной исторической науке произошел ряд дискуссий по проблеме Февральской революции, в ходе которых сталкивались различные мнения, ставились вопросы и пересматривались ранее существующие оценки. В статье предпринимается попытка проанализировать концепции в трудах отечественных и русских зарубежных историков, и историографов 1940 – начала 2000-х гг., посвященных Февральской революции 1917 г. для того, чтобы выявить спектр проблем, которые находились в центре их внимания в каждый из периодов развития исторической науки.

Исследование историографии проблемы Февральской революции 1917 г. было положено в 1920-30-е гг., однако работы того периода основывались на узкой источниковой базе, в основном, мемуарного характера. В 1920-е гг. в России шел процесс формирования новой исторической школы, которая утверждала себя в борьбе с дореволюционной, базируясь на теоретических положениях марксистско-ленинской доктрины. Советские историки в исторической науке 1920-х гг. создали ряд историко-публицистических работ при активном влиянии М.Н. Покровского.

Работы русских зарубежных историков и публицистов 1920-30-х гг. были написаны в более широких рамках различной методологии и в их трудах представлен разнообразный спектр политических взглядов, идеологических позиций и концептуальных оценок. Исследование проблемы Февральской революции 1917 г. в России позволило выявить общее и особенное в подходах к ее анализу. В этой связи представляется актуальным обращение к процессу накопления знаний путем проведения сопоставительного анализа советской историографии, которая вплоть до начала 1990-х гг. формировалась на основе марксисткой методологии, и исторической науки Русского зарубежья, которая выступала, с одной стороны, наследницей дореволюционной историографии, с другой – предлагала новые концепции исторического пути развития России.

Начальный (или ранний советский) период историографии Февральской революции приходится на период 1920-30-х гг. и характеризуется работами современников февральских событий 1917 г. В 1940-середине 50-х гг. история Февральской революции 1917 г. почти выпала из исследовательского поля историков. Анализу этого события уделялось не столь значительное внимание, так как Февральская революция толковалась лишь как пролог Октябрьской революции. Историки изучали массовое движение, утверждая, что основной движущей политической силой, как в Февральской, так и в Октябрьской революциях 1917 г., был питерский пролетариат. В фундаментальной монографии ряд советских историков проанализировали политические события, предшествовавшие Февральской революции. Авторы выделили ключевую роль партии большевиков, возглавившей борьбу пролетариата против самодержавия. Учеными были также изучены другие политические силы, в частности солдатские массы и, их участие в вооруженном восстании.

В анализе трудов советских и русских зарубежных историков, посвященных февральским событиям 1917 г., целесообразно выделить два этапа: 1940-середина 80-х гг. и начало 1990-2000-х гг. в соответствии с господством определенных методологических подходов и оценок Февральской революции 1917 г. Новый этап в изучении советской историографии проблемы Февральской революции 1917 г. начинается в 1960-70-е гг. В этот период появились работы как исторического характера, так и написанные в историографическом ключе. В первую очередь необходимо рассмотреть труды историографического характера. Советскими историками были написаны фундаментальные монографии, в которых рассматривались ключевые проблемы историографии 1920-60-х гг. Работы, посвященные анализу историографии проблемы Февральской революции, можно условно разделить на несколько групп. Наиболее многочисленную группу составляют проблемно-историографические работы, посвященные оценке взглядов историков по важнейшим аспектам Февральской революции 1917 г.[1]. Кроме того, были написаны работы, в которых анализируется творческое наследие Е.М. Ярославского, К.И. Шелавина, С.А. Пионтковского и других авторов первых публикаций о Февральской революции 1917 г.

Вопросы ленинской концепции истории Февральской революции были рассмотрены в монографии “В.И. Ленин и история классов и политических партий в России”. Уделяя больше внимания изучению работ историков отдельных направлений в историографии проблемы Февраля 1917 г., мы вместе с тем пытались выяснить общие подходы в анализе февральских событий 1917 г., учитывая, что историки принадлежали к разным историческим школам и соответственно стояли на разных методологических позициях.

Целый комплекс исторических трудов посвящен изучению развития исторической науки в СССР в 1920-30-е гг. Советские ученые изучили социально-экономические и политические процессы в первой четверти XX века. В их монографиях и статьях были проанализированы предпосылки и движущие политические силы не только Февральской, но и Октябрьской революций 1917 г.

В середине 1960-х гг. появились первые исследования трудов западных советологов по проблеме Февральской революции. Отечественные историографы в своих фундаментальных трудах подвергли критике англо-американскую историографию. В 1960-е гг. между советскими учеными и западными советологами шла дискуссия об «альтернативных путях развития» России после падения самодержавия в феврале 1917 г. Критика советских ученых была направлена на работы западных советологов, в которых они пытались представить Февральскую революцию как «бесклассовую и единодушную». В этом утверждении о «единодушии Февральской революции» советские историки видели влияние взглядов либеральных и радикальных исследователей Русского зарубежья 1920-60-х гг. Выводы о расстановке движущих политических сил накануне Февральской революции, концепция «двух заговоров», в трудах русских зарубежных исследователей, также были взяты за основу западными советологами. Острая полемика с западными историками в монографиях советских ученых отразила их позицию по ряду вопросов о движущих политических силах двух российских революций 1917 г.. В первую очередь советские историографы критически проанализировали в трудах западных советологов вопросы о вариантах так называемой «модернизации» и «вероятной» альтернативы «Февралю», а, главное, «Октябрю». Базируясь на положениях кадетов и меньшевиков, западные исследователи отвели важное место тезису «о противопоставлении двух революций»: Февральской и Октябрьской. Февраль – истинно «демократическая» революция; Октябрь – «заговор», «переворот», осуществленный большевиками во главе с В.И. Лениным. Критика этих положений в трудах западных советологов также способствовала тому, что более пристальное внимание было уделено изучению не только мелкобуржуазных партий, но и в первую очередь пролетариату. Советские авторы, полемизируя с западными советологами, отстаивали точку зрения об «общенациональном» характере Февральской революции, в которой ведущую роль играли не только пролетариат и солдатские массы, но и «Прогрессивный Блок», и мелкобуржуазные партии.

Другая группа отечественных историографов изучила деятельность большевистской партии во время Первой мировой войны и в период подготовки Февральской революции в России. Исследованию этой проблемы были посвящены работы А.Б. Веселовой, Д.А. Метелицы и др[2]. Историки не только проанализировали февральские события, но и определили круг вопросов, выявивших «истоки» второй российской революции 1917 г., а также ее социально-экономическое предпосылки, характер и движущие политические силы. Авторы, опираясь на теоретические работы В.И. Ленина, изучили влияние Первой мировой войны на возникновение кризиса самодержавия. Именно кризис, с точки зрения В.И. Ленина, определил три политических лагеря, сложившихся накануне Февральских событий. Ученые выдвинули тезис о «соотношении» сознательности и стихийности в революционном движении не только пролетариата, но и армии, как основного союзника рабочего класса. Историками также была подробно изучена проблема участия в «политической жизни» громадных масс обывателей.

В конце 1960-х гг. важной вехой в изучении проблемы Февральской революции стала дискуссия, посвященная 50-летней годовщине. Она отразила основные итоги, достигнутые советской исторической наукой в разработке историографии и истории проблемы Февральской революции 1917 г., но также и пробелы в изучении ее тематики. Учеными в их докладах и тезисах рассматривались следующие ключевые вопросы: характер и особенности Февральской революции, соотношение стихийности и организованности, участие большевиков во второй российской революции, их взаимодействие с другими политическими партиями, расстановку классовых сил накануне февральских событий, а также роль и участие солдатских масс в Февральской революции 1917 г.[3].

Ряд отечественных авторов посвятили свои работы «истории буржуазных партий в России»[4]. Авторы не только проанализировали процесс возникновения непролетарских партий, но и их непосредственное участие в Февральской революции 1917 г. Была также исследована деятельность партии эсеров, которая впоследствии сыграла решающую роль в политических процессах дореволюционной эпохи. Помимо генезиса партии эсеров, историки изучили деятельность других партий, в частности, меньшевиков и партии кадетов. В работе В.М. Шевырина анализировались проблемы Февральской революции 1917 г., которые в 1980-е гг. стали следующим важным этапом в изучении историографии социально-политических аспектов Февральской революции 1917 г. Прежде всего – это нашло отражение в анализе борьбы между тремя политическими лагерями накануне февральских событий 1917 г. Второй аспект работы историографа освещал роль рабочего класса в Февральской революции под руководством партии большевиков. Третий - посвящен критике работ западных советологов по проблеме Февраля 1917 г. В.М. Шевырин определил хронологические рамки периода, когда вышла литература по истории российской буржуазии и царизма. В 1960-70-е гг. эти проблемы в первую очередь были освещены в трудах академика И.И. Минца, Е.Д. Черменского, Н.И. Яковлева и И.А. Алуфа.

Ряд отечественных ученых посвятили свои труды изучению работ эмигрантской исторической школы 1920-30-х гг. Существуют определенные пробелы в анализе историографии проблемы Февральской и Октябрьской революций 1917 г. в России, так как отечественные ученые фрагментарно изучили вопросы, освещавшие социально-экономические и политические предпосылки Февральской революции. Специальное внимание истории исторической науки Русского зарубежья в отечественной историографии стало уделяться лишь в постсоветский период. Среди фундаментальных трудов – работы В.Т. Пашуто, М.Г. Вандалковской, Б.Г. Могильницкого, Н.А. Омельченко, С.А.Александрова, Ю.Н. Емельянова, В.И. Оноприенко, В.П. Корзун, С.П. Бычкова и др.

В монографии В.Т. Пашуто исследована научная деятельность таких историков Русского зарубежья, как: Г. В. Вернадский, М. М. Карпович, П. Н. Милюков, П. Б. Струве и др., при этом весьма ценным является использованный автором метод сравнительного анализа эмигрантской и советской историографии отдельных периодов истории России.

В целом, в новейшей историографии в рамках изучения исторической мысли Русского зарубежьяв методологическом плане была поставлена проблема целостности культуры России и российского зарубежья, возвращения на Родину «наследия» эмигрантов, что предполагало изучение исторического процесса как непрерывного и преемственного. Ценные историографические наблюдения относительно оценок событий 1917 г. в России содержатся в работах, посвященных творчеству видных ученых, которые внесли вклад в разработку истории русской революции 1917 г. в России. Прежде всего – это работы о П.Н. Милюкове, работы Ю.Н. Емельянова о С.П. Мельгунове[5].

Использование архивных материалов в анализе историографии проблемы Февральской революции способствовало созданию научных школ в советской исторической науке и изданию фундаментальных коллективных монографий. В первую очередь – это Московская и Ленинградская научные школы, которые занимались разработкой методологии истории и изучением социально-политических процессов до и после Февральской революции 1917 г. в России. Обе научные школы создали фундамент для дальнейшего изучения проблемы Февральской революции 1917 г.

В 1960–70-е гг. отечественные ученые, ссылаясь на архивные материалы, проанализировали не только деятельность царского правительства, но и политических партий, составивших оппозицию в Государственной Думе и объединившихся в «Прогрессивный Блок» в августе 1915 г. В работах советских историков рассматривались вопросы о роли русских либералов в подготовке Февральской революции, а также стихийный характер Февраля 1917 г.

Начало 1980-х гг. было отмечено особым вниманием к анализу предпосылок падения самодержавия в России, когда появились новые исследовательские подходы в изучении социально-политической ситуации накануне Февральской революции. В трудах историков П.В. Волобуева, А.Я. Авреха, В.С. Дякина была проанализирована деятельность Государственной Думы, а также вопросы о взаимоотношениях «Прогрессивного Блока» с правительством Николая II, в особенности в последние два года перед падением самодержавия в России. Также был изучен вопрос, в каких политических кругах созревал «политический переворот» против Николая II[6].

В работах, написанных в конце 1980-начале 90-х гг., историки проанализировали социально-экономическую и политическую ситуацию, сложившуюся накануне Февральской революции 1917 г. и привлекли к написанию фундаментальных трудов более широкий корпус источников. В этих трудах прослеживается тенденция переосмысления социально-политических процессов накануне Февральской революции. Отечественными авторами была изучена борьба различных политических партий в Третьей и Четвертой Государственных Думах, а также взаимоотношения между царским правительством и рядом оппозиционных политических партий, вошедших в «Прогрессивный Блок» в 1915 г. К.В. Гусев, В.Г. Тюкавкин, В.В. Шелохаев исследовали программные положения непролетарских партий за период 1915-1917 гг., что дает нам возможность осмыслить деятельность политических партий накануне февральских событий 1917 г. Главный вывод в их работах: в февральских событиях 1917 г. наравне с пролетариатом не менее существенную роль сыграли лидеры «Прогрессивного Блока».

В начале 1990-х гг., в рамках начала нового этапа в истории исторической науки, обозначилась тенденция переосмысления проблемы Февральской революции, в том числе с точки зрения политологии, культурологии и социальной психологии. В изучении революционных событий акцент сместился с социально-экономических предпосылок на ментальность и психологию масс. В предлагавшейся П.В. Волобуевым концепции революция в России рассматривалась как часть ускоренного внешним вызовом системного кризиса империи, по своим масштабам и параметрам сравнимого с российской смутой начала ХVII века.

Новый виток интереса к истории Февральской революции был в связи с 90-летним юбилеем Февральской революции 1917 г. Круглый стол, состоявшийся в ИРИ РАН в 2007 г., открыл дискуссию по проблеме Февральской революции, в которой приняли участие виднейшие российские историки. Были поставлены многие вопросы, освещавшие политические процессы той эпохи.

Отдельно стоит сказать об анализе личности, государственной деятельности и общественно-политических взглядах Николая II в трудах отечественных историков. Изучение этой проблемы было характерно как для авторов 1960-1970, так и для историков 1980-начала 1990-х гг.

Анализ фундаментальных трудов отечественных историографов и историков 1940-начала 2000-х гг., посвященных изучению проблемы Февральской революции 1917 г., дает возможность при анализе исторических фактов сделать акцент на том, что советские историки 1940-середины 80-х гг. использовали формационный подход при изучении историографии поблемы Февральской революции, а в качестве методологической основы труды В.И. Ленина – теоретика и основателя советского государства.

В начале 1990-х гг., в связи с изменением общественно-политической ситуации в стране, в определенной степени изменились концептуальные оценки, критерии исследования и методологические подходы к анализу историографии проблемы Февральской революции. Изучение эмигрантской исторической литературы способствовало не только использованию компаративного и системного методов исследования проблемы Февральской революции, но и осмыслению того фактора, что мировая историческая наука – это в определенной степени единое исследовательское поле. Кроме того, стоит отметить, что особенностью фундаментальных трудов отечественных историков 1940-начала 2000-х гг. является то, что они существенно отличаются от работ западных советологов фундированностью (т.е. опорой на широкий комплекс исторических источников).

Русская зарубежная историография представлена трудами эмигрантских историков 1940–90-х гг. На наш взгляд, в этих работах превалировала та же тенденция анализа Февраля 1917 г., что и в более ранних работах. Концептуальные оценки и критерии анализа «февральского переворота» в работах эмигрантских историков остались неизменными. Не было динамики в изучении социально-политических процессов накануне Февраля 1917 г. Можно выделить тот же круг вопросов и ту же критическую оценку деятельности оппозиционных партий накануне февральских событий. Это отражено в трудах историков-монархистов: Д. Тальберга, Е.Е. Алферьева, Н.Ю. Пушкарского, В. Кобылина, Г.М. Каткова, И.А. Солоневича[7]. Исследователи писали о Февральской революции в контексте, означавшем, что произошли не только падение тысячелетней монархической государственности, но и полная переоценка русским обществом политических и духовных ценностей.

Критерии анализа февральских событий 1917 г. в трудах либеральных исследователей в определенной степени изменились. В первую очередь - это было отражено в монографиях С.П. Мельгунова, написанных в 1950-е гг. Историк осмыслил проблему «Отречения» Николая II - важного для того времени «Акта» в ином историческом ракурсе. Больше внимания уделялось взаимоотношениям царя и ближайшего окружения накануне февральских событий 1917 г. Автор проанализировал внутреннюю драму Николая II, происходившую с ним в часы отречения, а также его отношение к последующим социально-политическим процессам, происшедшим после февральских событий 1917 г.

В целом, проанализировав фундаментальные труды и монографии отечественных и русских (зарубежных) историков 1940-начала 2000-х гг., можно отметить следующее. Авторы различных исторических трудов создали многогранную картину февральских событий, пытаясь осмыслить, как они отразились на развитии социально-экономических и политических процессов. Анализ проблемы Февральской революции 1917 г. в трудах отечественных и русских зарубежных историографов и историков способствовал созданию хронологии событий, изучению всех движущих политических сил Февральской революции 1917 г. Очевидно, что на протяжении периода 1940 - начала 2000-х гг. историческая наука не стояла на месте, на каждом этапе ставились новые вопросы, менялся ракурс исследования, появлялись новые концепции и оценки Февральской революции.

Просмотров статьи:

234

Автор статьи:

Якубовская Е.В. - канд. исторических наук, преподаватель истории «Ассоциация преподавателей г. Москвы»
  1. Веселова А.Б. Историография деятельности большевистской партии в период подготовки проведения Февральской буржуазно-демократической революции в России. - Л., 1974; Черменский Е.Д. Некоторые проблемы советской историографии второй русской революции // Вопросы истории КПСС, 1977, - № 2; Алексеева Г.Д., Астрахан Х.Н., Думова Н.Г., Иоффе Г.З. Советская историография Февральской буржуазно-демократической революции. – М.: Наука, 1979; Шевырин В.М. Февральская буржуазно-демократическая революция 197 г. в России (советская историография). – М., 1987.
  2. Веселова А.Б. Историография деятельности большевистской партии в период подготовки и проведения Февральской буржуазно-демократической революции. - Л., 1974; Шестаков С.В. Советская историография деятельности большевистской партии в период Первой мировой войны и Февральской революции. – М.: МГУ им. М.В. Ломоносова, 1978; Метелица Д.А. Большевики и армия в историографии Февральской буржуазно-демократической революции в России. - Харьков, 1981; Семенова Е.Г. Новейшая литература по истории деятельности партии большевиков в годы первой мировой войны и Февральской революции (вопросы историографии). - М.: МГУ им. М.В. Ломоносова, 1985.
  3. Волобуев П.В. Характер и особенности Февральской революции; Гиндин И.Ф. Социально-экономические итоги развития российского капитализма и предпосылки революции в нашей стране; Миллер В.И. Февральская революция и возникновение солдатских комитетов на фронте; Знаменский О.Е. Советские историки о соотношении стихийности и организованности в Февральской революции // В сб-ке: Научная 280 сессия, посвященная свержению самодержавия в России. Итоги 50-летнего изучения. Достижения и пробелы. - М.-Л.: Ин-т Истории АН СССР, 1967.
  4. Степанский А.Д. Процесс возникновения непролетарских партий России в освещении современной советской историографии. /Историографическое изучение истории буржуазных и мелкобуржуазных партий (материалы V конференции) / Под ред. академика И.И. Минца, проф. К.В. Гусева, к.и.н. Э.М. Щагина. - М.: Наука, 1981; Шевырин В.М. Литература по истории российской буржуазии эпохи империализма (Проблемы историографии 1960-1970). - М., 1981;
  5. Емельянов Ю.Н. С.П. Мельгунов в России и эмиграции. – М.: Эдиториал УРССК, 1998.
  6. Волобуев П.В. Февральская революция: ее противоречия, альтернативы и историческое место // Наука и жизнь, 1982, № 10; Дякин В.С. Кризис верхов накануне февральской революции. – М., 1982; Аврех А.Я. Царизм накануне свержения. – М.: Наука, 1984.
  7. Солоневич И.А. Трагедия царской семьи. - Буэнос-Айрес, 1954; Пушкарский Н.Ю. Династия Романовых в подвиге царского служения России. - Лос-Анджелес, 1964; Катков Г.М. Февральская революция. - Париж: UMCA-PRESS, 1984; Алферьев Е.Е. Император Николай II как человек сильной воли. - М.: ВТИ, 1991; Пушкарский Н.Ю. Всероссийский император Николай II (1894–1917): жизнь, царствование, трагическая смерть. - Саратов: Соотечественник, 1995; Тальберг Н.Д. Очерки истории России от Николая I до царя-мученика // Литературная учеба, 1995, - № 4; Кобылин В. Анатомия измены: император Николай II и генерал-адьютант М.В. Алексеев: истоки антимонархического заговора. - СПб. Царское дело, 1998.

Поделиться в социальных сетях: