Институт Национальной Памяти

Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Ржев, Саранск, Ижевск

 

Институт
Национальной
Памяти

Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Ржев, Саранск, Ижевск

  • Главная
  • История России
  • Этапы внешней политики Руси
  • Россия – Мексика: к 125-летию дипломатических отношений. Заседание Научного Совета РАН «История международных отношений и внешней политики России» совместно с Правлением и Общественно-политическим советом Института национальной памяти

Россия – Мексика: к 125-летию дипломатических отношений. Заседание Научного Совета РАН «История международных отношений и внешней политики России» совместно с Правлением и Общественно-политическим советом Института национальной памяти

    
На снимках (слева направо) доктора наук, профессора: А.И. Сизоненко, Н.И.Егорова, член-корреспондент РАН А.Н.Сахаров, А.И.Комаров.
15 июня 2016 г.
С докладом выступил доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Ин-та Латинской Америки РАН А.И. Сизоненко
В дискуссии приняли участие   посол СССР в Мексике Р.А.Сергеев, член-корреспондент РАН А.Н.Сахаров, профессор Н.И.Егорова и др
 

Россия – Мексика: к 125-летию дипломатических отношений


В прошлом, 2015 г., исполнилось 125 лет установления между Россией и Мексикой дипломатических отношений. А в этом году мы отмечаем также круглую дату - вручение в 1891 г., верительных грамот первым российским посланником в Мексике Р.Р. Розеном президенту Мексики Порфирио Диасу.
Так в истории отношений двух стран открылась новая полоса, которая успешно и плодотворно продолжается и в наши дни. Отношения России и Мексики, вся их история и практики являются хорошим примером взаимопонимания государств, дружбы их народов и сотрудничества.

В связи с этим отметим, что Мексика – одно из крупнейших государств на карте Западного полушария. В Латинской Америке она занимает второе место по населению (после Бразилии) и третье по территории после Бразилии и Аргентины. Это - страна древней истории, богатой культуры, одно из ведущих государств региона в политическом и экономическом плане, один из лидеров Латинской Америки. К голосу Мексики прислушиваются в самых различных странах и кругах далеко за ее пределами.

История российско-мексиканских отношений начинается задолго до их дипломатического оформления, в них богатое содержание, корни и традиции, берущие свое начало ещё в первой четверти XIX в. Но ещё до этого о Мексике писали в своих произведениях М.Ломоносов, поэт Сумароков, о ней знала просвещенная часть русского общества. Самый первый прямой контакт двух стран связан с экспедицией, организованной Русско-американской компанией и торговыми переговорами в 1806 г. одного из ее руководителей Николая Резанова с властями в Калифорнии (тогда входившей в состав испанской колониальной империи).

Особо подчеркнем, что после завоевания Мексикой независимости (1812 г.), особенно в 20-х гг. Россия не поддалась лавлению Священного Союза и Испании и уклонилась от участия в их интервенции против Мексики. Российское правительство не пожелало ввязываться в дела далекой Мексики. Характерна в этом плане позиция Александра I. Касаясь этого вопроса в письме министру финансов Е.Ф. Канкрину, К.О.Нессельроде, отмечал, что император "изволил признавать бесполезным заводить об оном (т.е. интервенции России – А.С.) новые прения с гишпанским правительством, поелику власть его при настоящих смутных обстоятельствах в американских его владениях не простирает на оные своего действия". (1)

В конце 20-х гг. были сделаны первые шаги на пути нормализации дипотношений. Переговоры об их налаживании были проведены посольствами России и Мексики в Лондоне.

Ещё более четко уже во времена Николая I на сей счет высказался (в 1829 г.) Е.Ф. Канкрин. "Я бы полагал, - писал Канкрин Нессельроде, - не излишним, если нынешний поход Испанских войск в тот край (т.е. Мексику – А.С.) останется без последствий," и далее подчеркнул желание завязать с Мексикой торговлю. (2) Это отмечала и мексиканская сторона. В своем выступлении в 1826 г. в парламенте страны президент Мексики Г. Викториа говорил, что в поведении русского императора "не отмечаются враждебные намерения в отношении революции в Америке". Позднее, уже в 1832 г. мексиканским МИД,ом отмечалось, что "возможность договоренности между Россией и Испанией против свободы Нового света практически сводится к нулю".(3)

В связи с этим в начале 30-х гг. вновь появились возможности к установлению дипломатических отношений между Россией и Мексикой, вызванные предложениями Главного правителя русских колоний в Америке Ф.Врангеля, который в 1834 г., возвращаясь на родину, встречался с представителями мексиканского правительства.  Как последние, так и Врангель выступали за нормализацию таких отношений. Однако Петербург не пошел тогда на такой шаг. Нессельроде сообщал, что Николай I "не изволил признать ещё возможным решиться теперь на такое признание, но Его величество надеется, что обстоятельство сие не послужит препятствием к тому, чтобы колонии наши поддерживали с Мексикой торговые связи". (4) Таким образом, дверь для дальнейших контактов оставалась открытой.  Примечателен и другой факт в плане отношений России и Мексики. В связи с начавшимися  в 30-х гг. конфликтами между американскими гражданами и мексиканцами, попытками первых захвата мексиканских территорий, правительство России распорядилось "не входить ни в какие отношения" с мятежниками (подданными США)… Всякое отступление от сего правила… было бы не совместно с постоянными началами нашей политики" (АВПР, ф. Канцелярия, 1836, д. 74, л. 8-9) (5)  То есть российское правительство прямо осудило захватнические намерения СЩА и высказалось за невмешательство во внутренние дела Мексики.

Реальная возможность для нормализации отношений появилась только в 80-е гг. XIX в. С одной стороны  этому способствовала активизация внешней политики России после Крымской войны, ее  потребность в расширении своих внешнеполитических горизонтов, с другой – стабилизация внутренней обстановки в Мексике, её стремление укрепить свои международные позиции.

Первые попытки налаживания отношений были сделаны в Бельгии в середине 80-х гг. через посла России в Брюсселе А.Блудова и Мексики – Нуньеса Ортеги. Смерть Блудова в 1887 г. притормозила этот процесс. И тогда инициативу на себя взял военный агент России в русском посольстве в Брюсселе полковник Николай Чичагов – он же офицер Генштаба российской армии. Будучи в курсе переговоров, он написал о них в военное министерство России, подчеркнув целесообразность установления отношений с Мексикой. Это письмо из Министерства передали Александру III.

В своем письме Чичагов исходил из растущего значения Мексики в Латинской Америке, возможностей использования тихоокеанского побережья этой страны для русской внешней торговли и русского флота. Помимо военного министерства, Чичагов с аналогичным письмом обратился и к управляющему Морским министерством России адмиралу И.А. Шестакову. В нем он отмечал, что мексиканское правительство "действительно серьезно желает установить отношения с Россией". Настойчивость Чичагова способствовала тому, что товарищ министра иностранных дел России А.Е. Влангали поручил новому российскому посланнику в Бельгии Урусову продолжить переговоры с Н.Ортегой об установлении отношений. В ходе них Урусов сообщил мексиканской стороне, что в Мексику будет направлен в качестве неофициального лица барон Роман Романович Розен (тогда российский консул в Нью-Йорке) для знакомства со страной и подготовки почвы для установления дипотношений. МИД Мексики незамедлительно ответил, что Мексика "с удовлетворением примет любого представителя, чтобы наладить дипломатические отношения". (6)

Несколько затянувшийся процесс переговоров подтолкнула ситуация, сложившаяся в морских водах, омывающих побережье Мексики, где появились две английские эскадры, а их командующие, не спрашивая согласия мексиканских властей, встречались на территории страны. Между тем у мексиканского народа ещё была свежа память о французско-английской интервенции в Мексику в конце 60-х гг. Об этом факте Н.Ортега с тревогой говорил Чичагову, который, в свою очередь, сообщал в Петербург о необходимости ускорить переговоры. Он решительно выступал против политики экономии денежных средств на открытие новых российских посольств, подчеркивая значение Мексики. В конечном итого демарши Чичагова возымели свое действие, в их поддержку выступил Шестаков. В Мексику в 1890 г. с ознакомительной миссией был направлен Розен.

Тем временем в политических кругах России все более осознавалась растущая роль Мексики в Западном полушарии. Об этом, в частности, говорил и министр иностранных дел Н.Гирс.

Тем временем в 1890 г. Розен знакомился с Мексикой, ее политическими деятелями. Особенно важным в этом плане было его знакомство с президентом Порфирио Диасом. Два месяца тогда пробыл Розен в стране. Итоги этой поездки он резюмировал следующим образом: "Я пришел к выводу в пользу учреждения постоянного дипломатического представительства России", мотивируя это решение тем, что, по его мнению, Мексика была одной "из наиболее преуспевающих, наиболее важных и прочно утвердившихся испано-американских республик". (7) 

Все это привело к окончательному решению, и 1890-1891 гг. стали годами оформления этих отношений. 11 декабря 1890 г. приказом по МИД России посланником в Мексику был назначен Р.Р. Розен (от этой даты и надо вести отсчет дипломатических отношений между двумя странами). 14 января 1891 г. посланником Мексики в Россию был утвержден Педро Ринкон Гальярдо – политический деятель, генерал, бывший губернатор федерального штата Мехико.

Россию в Мексике представил более чем достойный дипломат. Розен родился в 1847 г., окончил Императорское училище правоведения, с 25 лет работал в МИД, консулом в Японии, Нью-Йорке,  после Мексики с 1895 г. был послом России в США, а затем являлся членом Гос. совета, умер он в эмиграции в США в 1922 г. Таким образом, в Мексику был направлен один из весьма опытных и компетентных дипломатов, достойно представлявших Россию.

Приехав в Мексику в июне 1891 г., он из-за болезни смог вручить верительные грамоты только 1 августа 1891 г. Его прием в Национальном дворце в Мехико прошел в торжественной обстановке при большом стечении официальных лиц и публики. Вручение грамот и последующая беседа с Диасом прошли в весьма доброжелательной обстановке, чему способствовала и предварительная встреча собеседников. Диас подчеркнул, что знакомые ему личные качества Розена будут способствовать упрочению его миссии.(8) 23 декабря 1891 г. в Петербурге Ринкон Гальярдо вручил в Гатчинском дворце верительные грамоты Александру III, Гальярдо выразил царю пожелания счастья и процветания России и заявил, что задачей его миссии является укрепить счастливо начатые отношения между двумя народами". Аналогичные пожелания выразил и Александр III с надеждой на дальнейшее расширение отношений двух стран.

Так были установлены российско-мексиканские отношения, установлены на основах равноправия, взаимного тяготения друг к другу, стремления к торговому сотрудничеству, о чем говорил Александр III.

Вскоре стали налаживаться консульские связи. Консульства России были открыты в Мехико, Веракрусе, Монтеррее и Гвадалахаре, а Мексики – в Петербурге, Москве, Риге.

Значимым шагом в том же направлении стало подписание Россией и Мексикой в 1910 г. Конвенции о торговле и мореплавании, которая, если бы не 1-ая мировая война, могла открыть благоприятные перспективы на будущее. Были сделаны первые шаги и в налаживании культурных контактов. Так, в Мексике побывали поэт К.Бальмонт, балерина А.Павлова, в стране стали известны произведения Л.Толстого, Ф.Достоевского.

Однако дальнейший ход взаимоотношений – Октябрьская революция в России и буржуазно-демократическая революция  1910-1917 г. в Мексике повлияли на обстановку. Дипломатические отношения были приостановлены. Советская Россия первой попыталась их восстановить. Направив в 1919 г. в Мексику с консульскими полномочиями видного деятеля большевистской партии М.Бородина. В Мексике проводился сбор продуктов голодающим Поволжья.

В августе 1924 г. Мексика первой из стран Латинской Америки официально признала Советский Союз и возобновила с ним дипломатические отношения. Имена первых советских полпредов в этой стране С.Пестковского и А.Коллонтай и их плодотворная деятельность получили высокую оценку в Мексике, навсегда вошли в историю советской дипломатии. В 20-е гг. в Мексике побывали выдающиеся деятели советского кино С.Эйзенштейн, науки – академик Н.Вавилов, а в СССР – знаменитые художники Мексики Д. Ривера, Д. Сикейрос, видный профсоюзный деятель Л. Толедано.

В 1930 г. не без открытого давления США мексиканская сторона приостановила дипотношения с СССР, однако обе страны сближала общность их позиций в деле республиканской Испании.

В благоприятном характере развития их довоенных отношений, дружеском характере связей обоих народов отчетливо прослеживается ставший уже реальностью фактор преемственности этих отношений независимо от характера их разных периодов. И не случайно в связи с этим, что в 1934 г. новый президент Мексики Л.Карденас предложил возобновить дипломатические отношения.

Развитие уже советско-мексиканских отношений достаточно подробно освещено в нашей научной литературе. Поэтому мы сконцентрируем свое внимание  на этапных моментах этой истории, насиная со времен 2-ой мировой войны, когда в Мексике возникло мощное движение солидарности с борьбой СССР против фашистского агрессора. В нем участвовали буквально все слои мексиканского общества, начиная от министров и губернаторов. "Быть другом Советского Союза – значит быть достойным гражданином Мексики. Быть солидарным с Красной Армией - значит быть настоящим мексиканским гражданином" – Эти слова видного политического деятеля Мексики дипломата Нарсисо Бассольса.

В результате в ноябре 1942 г. по предложению Мексики были возобновлены ее дипломатические отношения с Советским Союзом.

Советский Союз направил в Мексику одного из своих лучших дипломатов К.А. Уманского, который блестяще себя проявил за два года своей работы там.  в Мексике дали высокую оценку деятельности первых советских послов того начального периода – 20-40 гг. Вот что о них писали в Мексике: "Станислав Пестковский - революционер, писатель, человек с благородным сердцем. В его лице пролетарская дипломатия показала, как она может сочетать утонченность  и изысканность с умением по-братски обращаться к трудящимся. Пестковский оставил о себе в мексиканском народе благодарность и незабываемую память" (Рафаэль Рамос Педруэса - писатель, ученый). О Коллонтай: "Когда Коллонтай находилась во главе посольства СССР, наши отношения с ее страной были исключительно сердечными" (Портес Хиль – бывший президент Мексики). Об Уманском: "С Уманским открылась новая эра в местной дипломатической деятельности. Многие иностранные дипломаты прошли через Мексику, но те из них, которые были в то время, должны признать, что они жили в дипломатическом мире эры Уманского" (9)  (газета "Эксельсиор" 13.11. 1967)

 О том, какое уважение было оказано в Москве к первому мексиканскому послу Л.Кинтанилье, говорит прием его в 1943 г. в Кремле Сталиным. С тех пор советско, а теперь российско-мексиканские отношения развивались, не прерываясь и обогащаясь новыми плодотворными формами. Наши две страны придерживаются одних принципов в подходах к международным проблемам мира, безопасности и взаимопонимания. Традиционные дружеские связи объединяют наши народы. В практику вошли встречи и переговоры на высшем уровне, межпарламентский обмен. Недавний визит в Мексику патриарха всея Руси Кирилла вновь показал растущий характер взаимных связей обеих сторон, стремление обеих сторон обогатить их новыми формами.

Набирают силу торгово-экономические связи двух стран. Мексика вошла в тройку ведущих деловых партнеров России в Латинской Америке. В качестве одного из тому примеров скажем, что Мексикой эксплуатируются 30 российских самолетов "Суперджет". Хотя на пути делового сотрудничества есть ещё немало резервов и потенциальных направлений, например, через Тихий океан.

Между Россией и Мексикой успешно развиваются культурные контакты. Давние традиции имеют научные связи. В России давно уже сложилась научная школа мексиканистики, во главе которой стоят учены Института Латинской Америки и Всеобщей истории РАН.

Давние традиции, дружественный характер связей народов России и Мексики, их настрой на дальнейшую диверсификацию их отношений – все это является надежным залогом их прочного будущего.

Просмотров статьи:

143

Автор статьи:

Александр Иванович Сизоненко
  1. Россия и Мексика в первой половине XIX в. (Советско-мексиканский сборник документов), М., 1989, с. 44.
  2. Там же, с.50
  3. AREM (Архив внешней политики Мексики), L-E-2078
  4. Россия и Мексика в первой половине XIX в., с. 74
  5. Архив внешней политики России. ф. Канцелярия, 1835, д. 74, л.л. 8-9.
  6. Cardenas Hector. Las relaciones mexicano-sovieticas. Autecedentes y primeros contactos diplomaticas, Mexico, 1974, p. 33
  7. Baron Rosen. Forty years of diplomacy, New York, 1922, p. 85
  8. Diario official. Mexico, 1.VIII 1891.
  9. Excelsior (Mexico), 13.XI.1967

Поделиться в социальных сетях: