Институт Национальной Памяти

Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Ржев, Саранск, Ижевск

 

Институт
Национальной
Памяти

Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Ржев, Саранск, Ижевск

  • Главная
  • Новости
  • Памятные даты
  • Владимир Владимирович Штоль освещает достаточно понятным языком политические процессы, которые происходят в современном мире

Владимир Владимирович Штоль освещает достаточно понятным языком политические процессы, которые происходят в современном мире

Книги и статьи В.В. Штоля – важное подспорье для будущих дипломатов, политологов, представителей исторического сообщества, государственных служащих. Именно в них на базе широчайшего документального материала рассматриваются важнейшие вопросы международных отношений, столь актуальных для России.

В.В. Штоль в своих исследованиях анализирует роль и место НАТО в системе институтов, ответственных за формирование «Нового мирового порядка», вскрывает особенности происходящей трансформации альянса и совершенствования его оперативного потенциала с учетом предложений по новой Стратегической концепции, содержащихся в докладе группы экспертов "НАТО 2020: обеспеченная безопасность, динамичное вмешательство". Он скрупулезно изучил факты участия НАТО в миротворческих процессах, основы взаимодействия альянса с Европейским союзом, Российской Федерацией, со странами и межгосударственными структурами на постсоветском пространстве. Автор рассуждает и о теории заговора и важности таких организаций как: Римский клуб, Бильдербергский клуб, Совет по международным отношениям и т.д. Им прослежено влияние силовой составляющей на международные политические процессы.

Из работ В.В. Штоля:

«В настоящее время наблюдаются попытки реванша за все явные и мнимые обиды прошлого как такового…»

Для Российской Федерации как крупнейшего государства на постсоветской территории геополитически важны все направления: запад, восток, юг, север. А для оценки возможности выстраивания отношений с постсоветскими странами, с учетом внешнеполитических факторов, необходима оценка антирусского потенциала в них. После распада СССР на территорию любого вновь образованного государства и на гражданство в нем претендовала в первую очередь титульная этническая группа или этническое на данный момент большинство, а в ряде случаев просто очень агрессивное национальное меньшинство по сравнению с русским и русскоязычным населением. Именно этим определяется антирусский и националистический потенциалы, отношение к периоду в своей истории в составе Российской империи/СССР и, как следствие – к Российской Федерации. Итак, западное направление – Прибалтика. Национализм в Прибалтике имеет чисто этническое лицо. Политическими элитами Эстонии и Латвии был выбран проект национального светского государства. В этом проявилось нечто бессознательное, что копилось десятилетиями и столетиями, – неудовлетворенное этнонациональное чувство прибалтийских народов. В настоящее время наблюдаются попытки реванша за все явные и мнимые обиды прошлого как такового. Отсутствие государственности как одного из важнейших идентификационных ориентиров национальной безопасности, а также периферийное положение в европейской культурной системе сформировало у прибалтийских народов ряд комплексов. Особенно это проявляется у представителей эстонской и латышской этнокультур. Литовцы, имеющие длительную традицию собственной государственности, значительно увереннее чувствуют себя в процессах этнической самоидентификации. Первоначально основой национального самоутверждения в Прибалтийских странах стала критика советского прошлого. Она началась еще в 80-е годы прошлого века. В постсоветский период представители прибалтийских общин не могли удержаться от проявлений русофобии, характерной для западной культуры в целом, особенно для стран, соприкасающихся с Россией и русскими. Но главным было не это, а то, что элиты Прибалтики стремились создать себе моральное оправдание для принятия фактически репрессивных мер по отношению к русскому и русскоязычному населению и осуществить исторический реванш за русско-советское прошлое. При этом прибалты добровольно взяли на себя миссию «защиты западной демократии» от современной России, что было необходимо им как для собственного самоутверждения, так и для демонстрации возвращения себе европейской идентичности...

«В Приднестровско-Прикарпатском регионе оформилось несколько этнополитических центров…»

…Второе направление – юго-западное, или приднестровско-прикарпатское. Это территория современной Молдавии, западных районов Одесской и южных прикарпатских областей Украины. Приднестровско-Прикарпатский регион по своим характеристикам представляет собой культуру четко выраженного синтезированного типа, так как преобладающие здесь романские этнические группы имеют в своей культуре значительный славянский элемент. Все этнические группы пользуются русским языком как средством межэтнического общения и выхода в мировое информационное пространство. Славянское и русскоязычное население сосредоточено в восточной части территории и геополитически ориентировано на Евразию, ибо эти территории формировались непосредственно под эгидой Российской империи/CCCР. Ориентиром молдавской идентичности является исторический факт существования Молдавского княжества, т.е. наличия в прошлом своей государственности. Другая часть романоговорящего населения идентифицирует себя с Румынией. Для этих двух групп населения важное значение имеет и существование с конца XIX в. объединенного румынского государства, когда в результате действия внешних сил (европейских держав, в том числе и России) молдаванами была утрачена роль творца своей собственной национальной судьбы. Возникновение самостоятельного румынского государства на Балканах в XIX в. создало определенную иерархию в отношениях двух романских групп. Румыны заняли высшее место, так как имели свое государство. Молдаване, включенные в состав Российской империи, еще больше закрепили за собой статус периферии романской лингвистической общности. В составе Российской империи Молдавия была глухой провинцией. Таким образом, в конце XIX – начале XX в. можно говорить уже о двойной периферийности. В Приднестровско-Прикарпатской зоне конфликтная ситуация начала вызревать еще в период перестройки, когда в Молдавской ССР было принято решение о переходе с одной системы молдавской письменности на другую – с кириллицы на латиницу. Это вывело из равновесия этнополитическую ситуацию, существовавшую в советский период. Открытое противостояние больших групп населения началось при принятии парламентом уже суверенной Молдавии законов в национально-языковой сфере. Причем линия противостояния была четко привязана к территориям. Так, в районе левого берега Днестра большинство населения выступало за сохранение прежнего официального двуязычия и кириллицы в молдавской письменности. Действовал и фактор разнонаправленной социально-политической ориентации населения, а именно поддержка или не поддержка молдавской независимости. Так, население Приднестровья в своей основной массе ориентировалось на Россию и надеялось на ее поддержку в отстаивании своих интересов и ценностей, выступало за сохранение СССР. Молдаване, имея незначительное численное превосходство, претендовали на государствообразующую нацию, что в общем-то не давало им преимуществ и права в одностороннем порядке решать вопросы развития независимой Молдавии с переводом других групп населения в разряд этнических меньшинств. При этом численный состав русских давал им основание участвовать в решении своего статуса и вопросов развития своей культуры.

В результате этого и возникли противоречия этнического характера, а так как в Молдавии существовали значительные территории с компактно проживающим не только русскоязычным населением, но и гагаузов, то в Приднестровско-Прикарпатском регионе оформилось несколько этнополитических центров. Одним стал Кишинев, представляющий интересы романо-молдавских элитных групп и претендующий на легитимность власти и одновременно на монополию в государственном строительстве. Другим центром стал Тирасполь. Он защищал интересы индустриальных районов Приднестровья и русскоязычных групп населения. Первоначально речь шла о его особом автономном статусе. Однако совместные действия элиты Кишинева, настаивавшей на унитарной доктрине молдавского независимого государства и не соглашавшейся на переговоры по вопросу об автономии, и экстремистски румыноориентированных радикалов привели к тому, что Тирасполь поставил вопрос о своей государственной независимости. Был и третий центр. Это район Комрата, который сделал заявку на представление интересов компактно проживающих здесь гагаузов. Степень накала конфликта с Кишиневом была значительно меньше, чем с Тирасполем, так как на последнем концентрировалось все внимание центральной власти. В результате в Прикарпатско-Приднестровской зоне сложилась совершенно особая ситуация в евразийском пространстве: компактно проживающее русскоязычное население сохранило контроль над политическим процессом на своей территории и создало достаточно авторитетные структуры самоорганизации, провозгласившие независимую Приднестровскую республику. В Прикарпатско-Приднестровском регионе особенно ощутимо проявлялось действие внешнего фактора. В данном случае – политических процессов, происходящих в Румынии, где антироссийские настроения зачастую принимали открытые и резкие формы, причем тональность задавали организации, единственной целью которых является «воссоединение» румынских земель, т.е. присоединение Молдавии к Румынии...

«После распада СССР определенные круги в Белоруссии пытались играть на антисоветских, антирусских настроениях, но не слишком в этом преуспели…»

…Третье направление – запад и юго- запад. После распада СССР определенные круги в Белоруссии пытались играть на антисоветских, антирусских настроениях, но не слишком в этом преуспели. С 1995 г. Россия и Белоруссия создали интеграционное объединение – Союзное государство. Продвижение по пути интеграции хоть медленно, но идет, часто выражаясь в иных формах, например, Таможенный союз и Единое экономическое пространство. Аналитики, рассматривая ситуацию в Минске и делая достаточно много замечаний по поводу либерализации экономики и других «демократических» ценностей, в большинстве своем говорят о стабильности в стране. Это находит подтверждение и в том, что сейчас очень редко можно встретить в России отдельных людей, приехавших индивидуально на заработки, только фирмы; а белорусские товары отличаются, как правило, высоким качеством. И, конечно, даже в периоды острых переговоров по газу ни о каких антироссийских высказываниях в Минске речь не идет.

«Российская Федерация должна очень жестко отстаивать свой международный авторитет…»

…Для работы России на постсоветском пространстве можно сформулировать следующие рекомендации 1. СНГ – действующая организация, но, как каждая давно существующая структура, нуждается в обновлении, уточнении целей и задач, совершенствовании структуры и т. п. 2. России как наиболее влиятельному члену организации необходимо очень внимательно анализировать ситуацию не только в СНГ, но и на всем постсоветском пространстве с учетом геополитических интересов как приграничных стран, так и Запада. 3. Российская Федерация должна очень жестко отстаивать свой международный авторитет как политико- дипломатическими, международно-правовыми методами, так и используя «мягкую силу» – гуманитарную сферу (культура, образование, в частности -расширение преподавания русского языка за рубежом) …

Просмотров статьи:

109